За последние недели Россия перебросила к границе с Украиной более 100 000 солдат. Опасаясь нападения, украинское правительство обратилось за помощью к Европе и США. Представитель Кремля утверждает, что Россия никому не угрожает, но ее вторжение в Крым в 2014 году и непрекращающаяся материальная поддержка повстанцев-сепаратистов в Донбассе (при полном отрицании обоих фактов) заставили европейских и американских чиновников насторожиться.

Глава ЕС Урсула фон дер Ляйен утверждает, что ЕС и США «полностью поддерживают территориальную целостность Украины». Стороны во всеуслышание обсуждают ответные меры, если Россия пересечет границу, — в основном санкции. Госсекретарь США Энтони Блинкен назвал российское вторжение России «серьезной ошибкой», сообщается также, что в поддержку Киева США отправили Украине около 80 тонн боеприпасов.

Что же задумал Владимир Путин? За последние годы президент России полностью перешел на антизападную риторику и действия в стиле холодной войны, — отчасти чтобы укрепить свой падающий рейтинг. Октябрьский опрос московского «Левада-центра»* показал, что доверие россиян к Путину упало до 53% — это самый низкий уровень с 2012 года. История учит: если что, всегда можно затеять драку с Украиной.

Сам Путин утверждает, что российские войска лишь отвечают на провокации Запада в Черном море, где НАТО недавно провела необъявленные военные учения. И недоумевает, почему Россия должна игнорировать враждебное присутствие американских и европейских военных кораблей и истребителей так близко от своего побережья? Не исключено и то, что Путин таким образом предостерегает президента Украины Владимира Зеленского от попыток повысить собственный падающий рейтинг военной агрессией против повстанцев Донбасса в ближайшие месяцы.

Однако, несмотря на все это, российское вторжение на Украину остается маловероятным. Семь лет назад, когда Путин в ответ на политические волнения в Киеве, приведшие к бегству пророссийского президента, захватил Крым, его войска вошли в единственную часть Украины, где большинство граждан составляют этнические русские. Это гарантировало в основном дружеский прием. В то же время на стороне Кремля был элемент неожиданности. Последующая российская поддержка украинских сепаратистов Донбасса тоже развернулась в основном на дружественной территории. Однако своей агрессией Путин навеки отравил отношение к Москве десятков миллионов украинцев.

Вот почему новое наступление на территорию Украины обойдется России чрезвычайно дорого. Украине не одолеть Россию на земле, и НАТО не будет вести боевых действий, но тяжелые потери России и финансовые затраты на удержание враждебной территории слишком велики с политической точки зрения, — да и президент России уже не так популярен, как прежде. Другой опрос «Левада-центра»* показал, что, хотя россияне и склонны в проблемах на Украине винить Запад, они не считают, что «полномасштабная война» с Украиной как-то укрепит внутреннее положение Путина. Все это говорит о том, что Украина не в том положении, чтобы игнорировать внезапное расширение российского военного присутствия вдоль ее границы, а официальные лица США и Европы хорошо знают, что недостаточно решительное заявление об их поддержке [Украины] грозит повысить вероятность враждебных действий России. Риск войны остается низким, но никто не расслабится до тех пор, пока российские солдаты не отступят.

____________________________________________

* включён в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции «иностранного агента» — Прим. ИноСМИ

 

Иан Бреммер — колумнист журнала «Тайм» по вопросам международных отношений. Президент консалтинговой компании по вопросам политических рисков Eurasia Group и компании GZERO Media. Преподает прикладную геополитику в Школе международных и общественных отношений Колумбийского университета. Его последняя книга называется «Мы против них: провал глобализма» (Us vs. Them: The Failure of Globalism).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.