Интервью с политологом, сотрудником Лодзинского Университета Пшемыславом Журавским вель Граевским (Przemysław Żurawski vel Grajewski).

wPolityce: Новый австрийский канцлер Карл Нехаммер (Karl Nehammer) заявил в интервью газете «Вельт», что «Северный поток — 2» — «это важный проект, который дает Европейскому союзу безопасность энергообеспечения». При этом он выразил надежду, что газопровод в скором времени начнет работать. Не следует ли оценивать это высказывание в контексте операции, нацеленной на то, чтобы он получил все необходимые разрешения и был запущен?

Пшемыслав Журавский вель Граевский: С точки зрения содержательной ценности его оценивать точно не приходится, поскольку ее там нет. Не нужно быть экспертом, чтобы понимать, что «Северный поток — 2» не дает безопасности Евросоюзу, а угрожает ей. Причем речь идет об угрозах всей Европе, и это мы сейчас наблюдаем. Лучшим доказательством служат действия «Газпрома», который не наполнил перед зимой газохранилища, стремясь получить инструмент давления. При этом самое мирное объяснение причин стягивания российских войск к границе Украины как раз сводится к тому, что россияне, угрожая войной, хотят добиться сертификации газопровода. Вот факты, говорящие о том, способствует ли он укреплению безопасности в Европе. Ответ очевиден.

Я не знаю, какие у нового канцлера личные связи, но напомню, что двое его предшественников нашли работу в российских государственных компаниях. Россия активно подкупает европейских и прежде всего австрийских (ведь два канцлера — это серьезно) политиков. Следовало бы изучить, не идет ли речь о чем-то таком и сейчас. В любом случае, такой сценарий нельзя исключить. Добавлю, что предыдущий министр иностранных дел Австрии, которая прославилась тем, что пригласила Путина на свою свадьбу, тоже работает в российской компании, в совете директоров. Так что австрийские рассуждения на тему характера бизнеса с Россией звучат исключительно неубедительно, а подозрения в наличии российских влияний и людей, которые им подвержены, подкрепляются событиями прошлого.

— Канцлер Нехаммер также сказал, что «не стоит увязывать ситуацию с газопроводом „Северный поток 2" с политикой России в отношении Украины». На самом ли деле это так? Представляется, что одна из основных причин, по которой российские войска еще не пересекли украинскую границу, состоит в том, что не завершился процесс сертификации газопровода.

— Мы этого не знаем. Украинская разведка называет самым вероятным моментом нанесения удара конец января — начало февраля, так что еще есть время. Однако одна из наиболее популярных гипотез гласит, что при помощи военного шантажа Россия старается добиться именно сертификации. Это одна из самых мирных версий, но существуют также гораздо более драматичные и, возможно, более правдоподобные. Посмотрим.

— «Северный поток — 2» — это газопровод, который в случае войны с Украиной позволит россиянам свободно поставлять газ в Европу, не рискуя лишиться путей поставок голубого топлива, если находящаяся на украинской территории инфраструктура будет уничтожена.

— Именно так. Сейчас мы имеем ситуацию, когда в физическом плане газопровод уже существует, но для ввода в эксплуатацию необходима еще юридическая сертификация. Военные события могут подтолкнуть к его запуску. Если россияне вторгнутся на Украину, а в результате боевых действий пострадает газотранспортная инфраструктура, Германия и Россия, разумеется, получат хороший аргумент, подкрепляющий их тезис о том, что или процесс сертификации будет завершен (не важно, как это назовут, временным или экстренным разрешением), или Европа, в первую очередь немцы и их клиенты, которым идут поставки из немецких сетей, лишатся российского газа. В этом смысле мы видим шаг к войне. Создание ситуации, в которой Россия, вторгшись на Украину, не утратит доходы от экспорта газа, поскольку сможет заменить разрушенный украинский маршрут «Северным потоком — 2», который она вынудит запустить, это вполне реальный политический проект, и ответственность за то, что может произойти, лежит на Берлине и Москве.

— Благодарю за беседу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.