На первый взгляд она довольно последовательно пытается придать немецкой внешней политике как минимум новый оттенок, «изюминку». Этот еще формируемый нюанс представляет из себя некую смесь из обходительности и последовательности. Уже в коалиционном договоре подчеркивается необходимость сотрудничества. Члены коалиционного правительства обещают «проводить внешнюю политику, а также политику в области безопасности и развития на основе европейских ценностей и во все большей степени в интересах Европы». Однако желание укреплять собственные ценности и стремление углублять взаимопонимание с международными партнерами легко могут вступить в противоречие друг с другом.

Это стало ясно уже в первые дни после вступления нового министра иностранных дел в должность. Вначале это проявилось в Польше, третьей иностранной столице, в которой побывала Бербок после Парижа и Брюсселя. Вместо традиционного приветствия Бербок пришлось выслушать от своего коллеги Збигнева Рау почти 20-минутное перечисление критических замечаний и претензий Польши, вплоть до требования компенсации за ущерб, причинённый стране во время Второй мировой войны. Затем во время встречи министров стран G7 в Ливерпуле Бербок должны была выразить свое отношение к концентрации российских войск у украинской границы. Нужно было реагировать на пламенную риторику британского правительства, которое взяло на себя председательство на встрече.

Как в Ливерпуле, так и в Брюсселе Анналене Бербок постоянно задавали вопрос об ее отношении к политическому бойкоту зимних Олимпийских игр в Китае. И здесь она отвечала адекватно: мол, для бойкота необходима единая европейская позиция, а она знает, насколько трудно такую позицию выработать. Но в целом создавалось впечатление, что в эти первые дни, лавируя между необходимостью проявлять то твердость, то обходительность, она несколько чаще отдавала предпочтение последней. Страны «Большой семерки» грозят России последствиями, но они поддерживают и попытки решить проблемы путем переговоров в нормандском формате, то есть при активной роли Бербок и ее французского коллеги Жана-Ива Ле Дриана. Похоже, что как минимум сейчас попытка наладить диалог с Россией для нового министра иностранных дел важнее, чем выдвижение все более конкретных угроз.

Похожая ситуация и в её отношении к Китаю. Бербок говорит сейчас, что хочет «сотрудничества с Китаем на честных условиях и «при соблюдении прав человека». И далее: «Мы можем сотрудничать на международной арене, если будем работать не против других». Она говорит, что по ситуации с правами человека в Китае «мы уже высказывались». Скорее всего под «мы» Бербок имеет в виду немецкую партию Зеленых.

Такова реальность. Ее трудно примирить с программой партии, тоже достаточно жесткой, но на одной жесткости в реальной жизни далеко не уедешь. Именно в отношениях с Китаем у Германии могут быть вполне прагматические причины для того, чтобы сохранять открытыми каналы для переговоров. Особенно если есть стремление проводить климатическую внешнюю политику, провозглашенную Бербок. Ведь в борьбе с изменениями климата без Китайской Народной Республики не обойтись. А министр, который не хочет постоянно заниматься внешней политикой на грани военной конфронтации, — такой министр должен хотя бы попытаться поговорить с Путиным.

Все это — принципиальные вызовы все более взаимосвязанной современной внешней политики. То, как Ангела Меркель ею занималась, сделало ее центральной фигурой в отношениях с Россией. А вот в своей китайской политике фрау-канцлерин проявляла мягкотелость: она акцентировала факторы, которые ставили под сомнение способность Европы постоять за себя в отношениях с Китаем. Плюс от Пекина практически ничего не требовалось в области соблюдения прав человека. Работу Бербок в конечном итоге будут оценивать по тому, найдет ли она действительно новый баланс между обходительностью и последовательностью, между необходимостью диалога с оппонентами и принципиальностью. Этот компромисс в идеале должен дать возможность как для углубления сотрудничества, так и для укрепления европейских ценностей. Это более чем амбициозная цель. Но именно она была провозглашена.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.