Еще пятого февраля 1997 года Джордж Кеннан, американский дипломат и автор нескольких концепций времен холодной войны, в том числе идеи «сдерживания» Советского Союза, пророчески предупредил Америку на страницах «Нью-Йорк таймс» об опасности политики расширения НАТО: «Расширение НАТО станет самой фатальной ошибкой американской политики за весь период после окончания холодной войны… Можно ожидать, что это решение усилит националистические, антизападные и милитаристские тенденции в российском общественном пространстве и негативно повлияет на развитие демократии в России, возродит атмосферу холодной войны в отношениях между Востоком и Западом и направит российскую внешнюю политику в направлении, которое нам совсем не понравится».

Вопреки Кеннану

Недавно все карты в отношениях России и Запада были «выложены на стол». Правда, в большей степени, пожалуй, тут следует говорить о России и США, так как «остальной» Запад будет вести себя в отношении Москвы именно таким образом, как от этого «остального» Запада потребует Вашингтон. Теперь мир вошел в редкую фазу ожидания и неопределенности.

Все взгляды прикованы к предстоящим американо-российским переговорам, почти ультимативно инициированным Москвой, которая своими действиями вызвала обеспокоенность в западных столицах, выставив жестко сформулированные требования о гарантиях безопасности. Их озвучил лично президент Владимир Путин. А все хорошо знают, что он не бросает слов на ветер и что за его словами всегда стоят дела, в данном случае конкретные шаги по остановке расширения НАТО.

Сейчас на Западе ищут способ ответить Москве так, чтобы она осталась довольна, а западные политики сохранили лицо. То есть не выглядели бы в глазах своей и международной общественности слабаками, которые пошли на уступки России. К опасности потери лица западные политики подвели себя сами: любую гибкость в отношении России они объявляли «предательством наших западных идеалов и ценностей», о которых они так любят рассуждать. Под западными ценностями я имею в виду лозунги о борьбе за демократию, права человека и так далее.

Но как оставить Москву довольной, сохранив при этом лицо? Ответ Запада все еще четко не сформулирован. Что еще опаснее, у Запада нет единства в этом вопросе. Одни, неразумные, выступают за резкую отповедь и новые превентивные санкции против России, в том числе так называемые превентивные — то есть вводимые заранее, вне зависимости от того, нападет Россия на Украину на самом деле или нет. В основном за превентивные санкции выступают представители восточного крыла Европейского Союза под предводительством Польши. За более жесткий подход к России высказываются и те круги в США, которые сегодня пытаются оппонировать администрации Байдена внутри Конгресса. Они считают, что Путин блефует и что после того, как ему «покажут зубы», он убежит, поджав хвост. Другие круги в США и ЕС выступают за более рациональный и трезвый подход к России, поддерживая идею формального согласия на будущие переговоры с Москвой. Это позволило бы выиграть время, необходимое для того, чтобы США сформулировали официальную позицию по российской инициативе.

Столтенберг призывает Россию к переговорам

Этот подход представляется более разумным, поскольку он нацелен на то, чтобы выиграть время. Правда, у Москвы времени нет, так что она торопит партнеров. И Москва раздражается, обвиняя Запад в «забалтывании» переговоров, которое проявилось еще в декабре, когда Столтенберг призвал НАТО провести саммит теперь уже несуществующего Совета Россия — НАТО 12 февраля. Этот совет формально существовал до первого ноября 2021 года, однако реально он перестал работать по решению НАТО в ответ на российскую вооруженную интервенцию в Грузии в 2008 году.

Возникает парадоксальная ситуация: в НАТО осознают необходимость переговоров с Москвой, но на самом деле не знают, о чем с ней разговаривать. Этот парадокс подчеркивается заявлением Столтенберга о том, что НАТО не намерена обсуждать российские требования, касающиеся прекращения дальнейшего расширения НАТО на восток, поскольку это несовместимо с принципами альянса. Звучит грозно, но всем ясно, что это лишь слова, ведь в противном случае переговоры просто не имели бы смысла. Уверенность в выполнимости своих планов проявили в российском Министерстве иностранных дел (МИД РФ), отвечая на призыв НАТО к встрече. В МИДе заявили, что переговоры с НАТО обязательно состоятся и что Россия добьется того, чтобы в этих переговорах приняли участие высокопоставленные военные руководители Запада. Но самое важное сказала представитель МИДа Мария Захарова. Она напомнила всем, кто еще не понял: есть четко сформулированное российское требование, направленных НАТО и США, а именно требование остановки расширения НАТО на восток. Это такое требование, от которого Москва не отступится.

Новая геополитическая реальность

И еще кое-что крайне важное. На прошлой неделе Китай откровенно поддержал Россию с ее требованиями гарантий безопасности. Ясно, что эти две страны пытаются установить «правила игры» для дальнейшей экспансии НАТО. И Россия, и Китай хотят обозначить четкие границы, которые альянс не сможет переступить. Китай хорошо понимает, что завтра в состав НАТО могут войти и среднеазиатские государства, а это значит, что альянс выйдет к западным китайским границам. Для Китая это совершенно неприемлемо. Иными словами, вопрос расширения НАТО превращается из камня преткновения между Россией и Западом в мировую проблему, в решении которой Китай требует учета своих интересов.

Итак, большая геополитическая шахматная партия между США, Россией и Китаем входит в свою заключительную фазу, после которой начнется новая геополитическая реальность. Мы подошли к моменту, когда почти покончено с недомолвками и взаимным обманом, то есть пришло время для принятия конкретных решений. Думаю, не ошибусь, если скажу следующее: по сути Путин ясно и четко заявил, что если НАТО сам не удалится от российских границ, то Россия ему «поможет», и для этого у нее есть достаточно сил и решимости. При этом Путин оставил шанс политике. Возможно, лучше всего он сформулировал это, выступая на ежегодной пресс-конференции на прошлой неделе, с только ему свойственной долей юмора. Путин, комментируя эту тему, сказал, что «Дед Мороз исполняет желания и дарит подарки только хорошим девочкам и мальчикам». Нетрудно понять, кого Путин подразумевает в роли Деда Мороза, а кто те самые мальчики и девочки, которым надо улучшить свое поведение. Несомненно, Путин своим ультиматумом насчет переговоров Путин подпортил Вашингтону и Рождество и Новый год.

Предполагаю, что вместо того чтобы праздновать и отдыхать, вашингтонские стратеги, но, прежде всего, психологи сейчас лихорадочно пытаются проникнуть в «голову» Путина, разбирают язык его тела и бог еще знает что, желая понять, насколько далеко он на самом деле готов зайти. А может, он просто блефует, чтобы обеспечить равноправную переговорную позицию России? Или он полон решимости начать военную операцию, если его основные требования не будут выполнены? Запад ни в коем случае не хочет войны. Конечно, не хочет ее и Россия, но ее государственное руководство уже давно твердит: отступать некуда, так как НАТО уже у границ РФ.

«Геостратегическая аномалия»

Я назвал бы это «геостратегической аномалией». После десятилетий стратегической обороны и поисков ответов на шаги Запада Россия неожиданно перешла в стратегическое наступление и заставила Запада искать решения в ответ на ее шаги. Для Запада это, конечно, неудобное положение. Прежде всего, ввиду его выше упомянутых «вечных принципов», за которыми, разумеется, стоят не более чем экономические интересы и желание сохранить глобальное доминирование.

Почему это сейчас неудобно для Запада? Потому что любой возможный договор с Россией (а он неминуем, если Запад не хочет войны) будет означать отказ по крайней мере от одного из декларируемых принципов Запада. На практике это означает: от обещаний, данных некоторым странам на востоке Европы насчет безоговорочной защиты и прав на их собственный выбор, мало что останется.

Иными словами, Запад пал жертвой собственной политики, основанной на мании величия. Ему не хватило распада СССР и Варшавского договора, то есть победы в холодной войне, и очень скоро уже побежденную Россию он превратил своего нового главного врага, расширив свою военную деятельность там, где, по крайней мере на словах, он обещал этого не делать.

Стратегия окружения врагами

Это, возможно, лучшим образом, подтверждает следующая статья из американского издания American Thinker.

В ней говорится, что после распада Советского Союза и Варшавского договора НАТО нарушил устный договор, заключенный между Госсекретарем Джеймсом Бейкером и министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе, и начал масштабное расширение на восток.

С точки зрения Москвы, это расширение можно толковать как стратегию окружения России врагами в лице ее соседей. На фоне экономической и военной слабости страны этот процесс продолжался безостановочно. После объединения Германии НАТО расширился с 16 до 28 стран, как говорится в статье.

Еще пятого февраля 1997 года Джордж Кеннан, американский дипломат и автор нескольких концепций времен холодной войны и курса «сдерживания», пророчески предупредил Америку на страницах «Нью-Йорк таймс» об опасности такой политики.

«Расширение НАТО станет самой фатальной ошибкой американской политики за весь период после окончания холодной войны… Можно ожидать, что это решение усилит националистические, антизападные и милитаристские тенденции в российском общественном пространстве и негативно повлияет на развитие демократии в России, возродит атмосферу холодной войны в отношениях между Востоком и Западом и направит российскую внешнюю политику в направлении, которое нам совсем не понравится».

«Байден уже бросил Украину»

Нынешние события — следствие той «самой фатальной» ошибки, как сказано далее в статье. Там подчеркивается, что современная Россия положит конец этому и что Путин провел красную черту на Украине.

«Он совершенно ясно дал понять, что не позволит Киеву вступить в НАТО. Для мирного решения этого вопроса он предложил президенту Байдену дать России гарантии того, что Украина не вступит в военный альянс. Но Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг отверг эту идею и подтвердил право альянса принимать в свои ряды новые страны. Если ситуация не поменяется, у Москвы не останется иного выхода, как только вторгнуться на Украину. Москве это вторжение не грозит особыми рисками: ни военными, ни политическими, ни экономическими», — говорится в статье.

И тут же добавляется, что «в военном смысле президент Байден уже бросил Украину под поезд, исключив военную интервенцию НАТО».

После того как российские танки «за один день дойдут до Киева», как пишет это издание о том, что может произойти в случае войны, «эти события вызовут большую политическую шумиху и осуждение, но особых протестов не предвидится». Далее проводится сравнение с российской аннексией Крыма. Тогда Россию исключили из Большой восьмерки и отстранили от работы в Совете Европы.

Крым стоит «восьмерки»

«Эти „решительные" меры не стоили и крупинки песка с крымских пляжей», — говорится в статье.

Почему история с Крымом ничему не научила Запад? СМИ пишут, что даже в случае общего согласия на новые антироссийские санкции западные демократии по прошествии семи с половиной лет должны бы понять, что подобные меры не работают. Москва рассматривает украинскую ситуацию как геополитический вопрос и при том чрезвычайно важный. «Поэтому Москва не отступится, даже если санкции будут действовать в ближайшие сто лет», — говорится далее.

Другого результата можно было бы достичь, если бы Байден и ему подобные последовали совету Наполеона и попытались понять российскую внешнюю политику: «Познавать географию страны — значит познавать ее политику», — написал Бонапарт.

Пока Америка и ее союзники по НАТО размышляют, как бы наказать Россию, вместо того, чтобы попытаться решить проблему, которую сами же создали, вторжение выглядит России в сопредельные государства выглядит все более неизбежным, пишет независимое американское издание American Thinker. «Если это произойдет, то Украина перестанет быть унитарным государством. Русские ее разделят на три отдельные страны: восточную, центральную и западную. Для Украины, которая страдает от внутренних противоречий, в этом не будет ничего противоестественного, но ее судьба станет сигналом для бывших советских сателлитов, что НАТО не спасение, а лишь тяжелая ноша».

Здесь важно отметить следующее. Один из авторов этой статьи — Александр Марковский, старший научный сотрудник лондонского Центра политических исследований (филиал в Нью-Йорке, CPR). Он изучает национальную безопасность, энергетику, риски и другие опросы политики. То есть это не тот человек, который поверхностно рассуждал бы на серьезные геополитические темы. Это профессионал, который знает, что говорит, и не боится громко озвучивать свое мнение. Вообще, как я уже сам давно говорил, сейчас не время для недомолвок, сокрытия правды и приукрашиваний. Ситуация, по-видимому, перезрела, потому что ее слишком долго скрывала медиа-завеса. СМИ сосредоточились на пандемии коронавируса, но на ее фоне разворачиваются драматичные события. «Парализованную» коронавирусом общественность будет легче поставить перед свершившимся фактом, каким бы он ни был. По крайней мере так думают те, кто за всем этим стоит.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.