На закрытой встрече с римскими епископами, состоявшейся несколько дней назад, Франциск рассказывал о десяти годах своего «смятения» до 1992 года.


Ватикан. Папа рассказывает, что пережил «период большого разочарования, мрачный период». «Я считал, — продолжает он, — что моя жизнь подошла к концу», потому что «да, я был духовником, но меня охватил дух поражения». И еще: «Я много молился в этот период, но был сух, как дерево», потому что «верил, что полнота моего призвания состоит в том, чтобы что-то делать». Однако «я не оставил молитвы, и это помогло мне».


Папа Франциск не боится говорить о себе, не скрывая даже самых личных и в то же время темных моментов своей жизни. Слова, которые он произнес спонтанно, встречаясь на прошлой неделе с римскими священниками в Соборе Святого Иоанна Крестителя на Латеранском холме, — это на самом деле самая сокровенная часть его жизни, они в простой форме рассказывают о периоде своего рода затмения, которое пришлось пережить будущему папе римскому в Аргентине с начала 1980-х до 1992 года, когда Иоанн Павел II назначил его ауксилириарием Буэнос-Айреса. После звонка ватиканского нунция в Аргентине Убальдо Калабрези (Ubaldo Calabresi) «передо мной открылась новая дверь», — рассказывает Франциск.


Бергольо, которому в 1981 году исполнилось 45 лет, переживает трудный переходный момент в своей жизни. Став всего в 37 лет главой аргентинской провинции ордена иезуитов, а потом ректором Колехио Максимо в Сан-Мигеле, он становится и духовником, но в этом сане не находит своего призвания. Он проводит какое-то время в Германии, чтобы дописать докторскую диссертацию по Романо Гуардини (Romano Guardini), которую он, однако, так и не защитит, а потом уезжает в Кордову, где «работает» духовным наставником и духовником церкви ордена иезуитов.


Для него это трудное, мрачное время, связанное также с непониманием внутри самого ордена. Этот период многие биографы папы римского называют «изгнанием». В эти годы Бергольо вынужден часто повторять себе: «Теперь я не знаю, что делать». Он никогда не представлял себе, что произойдет дальше: его назначили ауксилириарием, доверили целую епархию Буэнос-Айреса, а потом избрали на папский престол 13 марта 2013, ровно пять лет назад.


Действительно, как говорит сам Франциск в книге-интервью, написанной совместно с французским социологом Домиником Уолтоном (Dominique Wolton), его период волнений начинается уже в 1978 году — это «полуденный демон», как называют в Аргентине кризис среднего возраста. С ним он справился благодаря женщине-психоаналитику, которая ему очень помогла. Однако создается впечатление, что он столкнулся с чем-то более серьезным, и этот кризис призвания ему удается разрешить исключительно благодаря молитве, в частности благодаря общению «лицом к лицу с Господом, разговорам, беседам и диалогам с Ним».


Мрачный период случается у многих верующих мужчин и женщин, это «заноза во плоти», как говорит святой Павел. Об этом пишет Иоанн Креста, говоря о чувствах и о духе, о моменте испытаний, страданий, сомнений, чувстве одиночества и ощущения, что Бог отвернулся от тебя. Темнота, объясняет испанский кармелит, возникает по воле Господа для того, чтобы очистить душу от невежества и освободить ее от привязанности к любви, людям и предметам, мешающей ей воспарить выше и достичь любовного единения с Ним. Такой период переживает и мать Тереза, которая в течение долгого времени ощущает себя «брошенной Господом». Она улыбается всем, но в глубине души у нее — один мрак.


Бергольо не говорит, будто испытывал ощущение брошенности Богом. Однако его смятение реально. Он признается римским священникам, что такое может случиться со многими духовными лицами: «Это трудный, но освобождающий процесс. Что прошло, то прошло». А потом «наступает новый возраст, новое развитие». И действительно, впоследствии все меняется. Иезуит, узнавший в 1978 году, находясь в машине, что на папский престол избрали Кароля Войтылу, человека, имя которого он едва может произнести, отправляется в 2013 году в Рим, убежденный, что скоро вернется. Однако все складывается иначе. Бергольо становится Франциском и остается вдали от родной Аргентины. Однако кризис времен Кордовы уже прошел. И коллегам он повторяет, что не испытывает никакой ностальгии по своей родине. Он предпочел жить в резиденции Санта Мария не в качестве отказа от роскоши апостольских апартаментов, а оттого, что эти комнаты представляются ему переходом к иному, небольшой дверцей, ведущей в огромные пространства. В Санта Марии он встречается с людьми, молится, работает, не чувствует себя одиноким. На пути нет никаких препятствий. Мрак ночи остался далеко позади.


Этапы


1. Психоанализ


В возрасте 42 лет в течение полугода каждую неделю он встречается с психоаналитиком. Он сам рассказывает об этом в книге, содержащей 12 диалогов с социологом Домиником Уолтоном. Книга называется «Политика и общество» (Politique et société), она была опубликована во Франции издательством L'Observatoire. Эти беседы, говорит Франциск, «мне очень помогли».


2. Кризис


С 1981 по 1992 год он переживает период смятения. Прожив какое-то время в Германии, он переезжает в Кордову, где становится духовным наставником и духовником Ордена иезуитов. Биографы называют этот период «изгнанием». Сам он повторял в то время: «Я не знаю, что делать».


3. Возрождение


В 1992 году звонок ватиканского нунция в Аргентине Убальдо Калабрези меняет его жизнь: «Передо мной открылась новая дверь», — рассказывает он. Калабрези сообщил ему о намерении Иоанна Павла Второго назначить его ауксилириарием Буэнос-Айреса. Впоследствии он станет архиепископом и кардиналом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.