Скандинавское сообщество поклоняющихся асам в Швеции все растет. Всего за несколько лет число участников «Северного сообщества асов» (Nordiska Asasamfundet) превысило 800, растет и более старое сообщество — «Древний обычай» (Forn Sed).


В то же время их символика используется нацистскими организациями, а их самих критикуют за национализм.


Что скажут сами верующие об этих разногласиях и во что они на самом деле верят?


«Слава Тору!»


На улице — ноль градусов, Эллинор Хёгстедт ((Ellinor Högstedt) высоко поднимает рог и возносит хвалу Тору. Она одета в черный плащ, у нее длинные светлые волосы, она топает ногами, чтобы не дать им замерзнуть, когда туманный январский день начинает погружаться во тьму.


21 человек собрались на холме в Амундсторпе в пригороде Фальчёпинга. Там есть древняя каменная ладья (древний погребальный монумент, встречающийся на территории Скандинавии и Эстонии, — прим. перев.) и место захоронения крестьян железного века. Здесь следует молиться древнескандинавским богам, а участники собрания сейчас празднуют поворот года к свету.


«Слава!»


Ответ собравшихся на возглас Эллинор Хёгстедт, поднявшей рог с напитком, эхом разносится вокруг. Затем рог переходит к следующему человеку, чтобы он тоже выпил во славу богов — асов.


На жертвенном столе лежит букет тюльпанов, гранат, на котором кто-то написал «любовь», несколько апельсинов и молот Тора. Один из участников, впервые оказавшийся на собрании сообщества, обливается медовухой, когда пытается выпить.


Когда несколько минут спустя начинается жертвоприношение, Петер Коль (Peter Kåhl), религиозный лидер сообщества, который и проводит сегодняшний ритуал, призывает собравшихся оставить все разногласия за пределами кольца.


«Ныне я объявляю мир на время жертвоприношения, и во имя Тюра мы будем хранить его, оставив все разногласия за пределами круга. Слава Тюру!» — восклицает он.


«Слава Тюру!» — отвечает собрание.


По порядку он поднимает молот Тора, который держит в руке, во славу Тора и Тюра, Фрейя и Фрейи и Одина, во славу норн, дис и духов этого места. Он направляет руку с молотом на восток, запад, север и юг и вверх, к небесам, приговаривая:


«Приветствую тебя, Нижний мир, благослови нас, защити от всякого зла. Будь с нами сегодня и наполни нас силой».


Наконец, он направляет топор в землю:


«Я приглашаю духов этого места и норн участвовать в нашей церемонии. Слава!» — восклицает он, и жертвоприношение начинается.


Языческое сообщество стремится к росту


«Для нас важно сохранять наши традиции. Мы не знаем, как много из наших традиций уже забыты навсегда. Их мы никогда не сможем вернуть, поэтому кажется таким важным следить, чтобы больше ничего не растворилось во времени, восстанавливать наши скандинавские традиции и мировоззрение».

Тор, сын Одина, один из главных асов

Стенар Суневанг (Stenar Sonevang) стоит возле каменной ладьи в Амундсторпе и рассказывает о «Северном сообществе асов» новым заинтересовавшимся, которые впервые пришли на жертвоприношение.


Языческое сообщество образовалось в 2014 году, а в 2016 было признано Камер-коллегией Швеции религиозной организацией. С того момента, по их собственным словам, их численность выросла примерно с 50 до свыше 800 членов.


«Мы создали сообщество, потому что интерес к этому был очень у многих. Множество людей сидели у себя на дачах или дома и самостоятельно проводили там, в своих садах, жертвоприношения, а какой-то организованной серьезной альтернативы у них не было», — рассказывает Стенар Суневанг.


И одна из заявленных целей «Северного сообщества асов» — это рост.


«Да, конечно. Мы хотим расти», — говорит Стенар Суневанг.


Dagens Nyheter: До каких пределов?


Стенар сердечно смеется.


«Границы никакой нет. Граница — небеса. Посмотрим. Самое большое сообщество скандинавских язычников существует в Исландии, но мы, насколько я знаю, стали вторыми по размеру всего за четыре года».


Стенар — один из организаторов сообщества, а также один из тех, кто представляет интересы сообщества во внешнем мире. Он описывает себя как искателя, который никогда не чувствовал себя своим в лоне Шведской церкви или авраамических религий, хотя его и крестили в детстве. Больше всего ему нравилось бывать в лесу и строить хижины.


Примерно то же самое говорит Хокан Юнггрен (Håkan Ljunggren), занимающий пост председателя «Северного сообщества асов», то есть самую высокую административную должность сообщества. На зимнем жертвоприношении именно он следит за тем, чтобы в роге была медовуха, а все участники знали, что им делать.


Ему о вере в асов впервые рассказал дедушка.


«Мне хотелось избежать влияния христианства, оно мне никогда не было близко», — говорит он, убирая с жертвенного стола после жертвоприношения.


На странице сообщества в «Фейсбуке» он описывает себя как человека, который, когда не водит грузовик, в первую очередь любит читать и писать. Но сейчас он тратит много времени на то, чтобы сообщество не стояло на месте, чтобы оно росло, а это не всегда легко.


«В особенности в последнее время нас постоянно очерняют то тут, то там», — говорит Хокан Юнггрен.


27 мая 2017 года совет «Северного сообщества асов» опубликовал на своем сайте заявление. Тогдашнего главного распорядителя жертвоприношений исключили из сообщества. Сделано это было в связи с тем, что он сделал в социальных сетях высказывание, противоречащее идеологии сообщества.


«У нас нет места расовой биологии и уничижительным разговорам о происхождении других людей или их сексуальной ориентации. Как нет места и зацикливанию на цвете кожи и иерархии, основанной на внешних признаках», — пишет совет.


«Шведское телевидение» (Sveriges Television, SVT) делало репортаж об этом случае и взяло у исключенного интервью.


«Да, конечно, нельзя называть расу и все такое прочее. Но я могу быть только тем, кто я есть. Я не хочу изменять себя из-за того, что я — член „Северного сообщества асов". Может, они и выбрали такую политику, чтобы, как „Шведские демократы", иметь возможность расти. Ввели табу на определенные слова и исключают людей, как будто это политическое движение», — заявил он Шведскому телевидению.


Когда тогдашнего распорядителя жертвоприношений исключили, несколько человек тоже покинули организацию в знак солидарности с ним. Сейчас, почти восемь месяцев спустя, Стенар Суневанг говорит, что ему жаль, что их языческое сообщество стали связывать с нацизмом и расизмом.


«Мы рады, что нам удалось с этим разобраться. Читать, что скандинавское языческое сообщество — злобные нацисты, зная при этом, что мы тут возносим хвалу Фрейе и любви, — это какой-то сюрреализм».


Dagens Nyheter: Люди думают, что вы нацисты?


Стенар Суневанг: В прошлом году было очень много разговоров о «Северном движении сопротивления», но «Северное сообщество асов» — это совершенно независимая организация. Мы работаем с языческой верой в асов и представляем собой неполитическое религиозное объединение.


В электронном письме он позднее разъясняет, как он представляет себе главную идею сообщества о сохранении шведских традиций.


«Гордиться своим происхождением и нашими традициями — это не расизм. По моему мнению, это здравый смысл.


Нацистский или религиозный символ?


Когда нацистская организация «Северное движение сопротивления» в сентябре 2017 года попыталась пройти по Гётеборгу, размахивая бело-зелеными флагами с черной руной Тюра, разразились дебаты, посвященные правоэкстремистской символике. Согласно организации «Экспо» (Expo), руна Тюра, конечно, символизирует борьбу и победу, но ее во время Второй мировой войны использовали нацисты Гитлера, и сегодня она используется несколькими из самых воинственных нацистских организаций.


Лидер «Партии Центра» Анни Лёёф (Annie Lööf) призвала запретить руну Тюра, а заявление о ее использовании было передано министру юстиции вместе с обвинением в разжигании национальной вражды. Однако в ходе следствия министр юстиции не посчитал руну Тюра средством разжигания национальной розни.


«Северное сообщество асов» написало открытое письмо министру юстиции Моргану Юханссону (Morgan Johansson), в котором назвало идею запрета пугающей.


«Это во многих отношениях можно посчитать значительным нарушением важного закона о свободе вероисповедания», — говорится в письме.


Стенар Суневанг рассказывает, что руна Тюра использовалась как нацистами во Вторую мировую войну, так и аналогичными группировками сегодня, потому что она символизирует победу. Но, по его словам, значение символа — намного старше, и оно не меняется из-за того, что руну используют разные группировки. Суневанг устал постоянно отвечать на вопрос о правом экстремизме в сообществе.


«Журналисты спрашивают, есть ли у нас правые экстремисты, но я вообще не понимаю, почему мне задают такой вопрос. Как религиозное сообщество может нести ответственность за то, что делают его члены вне собраний?»


Другая группа, резко отреагировавшая на идею о запрете руны, — это языческое сообщество «Древний обычай». Эта организация старше, чем «Северное сообщество асов», и она четко заявляет о своем антирасизме. В дискуссионной статье в «Свенска Дагбладет» (Svenska Dagbladet) их председатель Брусе Перссон (Bruse LF Persson) и гюдья (что-то вроде древнескандинавской языческой верховной жрицы — прим. перев.) Эмма Хернеярви (Emma Hernejärvi) пишут, что лучший способ «вырвать руны из рук нацистов — это не запрещать их, а использовать — с уважением, терпимостью и любовью».


Я встретилась с Эммой Хернеярви в ее квартире в пригороде Стокгольма. В спальне у нее стоит стол с разными символами богов, а на шее висит изображение серебряного дуба на кожаном шнурке, подарок от друга, который заметил, что дерево напоминает Иггдрасиль.


Путь Эммы Хернеярви к язычеству тоже начался с поисков. В детстве она была крещена Шведской церковью и ходила в церковный хор, так как это «было дешевле всего». Но еще в начальной школе она прониклась интересом к скандинавским мифологическим сказаниям.


«Тогда я впервые познакомилась с многобожием: когда существует не один Бог с большой буквы, а может быть много богов, каждый из которых хорош в чем-то своем», — говорит Эмма Хернеярви.


Но вера в нескольких богов в ней задремала, и лишь когда Эмме Хернеярви исполнилось 17, она покинула лоно Шведской церкви и вскоре вступила в сообщество «Древний обычай».


«Они очень четко дали понять, что у них нет ничего общего с расизмом и гомофобией. Некоторые из таких групп представляют собой компанию „супермачо", но вот эта мне показалась серьезной альтернативой, так как у них речь шла не о том, чтобы скрывать свой расизм за блеском мифологии, а действительно о духовности».


— Каково это было — впервые встретиться с людьми, которые верили в то же, что и вы?


Эмма Хернеярви: Я очень нервничала, ведь я была просто растерянным подростком, и я беспокоилась, что все остальные там тоже будут растерянными подростками, и мы все вместе не будем знать, за что взяться. Но я быстро освоилась. Возможно, чисто случайно, но здесь есть юмор, который мне очень близок, и общность, благодаря которой я почувствовала, что мне рады.


Эмма Хернеярви считает, что ее языческая вера уникальна тем, что в ней существуют как боги мужского и женского пола, так и те, кто ломает гендерные стереотипы. Она каждый день черпает вдохновение в сагах, особенно когда оказывается перед сложным выбором.


«Они дают мне утешение, к ним можно обратиться в трудную минуту. Когда меня бросили, я, например, думала о Фрейе. Ее оставил Од, и она плакала золотыми слезами, искала его по всему миру, но так и не нашла. Но та Фрейя, которую я знаю, — сильная и гордая, и я тоже такой могла стать. Я могла горевать, но потом пойти дальше».

Вальхалла — зал павших воинов

Участники сообщества «Древний обычай» пишут, что у них «гуманный и демократический взгляд на жизнь, который признает равную ценность всех людей независимо от пола, происхождения и сексуальной ориентации».


Члены организации также должны выступать за религиозную терпимость и свободу вероисповедания в мультикультурном обществе.


«Мы не хотим, чтобы этой религией злоупотребляли и чтобы она больше касалась этнического происхождения, чем веры как таковой. Из-за того, что нацисты использовали скандинавские символы, мы должны четко выражать свою позицию, чтобы не стать предметом манипуляции этих элементов и чтобы разрушать те предрассудки, которые есть у людей о нашей религии. Один из предрассудков о язычниках: мы — этакие мачо с раздутыми мышцами, которые любят викингов и рассуждают о сохранении белой расы и прочей чепухе. Мы — не такие, и мы хотим, что это было ясно», — говорит Эмма Хернеярви.


— Вы сталкиваетесь с такими предрассудками?


— Я сама выгляжу очень мило, поэтому мало кто думает, что я нацистка. Я чаще слышу, что то, чем я занимаюсь, — это не настоящая религия, или что праздники, которые я отмечаю, — просто какая-то ролевая игра.


Но хотя о вере в асов и есть предрассудки, Эмма Хернеярви считает, что она, как правило, очень хорошо находит общий язык с людьми. А цель организации состоит в том, чтобы вера в асов воспринималась так же серьезно, как и другие вероисповедания в Швеции.


«Перед нами не стоит задача стать больше. Мы считаем миссионерство безвкусицей. Но мы хотим существовать на тех же условиях, что и другие религии в Швеции, проводить мероприятия для своих членов, сохранять и передавать дальше наши традиции», — говорит она.


Жертвоприношение середины зимы, проводимое «Северным сообществом асов» в пригороде Фальчёпинга, подходит к концу. Внутренний круг членов сообщества собирается немного попраздновать, «съесть и выпить чего-нибудь вкусненького», говорит Хокан Юнггрен. А на этом месте будет построен жертвенник из камней, которые привезли участники из своих родных районов.


Участники собирают жертвенные дары и мусор вокруг. Стенар Суневанг объясняет, что они всегда стараются оставить место в лучшем состоянии, чем оно было до их прихода. Участники подходят со своими камнями, чтобы сложить их под деревом. И обнимаются.


«Мы, верующие в асов, всегда обнимаемся сердце к сердцу», — говорит Стенар Суневанг.