В последнее время каждый каминг-аут известных людей вызывает бурную дискуссию в мусульманском мире. О праве гомосексуалистов на добровольное признание своей принадлежности к сексуальному или гендерному меньшинству говорят все чаще. Например, недавно разразился большой скандал после того, как дочь египетского актера Хишама Селима объявила о смене пола. Всегда ли так было в исламском мире? Всегда ли гомосексуалисты подвергались жестокому преследованию со стороны воинствующих фундаменталистов? Как они были представлены в искусстве и литературе? Как гомосексуалисты могли демонстрировать свою сексуальную идентичность?

«О, она была знакома с технической стороной. Она знала, что делать в постели. Но она не знала, как заставить мужа хотеть ее. Она не знала, что ему нравится. Она даже не знала, что ей нравится», — говорится во введении к книге «The Muslimah Sex Manual: A Halal Guide to Mind Blowing Sex»  («Мусульманское руководству по сексу: халяльный гид по умопомрачительному сексу») американской писательницы, взявшей псевдоним Умм Муладхат. Автор заявила в интервью британской газете «The Observer», что в книге говорится только о «халяльном сексе». Секс в исламе предназначен не только для продолжения рода — жена имеет такое же право на полноценное удовлетворение, как и муж.

Исламская религиозная литература сформировала особый взгляд на сексуальные отношения, которые непосредственно ориентированы на удовольствие мужчины. Такой взгляд поставил под удар такие сексуальные отношения, как однополые или «незаконные» связи. Более того, религиозная литература стала единственным легальным источником знаний о сексе, что впоследствии превратило исламскую культуру в чисто фаллическую культуру. Здесь необходимо упомянуть о знаменитых миниатюрах «красных арабских ночей», наполненных эротикой и экзотикой. Как популярные восточные образы распространились в западной культуре?

Персидские миниатюры и «этническая эротика»

В 1948 году американский сексолог Альфред Кинси стал обладателем 50 эротических персидских миниатюр и рисунков, которые были выставлены в Институте имени Кинси по изучению секса, гендера и репродукции. Полученные материалы изобиловали сексуальными сценами, включая гетеросексуальный секс в помещении, гомосексуальные половые контакты под открытым небом, андрофилические и педерастические практики, проституцию, вуайеризм, сексуальное образование и трансвестизм. Более того, многие сексуальные сцены сопровождались употреблением наркотиков, алкоголя и других стимулирующих средств. Группа исследователей внимательно изучила данные рисунки, чтобы понять, есть ли в них хоть какая-то крупица реальности, поскольку этот вымышленный мир совершенно далек от традиционных идей. Подробнее об этом рассказала доцент кафедры исламского искусства и глава факультета истории искусств Мичиганского университета Кристина Дж. Грубер в своем исследовании под названием «To Not Toil in Lonely Obserssion: Modern Persian erotic in Kinsey Institute».

Секс в искусстве

По словам исследователя, эротические изображения подобного рода существовали и раньше, но получили широкое распространение во времена правления Каджарской династии (1795-1925). Любопытно отметить, что художники отошли от масляной живописи и росписи эмалированных горшков ради того, чтобы рисовать обнаженных людей и женщин в прозрачной одежде. Нижеуказанная картина находится в Принстонском университете и датируется 1085 годом.

На ней изображено несколько обнаженных женщин и один обнаженный мужчина. Вероятно их выставили перед покупателем или хозяином или, может быть, они просто доказывают свою преданность.

На обратной стороне присутствует другая миниатюра. На ней изображены люди, которые танцуют, пьют и слушают музыку, но сексуальное напряжение витает в воздухе.

Кристина Дж. Грубер отмечает, что подобные изображения стали возникать под влиянием европейских путешественников и искателей удовольствий, которые были очарованы поиском диковинок, засевших в их воображении после прочтения рассказов из сборника «Тысяча и одна ночь». Немецкий писатель Бернгард Келлерман (1879-1951) совершил поездку в Иран, а затем опубликовал путевые очерки под названием «Мои путешествия по Азии» (Meine Reisen in Asien) в 1940 году. Известно, что Келлерман написал романы «Туннель» («Der Tunnel», 1913 год) и «Девятое ноября» («Der 9. November», 1920 год), который был сожжен нацистами. В романе «Девятое ноября» автор рассказывает о своих приключениях на местных рынках и в кафе, а также упоминает о том, что однажды поделился сигаретами с людьми, которые никогда их раньше не видели. Постепенно Келлерман заменяет сигареты на курение кальяна, опиума и распитие алкогольных напитков, а после делится своими впечатлениями.

Здесь следует упомянуть об австро-еврейской художнице Лене Шнайдер-Кайнер (1885-1971), которая жаждала новых впечатлений после развода. Она прожила два года в Азии, где приобрела не только жизненный опыт, но и большую популярность благодаря картинам, которые она написала под влиянием персидского стиля. Основные темы в работах Шнайдер-Кайнер были посвящены женственности, наготе, эротике и сексуальным практикам. Позже она продала всю коллекцию картин на аукционе. Они выставлялись в музеях и картинных галереях Нью-Йорка, а также стали желанным приобретением для многих коллекционеров.

Алкоголь, гашиш и гомосексуализм

Кристина Дж. Грубер рассказала о многочисленных рисунках, демонстрирующих чрезмерное употребление алкоголя и других стимуляторов, включая гашиш и опиум. Все вышеперечисленные стимуляторы — это часть персидских художественных традиций, в дополнение к сексуальным практикам, которые лишь возбуждают воображение европейцев. Она говорит: «Эротические рисунки и миниатюры Кинси демонстрируют важную роль, которая отводится сексуальным отношениям в иранской культуре. Ранее они не были предметом тщательного изучения, но некоторые темы были использованы итальянским художником Габриэлем Манделем для иллюстрации книги „Oriental Erotica", одном из редких исследований, посвященных эротике в тестовых и визуальных исламских источниках. Мандель не углубляется в различные тематики или стили эротики. Большинство рисунков выполнены на бумаге карандашом или черными чернилами, а иногда детали подведены золотом или акварелью. Рисунки изобилуют сексуальными сценами, включая гомосексуальные и гетеросексуальные половые акты, совершенные под воздействием алкогольных напитков». Некоторые рисунки можно увидеть в статье Кристины Дж. Грубер.

По ее словам, сексуальная раскрепощенность не была редкостью, поскольку на некоторых рисунках изображена даже откровенная педофилия. Например, мужчина берет в дом мальчика, оберегает, обучает и заботится о его благополучии и здоровье, а также занимается с ним сексом. Такой мужчина, выражаясь современным языком, называется «Сладкий папочка» («Sugar Daddy»).

Кристина Дж. Грубер утверждает, что это было обычным явлением. Французский путешественник Жан Шарден в своей книге «Travels in Persia of 1691» утверждает, что молодые юноши надевали соблазнительную одежду и выходили на городские улицы в поисках клиентов. Кроме того, она напомнила о суфийской поэзии, которая изобилует сюжетами, где мужчина переодевается в женские одежды, но это ни коем образом не связано с желанием мужчины стать женщиной. Напротив, данная практика подчеркивает широкий спектр гомосексуальных отношений. Кроме того, нельзя забывать о вине и алкоголе, поскольку только при употреблении стимуляторов суфии достигали единения с Творцом.

Ненастоящие фотографии

Возвращаясь к вопросу, заданному Кристине Дж. Грубер: эти изображения отражают реальность, или они были созданы для удовлетворения потребностей европейцев-востоковедов?

По мнению Кристины Дж. Грубер, персидские города ослепили европейских путешественников, а некоторые изображения были созданы просто, чтобы потешить воображение западных авантюристов, ищущих удовольствий и диковинок. Например, она ссылается на фотографию западной женщины в чадре и с кальяном.

Она выглядит как неудачная попытка воссоздать образ этнической иранки. Конечно, данная фотография ориентирована на потребителя, поэтому ее нельзя назвать объективной. По словам Али Бехдада, профессора литературы в Калифорнийском университете, персидская и восточная эротика в значительной степени обязана популярностью востоковедам. Эротические рисунки сыграли решающую роль для запретной сферы секса и удовольствий. Безусловно, она включает в себя европейский интерес к таким необычным вещам, как чадра, кальян и гашиш. Кроме того, благодаря Жану Шардену поменялось мнение о мужской проституции, поскольку французский путешественник рассказал о том, что мальчики носили женскую одежду, тюрбан и имели легкую небритость.

Безусловно, эпоха Аббасидов была наполнена различными практиками сексуального характера, но подобные фотографии вводят людей в заблуждение, поскольку на них изображены люди без четкой половой принадлежности. Кристина Дж. Грубер считает, что фотографы пытались вернуться к сефевидскому «золотому веку», и в то же время удовлетворить западную одержимость «экзотическим и эротическим Востоком». Таким образом, мы можем назвать эти работы «настоящими фальшивками», потому что они были созданы для того, чтобы удовлетворить одержимость европейцев, которые хотели обладать оригинальными изображениями «восточной эротики».

Иранцы постоянно жалуются на то, что европейцы неправильно их воспринимают. Они хотят доказать, что разительно отличаются от своих соседей и близки к европейцам в повседневной жизни. Более того, иранцы стремятся продать им то, что они хотят: невероятные фантазии, традиционные и необычные сексуальные практики и этническую эротику. Персидские художники смешивали прошлое и настоящее, западные фантазии и восточные запреты, реальность и иллюзии, создавая мост между цивилизациями, поэтому их можно назвать основоположниками культурного обмена, а западное искусство — оскорбительный продукт, который кормит прожорливых демонов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.