Улучшение отношений с Россией - одна из целей, заявленных Бараком Обамой при вступлении на пост президента США. Однако его политика в отношении России построена на ошибочных умозаключениях, считает Инго Маннтойфель.

Многое президент США Барак Обама хотел улучшить, в том числе и отношения с Россией. Конечно, времена, когда американо-российские отношения определяли всю мировую политику, давно миновали. Отношения с Москвой сегодня даже не относятся к первостепенным аспектам политики Вашингтона.

Новые роли в глобальной политике

Война против терроризма, конфликты в Афганистане и Ираке, попытки не допустить, чтобы Иран и Северная Корея обзавелись ядерным оружием, сотрудничество с Китаем и Евросоюзом для преодоления глобального экономического кризиса - все это важнее, чем отношения с бывшим соперником в "холодной войне".

Тем не менее, нельзя забывать, что США и Россия были и остаются самыми мощными атомными державами. Их арсеналы составляют 90 процентов всего атомного оружия в мире. Обама выступает за мир, свободный от атомного оружия, и уже за один только призыв получил Нобелевскую премию мира. Поэтому и отношениям с Москвой ему следовало бы уделять больше внимания.

Кроме того, Россия играет важную роль и в решении других внешнеполитических проблем Америки. У Кремля еще достаточно влияния, чтобы чинить препятствия Вашингтону на решающих участках. Поэтому Обама и хотел улучшить отношения с Москвой простым нажатием на кнопку Reset, то есть "Перезагрузка", как в компьютере.

"Перезагрузка", но чего?

Но эта попытка начать все сначала перемен не принесла. Реального улучшения отношений пока не отмечается. Уступки со стороны США, такие, например, как отказ от размещения элементов системы ПРО в Восточной Европе, так и не привели к заключению нового договора об ограничении стратегических наступательных вооружений, хотя оба президента, Барак Обама и Дмитрий Медведев так много о нем трубили. Между тем, прежний договор по СНВ истек в декабре прошлого года.

Но политика "перезагрузки" сорвалась не только потому, что на первой встрече между новым госсекретарем США Хиллари Клинтон и главой российского МИДа Лавровым американцы вместо слова "Перезагрузка" по ошибке написали на кнопке "Перегрузка". Дело в том, что ошибочна сама идея.

Три ошибки американских стратегов

Во-первых, к какому исходному пункту американо-российских отношений собирался вернуться Барак Обама? В 2000 год, то есть, во времена Джорджа Буша, когда Россия только выходила из кризиса 90-х годов, а Путин только примерял на себя роль президента? Может быть, в те самые 90-е годы или даже раньше? Но сегодня в начале 21-го века Россия и США играют новые роли в геополитике, следовательно, необходимо и выстраивать отношения в соответствии с реальной расстановкой сил.

Во-вторых, политика "перезагрузки" создает впечатление, что президент Обама готов закрывать глаза на состояние дел внутри самой России, на авторитарные черты системы Путина, на нарушения прав человека, которые постоянно подвергают критике в США. Но это полностью противоречило бы основанной на общечеловеческих ценностях внешней политике, за которую выступает Барак Обама. Так что и тут простая "перезагрузка" не срабатывает.

В-третьих, идея "перезагрузки" подразумевала, что и россияне, со своей стороны заинтересованы в развитии новых отношений, без оглядки на прошлое. Это была, пожалуй, самая серьезная ошибка американских стратегов, потому что в Москве никто больше не намерен делать авансы США, даже если речь идет о президенте Обаме.

Москва не видит дивидендов

Реакция Москвы на политику "перезагрузки" была если не отрицательной, то, скорее, трезвой и прохладной. С точки зрения Москвы эта политика до сих пор так ничего и не принесла, кроме разве что небольшой уступки с "противоракетным щитом": вместо размещения системы ПРО в Чехии и Польше США теперь перешли к идее морского базирования. Ни в экономическом отношении, ни в продвижении своей излюбленной идеи о создании новой архитектуры безопасности в северном полушарии Москва не видит дивидендов от политики "перезагрузки". Поэтому и переговоры по СНВ она использует как площадку для демонстрации всему миру своего равенства с Америкой.

Первый год правления должен был показать Обаме, что разговоров о "перезагрузке" в отношениях с Россией недостаточно. Политике США в отношении России нужны ясные реальные цели и адекватная стратегия для их достижения. Для этого у Обамы остаются еще три года.