По приглашению "Тыжня" и книжного магазина «Е» в Киеве состоялась встреча с Юрием Афанасьевым, российским историком, идеологом антикоммунистического движения в СССР, одним из основателей и сопредседателем движения «Демократическая Россия». В прошлых номерах нашего издания он анализировал процессы, которые происходят в нынешней России, в частности, раскрывая природу и суть тамошнего неототалитаризма. Публикуем новые соображения российского интеллектуала на эту тему, которые прозвучали во время последней встречи.

 

России как неимперии никогда не существовало, не было у нее такого исторического опыта. Она формировалась как государство - и это мое мнение - во времена орды, на основе орды и образовывалась именно как империя, которая противостояла орде. Орда тоже была империей, но уже приходила в упадок, умирала. Именно на основе наработанной ордой государственности, опыта взаимосвязи власти и населения и формировалась Россия. Подчеркиваю еще раз: именно как империя. И началось это значительно ранее. В ХІІ веке. Основу ее заложил Андрей Боголюбский.

 

Имперская Россия всегда имела господствующий идеал: Москва - Третий Рим. На этом она выстроила целую христианскую веру. Пришли большевики - идеал будто изменился: мы за пролетарскую революцию, за интернационализм, мы атеисты. Казалось бы, что там может быть общего? И взгляните, что произошло в 1920-х и позже. Часть белой эмиграции вдруг заявила: россиян следует поддержать, так как они восстановили империю, а что они красные – все равно. Т.е. эмигранты ощутили: империя восстановлена. Во времена Ленина это еще не было так заметно, а при Сталине весьма ярко выражено. Ленин - все-таки интернационализм, Сталин - социализм в одной стране, но сущность, основа государства оказалась неизменной. Имперская суть.

 

Россия имела «красный проект» - глобальный мировой - как альтернативу капитализму. Об этом думали очень многие люди в СССР. Обычные граждане были тайно погружены в имперский идеал, хоть и пели песни, что «нам бы очень хотелось в эту телегу посадить всех людей». Со Сталиным на устах они шли на смерть, и «проект» воплощался трупами и кровью. Отсюда и голодомор 1920-х и 1930-х. Кстати, еще один голодомор, ужасный и лютый, который большей частью замалчивают, - это 1947-1948 годы.

 

Главный итог идеала «красного проекта» - перемалывание человеческого теста, буквально всего живого при большевиках. Все должны были перестать быть ремесленниками, купцами, кустарями-одиночками, даже сельскохозяйственными рабочими, интеллигенцией. Должны были стать лишь служащими государства. Причем на коротком поводке такой зарплаты, на которую и прожить невозможно.

 

Итог воплощения «красного проекта» на имперской основе - полнейшее лишение социума всего человеческого, искоренение человечности, профанация культуры. Творилось это не только на социальном уровне, но и на моральном. Общество было истерзано физически, а остатки общества, которые уцелели, жили с искалеченными душами. Вот в чем трагедия этого идеала.

 

В 1990-х, когда распался советский уклад, снова казалось, что имперская суть исчезла навсегда и осталась только Россия. Звучали лозунги: «рыночная экономика», «открытое общество» и т.п., а вместо империи национальное государство. И если тщательнее присмотреться, все сохранилось так же, как и было. Т.е. очередное перемешивание человеческого теста во время ваучерной приватизации, залоговых аукционов, дефолта и т.п.. О какой России речь? Имперский синдром остается: он не раз проявился относительно Украины, Прибалтики, Казахстана, Азербайджана. Был внедрен даже в виде военных преступлений. Вспомним Грузию. Что же до граждан РФ, то над ними расцвели уголовные по своей сущности действия власти и преступность.

 

Выход россиян в декабре 2011-го на площадь в Москве - признак того, что синдром империи рухнул. В конце концов, российское общество переживает на глазах лишь нескольких поколений крах сначала имперского идеала, затем советского, ныне очередного (оба на имперской сущности). Куда же двигаться? Так как именно в настоящее время граждане России массово сознают, что и Запад отнюдь  не идеал. В капитализме - пиковая ситуация: то ли в тупике он оказался, то ли в кризисной безысходности застрял. Многие и в мире утверждают, что поезд капитализма достиг своей конечной остановки...

 

Как объединить понятие суверенитета, независимости и целостности России? Они несовместимы. Или то, или это. Собственно, это продемонстрировала Чечня. За ней - и весь Северный Кавказ. Смотрите, в Чечне - там шариат, убийства, похищение людей, полнейшее беззаконие. Силами Кадырова достигнуто полное покорение чеченцев. Кто был в тамошних лесах, порасходились лесами Северного Кавказа, в своей стране им и дышать нечем. А владычествует в Чечне такой же бандит - Кадыров, он полностью контролирует ситуацию.

 

А что было до этого? По всей России образовываются степные республики, как в Калмыкии, например. Как в Свердловске - Уральская Республика. Это отображает настроения массового сознания. И Калмыкия, и УР никак не ограничивают своих прав, они создали множество посольств за границей, начали заключать торговые соглашения, обходя любую федерацию.

 

Ярко такие настроения сказались и на Дальнем Востоке. В сущности говоря, это не совсем четко артикулированный, а все же консенсус относительно центральной власти и регионов. Москва дает бюджетные средства, а за это требует безоговорочно придерживаться лояльности. На то, что именно на Далеком Востоке творится, Москва не обращает внимания: делайте что угодно. В Приморье то же самое. Начали ловить рыбу на российских судах и продавать ее прямо в море японцам за валюту. Наладили контрабандный поток золота, драгоценных металлов. Иногда Путин меняет вождей в некоторых регионах, но консенсус с центром остается навсегда: мы вам бюджет, а вы за это лояльность.

 

Кстати, на днях на орехи перепало кировскому губернатору Никите Белых за то, что там выросли коммунальные тарифы. Путин его «отхлестал». Но вскрыл это повышение тарифов сам Белых, причем еще в ноябре, а в декабре ситуация уже была исправлена. Путин говорит об этом в январе, будто бы он сам выяснил, что там творят на местах. И это ложь, это кривляние, этот пиар транслируют на всю Россию. Многие принимают это за истину. Впрочем, рано или поздно, но ложь Путина поймут.

 

Уровень массового сознания в России и до сих пор большей частью мифологический. Это тот уровень, на котором держался и держится в одном случае имперский идеал, а во втором - его синдром. Этого не преодолеть вмиг каким-то декретом или решением. Европа избавлялась от мифологии приблизительно 400 лет. Сказать, что там вообще нет такого типа сознания, нельзя, это преувеличение. Однако господствующим все же является рациональное сознание. Изменение проходило очень трудным путем, возможно, даже 500 лет, да еще и в несколько этапов. Был этап возрождения, этап реформ и этап просвещения. Каждый из них продолжался почти 100 лет, даже больше. Так Европа искореняла мифологическое сознание и религиозные представления о существовании какого-то абсолюта, который находится где-то извне, где угодно. Так разные страны проходили удачно точку бифуркации. В России, как по мне, она не состоялась, ее даже не нащупали, так как состояние массового сознания россиян мифологическое, традиционалистское.

 

Ныне отношения между нашими государствами возле той границы, от преодоления которой зависит многое. Россия говорит: мы при цене 500 долларов за бочку будем продавать вам ее за 200 долларов с гаком, а вы нам отдайте свою систему, инфраструктуру как территорию, как пространство, которое, по сути, является бесценным богатством Украины. Частично проблема еще и в том, что вот-вот начнется период, когда нефтегазовые ресурсы не будут играть важной стратегической роли. Потребность в российском газе отпадет сама собой. О каком мире в таком случае может идти речь?

 

Кое-кто считает, что Украине с экономической стороны могут быть даже удобны грабительские предложения России. Т.е. если вы будете иметь газ за 200 долларов с гаком, чего вам еще надо? Однако из этого непременно следует технологическое господство России на территории Украины. И вообще над всем в вашей стране. Вы будете вынуждены следить за российскими технологиями. А это позавчерашний день. Быть независимыми и вместе с тем полностью зависимыми от них нельзя. Так как на этом Россия не остановится. Будут торги с вашими олигархами, начнут с металлургии.

 

Российская интеллигенция остается именно российской интеллигенцией. Ее социально-моральный и интеллектуальный феномен чудесно расписан в сборнике «ВЕХИ», напечатанном в 1909 году. Лучше не написано. Специфика российской интеллигенции в том, что она руководствовалась идеей, известной давно, но не связанной с реалиями России; такая она и до сих пор. Здесь имеется отрыв какого-то идеала, мечты, определенного устремления от того, что есть на самом деле. Т.е. идеал предшествует анализу и синтезу. Поэтому интеллигенция России погружена в какие-то мечты, философские раздумья и поиски. Конечно, есть люди, которые не подпадают под такую характеристику. Но большей частью она продолжает быть политически притесненной...

 

Наше современное телевидение и кинематограф - страшное явление в жизни России. Не все, конечно. Есть фильмы великого Андрея Тарковского и Алексея Германа. Но, и это правда, их ленты, шедевры высочайшего мирового уровня никто, почти никто не видит. А если кто-то случайно и заходит в кинотеатр на их гениальные фильмы, то не высиживает до конца, так как не может понять, о чем там идет речь. Большинство зрителей не может даже погрузиться в суть того, что происходит на экране - настолько им отбили способность видеть прекрасное и интеллектуально глубокое. Вот к чему привели наш социум советской пропагандой. Она, эта пропаганда, конечно, сейчас расцветает в кино Михалкова...

 

В Москве решили поставить памятник Столыпину. Говорят, давайте таким образом отблагодарим его за реформы, за формирование прогрессивного общества и т.п. Не в этом суть Столыпина. Его сутью была попытка спасти царский режим, который к тому времени падал, умирал, так как на самом деле сгнил. Вот чем Столыпин занимался. Многие считают, что его реформы были успешными. А в чем на самом деле успешность? После того, как выделили крестьянам землю и предоставили возможность расселиться на хуторах, после того, как крестьяне даже в Сибири ездили-мыкались, прошло небольшое время. Потом почти все семьи возвратились назад. Возвратились и восстановили общину, которая к тому времени чуть не дотла была разрушена. Вот такая трагедия произошла. В России процветает незнание этого и непонимание, кем был Столыпин. А он на самом деле - настоящий сатрап самодержавия, но умный.

 

Мое мнение: среднего класса как социальной и социально-экономической категории (может, даже на политическом уровне) в России нет. В этой стране есть средние высокооплачиваемые работники. Таких людей много, и они среди совершенно разных категорий людей. Это и государственные чиновники, и военнослужащие, и правоохранители. Вся система, которая, по сути говоря, правоохранительная. По категории оплаты они находятся как будто бы на каком-то среднем уровне между теми, кто живет на грани выживания, на грани потери способности руководствоваться чем-то другим, а не животными инстинктами, и теми, кто представляет очень высокооплачиваемую категорию. Вот они и есть средние.

 

Однако, основываясь лишь на этом, их нельзя называть средним классом, мне кажется, ни в коем случае нельзя. Так как средний класс предусматривает все-таки деятельность на основе частной собственности, предусматривает производственную деятельность, даже если она интеллектуальная. И, конечно, предусматривает саморазвитие, самонаправленность на достижение какой-то поставленной цели. Нет такого среднего класса в России.

 

Впрочем, его сейчас даже в мире нет. Происходит вымывание этой категории в целом мире. Монопольный господствующий бизнес, в сущности говоря, и привел Запад к такому положению, которое возможно ныне уже последняя станция капитализма, даже конечная остановка. И здесь важно, что существует противостояние внутри западных стран: противостояние между устремлениями к наживе и прибылям с одной стороны, к устремлению и к свободе и независимости, в частности, на основе частной собственности с другой. Победу получили на сегодня прибыль и выгода. Так был положен конец историческим противоречиям западного капитализма.

 

Именно это и дает основания утверждать: а вдруг не это последняя остановка поезда капитализма на Западе? Найдет ли выход Запад из такого положения, ведь он не впервые оказывается будто бы на последней остановке, неизвестно. Книга Шпенглера «Закат Европы» именно об этом.

 

Самое страшное в России ныне то, что именно холопы имеют власть над госпредприятиями и доступом к ресурсам. А холоп - это страшное животное. Они окончательно сформировались во времена орды, когда готовы были на коленах ползти к хану за ярлыком на княжение. Когда по дороге к его дворцу видели своего соотечественника или даже родного брата, который истекал кровью, - притворялись, что не замечают этого. Такие случаи известны, они полностью уничтожали в человеке человеческое. Вот такие холопы занимают ныне в России центральные места в экономике и управлении государством.

 

Путин - это ставленник этой олигархии. Именно она привели его к власти. И именно он ничего не сделал, так и сформировал ближайшее окружение. Это окружение называется кооператив «Озеро». Всего несколько миллиардеров, которые и представляют его узкий круг, а он, в свою очередь, на них полностью полагается. Кто кем там руководит, я и не подозреваю. Я туда доступа не имею. И никто вообще посторонний доступа туда не имеет. Я бы даже и предположений никаких не осмелился бы сделать. Я вижу, что сегодня в России происходит раскол элит. Или подножек, если вам угодно. Раскол очевиден: есть люди, которые недовольны этим кооперативом «Озеро» вместе с Путиным. И, в сущности говоря, появление на площади в декабре прошлого года Прохорова и Ксении Собчак, она, конечно, не Прохоров, впрочем, это также непривычное явление. Такие олигархи, как Мамут, Лебедев, например, тоже высказывались - мы хотим, чтобы вы, Путин, к нам прислушались. Недовольство этим господством кооператива уже властвует даже среди олигархов, оно уже даже на страницах печати есть, постепенно оно превращается во всенародное достояние.

 

Украину никогда в России не воспринимали как что-то нерусское. Еще в начале ХІХ века заводили изредка речь о шляхте, которую как-то надо приструнить. Вопроса о том, из кого она состоит, даже не возникало. Такой умный человек, с европейским образованием, как Карамзин, даже не задумывался над тем, а кто же собственно там живет, на этом пространстве? Нет, его больше волновало то, как укротить шляхту, которую он там видел. Поэтому и государю он давал советы, как это сделать. Относительно мифологемы, я имею в виду мифологему о том, что Украина - это часть России, то если бы она была присуща исключительно правящему классу, это было бы еще полбеды. А она стала предметом массового российского сознания. Ведь дело вот в чем. Я мог бы очень много доказательств привести: Севастополь!!! И Украина!!! Я имею в виду не свое сознание, а массовое, которое подчинено этой мифологии.

 

Перевод: Антон Ефремов