Среднестатистический поляк прекрасно понимает латыша, литовца или эстонца, когда те говорят, что их страны 70 лет находились под советской оккупацией. Тот же самый поляк скажет, что Абхазия и Южная Осетия – это неотъемлемая  часть Грузии, а Приднестровье – Молдавии. И ему кажется, что он объективен в своих суждениях, хотя это совсем не так… Не верите? Попробуем предпринять простое интеллектуальное упражнение и вообразить, что бы произошло, если бы в рамках политики «перезагрузки» были освобождены заложники, т.е. если бы Россия признала Косово, а Запад - Абхазию и Южную Осетию.

Можно сказать, что Осетия и Абхазия – это месть России за Косово, и это будет правдой. Но правда и то, что жители этих республик точно также не хотят иметь ничего общего с грузинами, как косовары с сербами. А грузины, как сербы в Косово, вполне заслужили неприязнь осетин и абхазцев, которые, в свою очередь, подобно албанцам знали как хорошо огрызнуться.

Читайте также: Дипломат, Косово - нормальное государство


Что потерял бы Запад, приняв фактическую ситуацию на Кавказе? Союзника в лице Грузии? Нет. У Грузии нет другого выхода, кроме как быть союзником Запада, как у Сербии нет другого выхода, как двигаться в сторону Евросоюза, не обращая внимания на палки, которые вставляют ей в колеса. А что бы Запад приобрел? Перспективы признания Москвой Косова и возможность сильнее надавить на Сербию, которая борется сейчас уже не за всю эту республику, а за ее северную часть, и, судя по всему, проиграет даже эту борьбу.

Разумеется, все, включая американцев и албанцев, видят очевидную параллель между темой Косова и Абхазии/Осетии, однако на Западе принято придерживаться риторики «специфики» косовского вопроса, сводящейся по сути к тому, что Косово пользуется поддержкой Запада, а кавказские республики – России. Если взглянуть с перспективы Запада, может быть, в таком контексте, следовало бы обменяться с Россией «заложниками»?



Признание Абхазии и Осетии Западом, а Косова Россией могло бы пройти, например, в рамках политики «перезагрузки», которую ведет администрация Барака Обамы. И такой шаг парадоксальным образом мог бы оказаться клином, вбитым в территориальную целостность самой России, а также ее позицию на Балканах. Москва утратила бы имидж защитника южного православного славянства, а обретение «полнокровной» независимости квазигосударств (уже де-факто существующих) могло бы побудить регионы России (от Кабардино-Балкарии и Дагестана до Татарстана, а, возможно, в какой-то момент и Дальний Восток) к требованию независимости. Это в свою очередь могло бы привести Россию к необходимости внутренних изменений и превращению в более «привлекательное» для собственных регионов и их жителей государство, поскольку при помощи силы абсолютный порядок в наше время и в современной России установить, пожалуй, невозможно, только если, конечно, не прибегнуть к помощи «собственных» сатрапов вроде Рамазана Кадырова, который делает за россиян всю грязную работу.

Также по теме: Приднестровье - страна, которой нет


Но найти Кадыровых на каждое место, где Россия может затрещать по швам, невозможно. Это все, конечно, разговоры из разряда political fiction, однако нынешняя ситуация с Косово и Абхазией/Осетией напоминает известное по фильмам Тарантино положение «mexican standoff», когда все целятся друг другу в головы из револьверов. Все продолжается до тех пор, пока какой-нибудь из револьверов не выстрелит.

Вопрос в том, когда произойдет первый выстрел, как долго продержится клинч и чем он может детонировать. К сербскому вторжению в Косово он, пожалуй, не приведет, а если что-то и может произойти, то беспорядки в Северном Косове. Принимая во внимание то, что сербы изолированы там от албанцев, то, скорее всего, у них не будет цели для стрельбы, и стрелять в них тоже будет некому. Будет хуже, если международные силы решат в итоге выйти из Северного Косова. Тогда резня, к сожалению, будет неизбежна, и закончится она, скорее всего, очередным вторжением и отделением региона от остального Косова санитарным кордоном. А также, возможно, созданием очередной, находящейся под международным управлением зоны на Балканах.

Читайте также: Что говорят в Грузии о событиях в Южной Осетии

В свою очередь на Кавказе нервная остановка будет сохраняться. Россия будет все чаще, не выбирая средств, давить на Тбилиси (как во время недавних парламентских выборов), чтобы тот признал независимость Абхазии и Осетии. Пока Грузия не станет членом НАТО, можно будет ожидать даже новых провокаций, обстрела приграничных территорий и т.д. Но Грузия не вступит в Альянс, пока не будет решена абхазско-осетинская проблема (как Сербия не вступит в ЕС, пока не признает самостоятельности Приштины).

Признанием независимости Осетии и Абхазии Запад устранил бы удобную для России взрывоопасную точку, на которую та ссылается в отношениях с Грузией, а сама Грузия с ампутированными гниющими регионами могла бы в конце концов стать членом Североатлантического альянса, к которому Москва относилась бы также, как к странам Балтии: враждебно, но с полным осознанием того, что кроме периодических кибератак предпринять она ничего не в силах. Правда, НАТО не очень горит желанием принимать Грузию в свои ряды: а вдруг россияне решат атаковать, и что тогда? Но пока Альянс будет позволять России разыгрывать грузинский вопрос, он останется в позиции проигрывающего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.