Россия и США грызутся по поводу того, где права человека нарушаются больше. Когда Соединенные Штаты подписали закон Магнитского, который заносит в черный список всех россиян, которые считаются нарушителями прав человека, Москва в ответ запретила американским парам усыновлять детей из России, хотя с 1992 года 60000 таких детей нашли в США новые семьи. Наверное, именно так заканчивается холодная война: не громом салюта, а чередой разрушающих жизни людей мелких споров, на фоне которых обе страны выглядят жалко и отвратительно.

Неприятная правда заключается в том, что если отвлечься от нарочитого позирования Владимира Путина, приходится признать, что он в чем-то прав. Усыновление детей в международном масштабе - это сомнительный и нечистый бизнес, идеальный пример того, что представление Америки о себе самой как о доброжелательной и великодушной сверхдержаве очень часто не соответствует действительности.

Каждый год семьи из-за границы усыновляют 25000 детей, и половина из них уезжает в США. Какими бы любящими ни были будущие родители, во многих странах, как сообщает благотворительная организация по защите прав детей Terre des Hommes, существует «целая индустрия усыновления, в которой главное место занимают не интересы ребенка, а прибыль».

Читайте также: Непродуманный закон Госдумы об усыновлении


Тучи начали сгущаться в 1989 году, когда крах коммунизма в Румынии сделал отвратительным положение государственных детских домов в в стране и привлекл к себе внимание. Потом в начале 1990-х разразился конфликт на Балканах, и появились новые ужасные истории о государственных приютах, переполненных заброшенными и никому не нужными сиротами военного лихолетья. Туда устремились толпы обеспокоенных семей, чтобы усыновить этих детей. Спрос начал быстро превышать предложение.

В этом увидели свой шанс неразборчивые в средствах посредники, решившие подзаработать на военной неразберихе. Детей, у которых были живые родители, обменивали, похищали и всучивали американцам и северным европейцам, которые платили большие деньги, желая получить собственного ребенка.

Не у всех усыновленных детей жизнь складывалась благополучно, о чем хорошо знают возвращенные обратно мальчики и девочки. В 2008 году усыновленный американцами малыш из России Дима Яковлев умер после того, как родители в жаркий день на несколько часов оставили его в запертом автомобиле. Родителей виновными в непредумышленном убийстве не признали. Новый российский закон назван именем Димы Яковлева.

Юный читатель


Проблемы международной торговли детьми границами Восточной Европы отнюдь не ограничиваются. В Непале в прошлом десятилетии посредники забрали из семей сотни детей, пообещав родителям хорошее образование для их чад. А затем их без ведома родителей продавали американским парам. После этого усыновление детей иностранцами в Непале запретили, однако до запрета этот бизнес ежегодно приносил его организаторам миллионы долларов.

А ситуация становится все хуже. В прошлом году в Нигерии полиция провела обыск на так называемой «детской ферме», где молоденьких девушек держали взаперти и силой заставляли рожать детей на продажу. Потенциал таких преступлений огромен  -  ведь меры контроля в этой сфере слабы, а ставки чрезвычайно высоки, поскольку с одной стороны, торговля сулит большие прибыли, а с другой - пары мечтают об усыновлении детей. Здесь срочно необходимо надлежащее регулирование.

Также по теме: Российский закон против усыновлений - неприятная новость

Почему американцы с такой страстью стремятся усыновить детей именно из-за рубежа? В настоящее время своей очереди на усыновление дожидаются 23000 американских детей. Но большинство из них - старше, чем хотелось бы потенциальным родителям – им от 5 до 16 лет. Кроме того, большинство возможных родителей в США - это белые, а дети, ждущие усыновления, в основном чернокожие или латиноамериканцы. Есть много причин, по которым белая американская пара предпочтет усыновить ребенка из России, Румынии или с Украины вместо того, чтобы ждать, пока ей подыщут чернокожего ребенка из ее собственной страны, и вопрос расы здесь далеко не последний. Чем больше наблюдаешь за этим бизнесом международного усыновления, тем меньше Соединенные Штаты кажутся нацией филантропов.

Направленные на решение этих проблем законы уже существуют. Гаагская конвенция по международному усыновлению пусть теоретически, но дает защиту от «дурного обращения и торговли детьми». Один из моментов, из-за которого конвенция кажется довольно беззубой, состоит в том, что Россия этот договор не подписала. Учитывая то, что Россия - самый крупный экспортер детей в Америку для усыновления, а также возникшую у нее вдруг обеспокоенность по поводу их безопасности, это кажется крупным упущением.

Здесь-то и таится загвоздка. Москве нет нужды налагать запрет на усыновление американцами детей из российских детских домов. Если она действительно думает и заботится о своих детях, ей достаточно подписать гаагскую конвенцию и начать сотрудничать с другими странами-участницами этого договора, обеспечивая исполнение своих директив, а если необходимо, ужесточая их. В историях усыновления за границей может быть и есть много счастливых концов, и нет никаких причин для того, чтобы полностью от этого отказываться.

В конечном итоге, речь в этом деле идет не о правах детей, а о самолюбии великих когда-то стран. О том, что Россия хочет показать Америке кукиш. Когда ссорятся бывшие и настоящие сверхдержавы, разрушаются жизни. В правилах международного усыновления необходимо произвести крупные изменения, но начинать этот процесс с политических игр в детские судьбы - неправильно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.