Москва – Для многих на Западе Россия остается мистической загадкой, полной тайн, если использовать заезженное клише Уинстона Черчилля.

СССР больше нет, но многим людям со стороны эта страна по-прежнему видится каким-то зазеркальем. Да и в международных делах Россия кажется во многом похожей на своего сверхдержавного предшественника, поскольку она самозабвенно противостоит американской силе и влиянию, постоянно говоря свое русское «nyet» в Совете Безопасности ООН и критикуя Запад в целом.

Говорим ли мы о недавнем внезапном запрете на усыновление американскими гражданами сирот из России, который сопровождается самой резкой со времен холодной войны антиамериканской риторикой; о постоянных кремлевских вето на выдвигаемые Западом резолюции ООН по коллективным действиям в сирийском кризисе; или о том, что новый госсекретарь США Джон Керри на прошлой неделе шесть дней не мог дозвониться до своего российского коллеги Сергея Лаврова, чтобы срочно обсудить проблемы Северной Кореи и Сирии, - американцы порой в отчаянии воздевают руки к небу и приходят к выводу, что понять Россию просто невозможно.

Но в отличие от советской эпохи, когда мировоззрение Москвы определялось жесткими идеологическими догмами, многие россияне сегодня испытывают аналогичное недоумение и досаду, когда смотрят на Запад. Местные  эксперты утверждают, что Россия знает свои геополитические интересы и действует соответственно, а вот Запад, по их мнению, похоже, не имеет ни последовательной стратегии, ни четко определенных ценностей.

Читайте также: Российские олигарх присоеденился к американской благотворительной кампании


Так кто же кого подводит?


С точки зрения Запада, Россия пыталась проводить демократические реформы и играть в одной команде с западными странами после того, как в начале 1990-х выбралась из-под обломков развалившегося Советского Союза, однако постепенно она начинает давать задний ход.  Согласно такой точке зрения, после прихода к власти Владимира Путина в 2000 году, Россия начала полномасштабное возрождение советской риторики и советских привычек.

Русские же заявляют, что в конце холодной войны и в процессе распада Советского Союза  американские руководители заверяли их, что военные блоки будут распущены и появится «новый мировой порядок» - как после окончания Второй мировой войны, когда мировые лидеры с воодушевлением говорили о новой архитектуре глобальной безопасности, куда войдет Организация Объединенных Наций  и прочие важные международные институты. Но вместо этого западные лидеры увидели в окончании холодной войны свою победу, продолжили процесс изоляции России и начали продвигать в бывшую сферу советского влияния свои собственные организации, в частности, НАТО.

«Господь знает, мы пытались» присоединиться к западному миру, говорит почетный председатель одного из самых престижных в России аналитических центров Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов.

«К сожалению, большая часть нашей сегодняшней элиты единодушно считает, что Россию одурачили, предали и вытеснили на обочину. Сейчас мы не считаем Запад своим врагом, но он для нас утратил свой магнетизм, свою прежнюю ауру непогрешимости. Мы можем работать с ним по различным вопросам, но мы не собираемся больше проявлять доверчивость, как это было в первые постсоветские годы…. У нас очень разные интересы. Что касается экономики, геополитики и культуры, то Россия находится совсем в другом месте. Мы приходим к более полному пониманию того, кем являемся».

Также по теме: Крушение финансого фундамента России


Тема «неправильного поворота в конце холодной войны» - это ключевое клише российской дипломатии. Но Запад редко проявляет сочувствие и прислушивается к таким заявлениям. Выступая в этом месяце на ежегодной конференции по безопасности в Мюнхене, Лавров дал понять, что, по мнению России, пока еще не поздно отказаться от рудиментов холодной войны, таких, как НАТО, и создать современную систему, в которую Россия могла бы войти как равноправный партнер.

Президент РФ В.Путин встретился с президентом США Б.Обамой


«Мы считаем, что такой узкоблоковый подход (НАТО) не помогает… он едва ли применим к выстраиванию политики в сегодняшнем глобальном мире, когда угрозы для нас - общие, - заявил Лавров. - Пора широко и всесторонне взглянуть на весь комплекс отношений в Евро-Атлантике и постараться определить, в чем заключаются совпадение подходов и сохраняющиеся расхождения между нами, в том числе применительно к конфликтным ситуациям в других частях мира, влияющих на безопасность всех нас».

Холодный взгляд на революцию


Россия - это страна с революционной историей, и большинство  россиян считают это проклятием. Она обычно с недовольством смотрит на революционный энтузиазм, где бы он ни возникал. Многие российские эксперты отмечают, что Путин сконструировал версию классического российского государства – централизованного, милитаризованного и все более авторитарного. Но в нем отсутствуют социальные корни и избирательная легитимность – и поэтому его может постичь такая же судьба, какая в прошлом веке постигла царскую Россию и СССР.

Москва была потрясена до глубины души, когда в прошлом десятилетии в нескольких бывших советских республиках вспыхнули демократические революции, а две из них, Украина и Грузия, захотели, чтобы их в ускоренном порядке приняли в члены НАТО. Грузия в 2008 году предприняла военное наступление с целью восстановления контроля над вышедшей из ее состава и пользующейся поддержкой Москвы сепаратистской территорией, что привело к непродолжительной войне с Россией.

Читайте также: Американское и российское ядерное оружие


Российские руководители посчитали, что эти события были инспирированы, а возможно, и профинансированы Западом. Когда на улицы Москвы в декабре 2011 года вышли протестующие, чтобы пожаловаться на сфальсифицированные думские выборы, Путин незамедлительно обвинил Хиллари Клинтон в том, что она «подала сигнал».

«Россия принципиально не хочет, чтобы США осуществляли вмешательство по всему миру. Она против смен режимов, если такие смены проводятся при зарубежной поддержке», - говорит директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Когда началась арабская весна, Кремль давал довольно мрачные прогнозы о ее перспективах. Когда бывшего президента Дмитрия Медведева убедили воздержаться при голосовании в Совете Безопасности по резолюции, разрешающей натовскую интервенцию в Ливии с целью «защиты жизней мирных граждан», его тогдашний премьер-министр Путин публично возразил против такого решения.

Сейчас русские говорят, что их «снова обманули», потому что  Североатлантический альянс немедленно воспользовался этой резолюцией как правом на оказание ливийским повстанцам полномасштабной авиационной поддержки, что в итоге помогло им свергнуть диктатора Муаммара Каддафи.

Люди на Западе иногда видят в отказе Москвы согласиться на совместные международные действия по отстранению от власти авторитарного Башара Асада стремление Путина защитить своего собрата-диктатора вопреки тому, что восстание в этой стране длится уже два года и унесло жизни 60 с лишним  тысяч человек. Они также считают, что это попытка Москвы отстоять свои контракты на поставку оружия Дамаску на сумму 5 миллиардов долларов и прочие материальные интересы России.

Также по теме: Надо ли использовать ЛАГ для конфронтации с Россией?

Однако российские специалисты заявляют, что Кремль гораздо больше тревожит его собственный неспокойный кавказский регион, где партизанское движение исламистов существует уже долгие годы, иногда совершая кровавые террористические акты даже в самом центре Москвы.

«Российские руководители видят в арабской весне исламизацию, полагая, что когда она станет жестокой и насильственной, там могут возобладать наиболее экстремистские и радикальные элементы», - говорит Тренин.

«В Сирии они видят источник зарождения и расширения жестокого джихадизма, который может вызвать взрыв и создать нестабильность в более обширном регионе, распространив ее даже на наш Северный Кавказ. Если повстанцы победят, считают они, Сирия постепенно превратится в средиземноморский Афганистан. И это очень сильно тревожит российское руководство», - добавляет он.

Обходительный и четко выражающий свои мысли министр иностранных дел Лавров превратил свой скептицизм в стиль работы, благодаря чему российская дипломатия постепенно набирает очки. Он умело использует в своих интересах «двойные стандарты Запада» - такие, как обвинения в адрес России в действиях, в которых якобы в равной степени виноваты США, а также наивный энтузиазм по поводу экспорта демократических революций в страны, где они неизбежно дадут отрицательный результат и вызовут негативные последствия.

Вид на Красную площадь


В прошлом году он раскритиковал Соединенные Штаты за то, что они долгие годы поддерживали восточных диктаторов, как в Египте, а потом вдруг резко изменили свою позицию, бросившись в объятия капризных революционных масс, вышедших на улицы этой страны. Он упрекнул Запад за то, что его поддержка мятежникам, свергнувшим ливийского лидера Муаммара Каддафи, привела к появлению в стране хорошо вооруженных боевиков-исламистов, которые сегодня дестабилизируют весь регион. Он предостерегает, что вооружение боевиков, воюющих с сирийскими властями, может вызвать смертоносный взрыв.

Читайте также: «Голос Америки» 66 лет говорит по-русски

«Такой Россия и будет»

Когда Путин вернулся в Кремль на третий президентский срок, российская внутренняя политика круто повернула вправо. Многие эксперты утверждают, что Путин пользуется предрассудками крайне консервативного православного большинства, чтобы вытеснить на обочину все более требовательный городской средний класс, составляющий ядро антикремлевского протестного движения.

Антиамериканская риторика находит отклик в российской глубинке, в среде рабочего класса, и Путин пользуется ею все более активно, начиная со своей избирательной кампании, прошедшей год назад.

Новые российские законы, направленные на ограничение протестов и свобод в интернете, на ужесточение требований к финансируемым из-за рубежа неправительственным организациям и на вытеснение гомосексуалистов из общественной сферы, шокировали западное общество и усилили дипломатическое похолодание и разногласия по другим, более важным стратегическим вопросам.

Прошлым летом в тюрьму попали две участницы арт-группы Pussy Riot за преступление, которое сводится к богохульству. Многие люди на Западе расценили это как признак того, что Россия даже не пытается стать современным и светским государством.

Однако некоторые российские руководители, занимающиеся вопросами внешней политики, говорят, что им надоело слушать нотации Запада о том, как надо вести свои дела. Они возмущены «посягательствами» Запада, такими, как закон Магнитского, которым вводятся визовые запреты и экономические санкции против российских чиновников, включенных в список злостных нарушителей прав человека.

Также по теме: Обама предложит России новое разоружение?

«Закон Магнитского - это чистый пример двойных стандартов», - говорит председатель Комитета по международным делам Государственной Думы Алексей Пушков.

«Почему они выделяют Россию? Они знают, что если сделают закон универсальным, его придется применять в отношении Бахрейна, Саудовской Аравии, Китая и так далее. Но этим они заниматься не хотят… Мы готовы заниматься цивилизованной конкуренцией с США, однако то, что мы наблюдаем, - это страстное желание превратить нас в такую Россию, какая нужна им. Любопытно, что Китай они принимают таким, какой он есть. Но не нас», - заявляет Пушков.

«СССР был страной, стремившейся экспортировать свои ценности по всему миру, и мы все помним, как к этому относились в Вашингтоне. Россия больше не пытается экспортировать свои ценности, но мы настаиваем на своем праве самим выбирать свой путь. Мы не говорим Западу, что у него не должно быть либерального общества, которое приемлет однополые браки и так далее; мы просто не хотим, чтобы его экспортировали сюда…»

«Мы находимся на совершенно ином этапе. Большинству российского населения не нужна такая Россия, в которую нас хочет превратить Запад. Это более консервативная страна, и такой Россия и будет».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.