Судя по делу Сноудена и решению президента Обамы отменить личную встречу с президентом России Владимиром Путиным в преддверии саммита G-20, сейчас нарастает опасность того, что США повторят те ненужные и дорогостоящие ошибки, которые они допустили в 1990-х годах. В первое десятилетие после падения Берлинской стены ослабленная и лишенная ориентира Россия сначала наблюдала за распадом блока Варшавского договора, а затем и Советского Союза. В обоих регионах, особенно в Центральной Европе, Кремль вполне мог ответить на эти события военным ударом, как он это делал прежде — возможно, даже тактическим ядерным оружием — однако, к счастью, здравый смысл возобладал. Администрация Джордж Буша-старшего и особенно тогдашний госсекретарь Джеймс Бейкер (James Baker) вели тесные переговоры в попытке помочь мирному распаду советской империи, и в лице Михаила Горбачева и Бориса Ельцина они нашли своих союзников.

В следующем десятилетии политика США оказалась менее мудрой и сбалансированной, однако в тот период Россия тоже вела себя не слишком благоразумно. Нет никаких сомнений в том, что Россия лишилась своих мощи и влияния. С мнением России, которую больше нельзя назвать центральным игроком — не говоря о том, чтобы называть ее одной из двух мировых сверхдержав — больше никто не считается. От ее возражений против бомбового удара по Сербии и вторжения Косово просто отмахнулись. Предупреждения России относительно вторжения в суверенное государство Ирак из-за, как позже выяснилось, несуществующей угрозы национальной безопасности США, не принесли никаких результатов. Когда Россия и Китай согласились не мешать введению бесполетной зоны и ограниченному гуманитарному вмешательству в дела Ливии, действия международного сообщества быстро переросли в войну с целью смены режима — при этом в мандат ООН никаких изменений внесено не было.

Если отвлечься от того, насколько эти действия США и их союзников оказались обоснованными и правильными, с точки зрения России, все они были предприняты вопреки ее решительным возражениям — в середине 1970-х годов такого просто не могло произойти. Президент Клинтон и президент Джордж Буш-младший даже не старались притворяться, что они учитывают интересы, позицию и чувства России, и, хотя это было отражением определенных жестких геостратегических реалий, такая политика оказалась не слишком разумной.

Борис Ельцин и Михаил Горбачев


Читайте также: Молчание Путина - признак того, что он смирился с вторжением в Сирию

В течение прошлого десятилетия в отношениях между двумя странами было настолько много разногласий и мало здравого смысла, что сейчас мы могли бы не ожидать учтивости на каком-либо саммите (даже сам термин «саммит» сейчас звучит несколько странно, потому что в настоящее время Россия находится далеко не на вершине). Россия и США расходятся во мнениях по Сирии, Ираку, Косово, Сербии и массе других вопросов международной политики. Более того предвыборная кампания Путина во многом строилась на антиамериканских лозунгах. Сейчас он продолжает вести антиамериканскую пропаганду на государственном телевидении, снова ввел некоторые ограничения на свободу слова и собраний, начал преследование либеральных политиков и НГО (поскольку многие из этих организаций частично финансируются США, он заставил их зарегистрироваться в качества иностранных агентов), назначил своих близких друзей главами регионов и ключевых информационных агентств, выдворил из страны USAID и убедил лидеров некоторых стран открыто выступать против США.

Затем в России неожиданно появился Сноуден с его ценными секретными документами, и США сделали запрос на его экстрадицию. Обама решительно настаивал на том, что Сноудена необходимо вернуть на родину, и Путин, который, несомненно, был раздосадован непредвиденным приездом бывшего агента АНБ, не мог выдать его так, чтобы международное сообщество и особенно российские граждане не расценили его поступок, как проявление слабости. А если представить, что ситуация была бы обратной, согласилась бы Америка на выдачу Сноудена Москве, даже если бы ее заверили, что ему не грозят пытки и высшая мера наказания?

Итак, Сноуден стал последней соломинкой, сломавшей спину верблюду, поэтому президент Обама отклонил приглашение Путина на личную встречу, объяснив это тем, что у их отношений нет основания для прогресса. Но так ли это на самом деле? И было ли это достаточно обдуманным решением со стороны Обамы? Несомненно, в отличие от Китая Россия предоставляла материальную, военную и даже финансовую помощь сирийскому режиму (хотя у России в Сирии есть военная база, которой нет у Китая). Тем не менее, несмотря на китайское вето в Совбезе ООН и провокации в Южно-Китайском море, президент Си Цзиньпин получил приглашение на двустороннюю встречу с Обамой. При этом они не планируют обсуждать никакие потенциальные соглашения ни во время двухдневной неформальной встречи в Калифорнии, ни во время короткой встречи в преддверии международного форума двадцати государств.

Также по теме: Обама, Сирия и конец старого миропорядка

Тем не менее, в отношениях с Россией, как и в отношениях с Китаем, есть такие вопросы, в которых США и Россия могут развивать сотрудничество, и такие (к примеру, Сирия), в которых их разногласия, вероятно, можно каким-то образом смягчить, как они это делали во время предыдущих саммитов. Как минимум им необходимо добиться взаимопонимания. Дело в том, что и США, и Россия обеспокоены ядерной программой Ирана и (хотя и по разным причинам) его поддержкой исламского фундаментализма. Россия согласилась с инициированным США эмбарго на поставки оружия в Иран, но согласится ли она с США в будущем? Усиливающиеся волнения на Ближнем Востоке и в Турции — это еще одна проблема. Кроме того, соглашение по противоракетной обороне и сокращению стратегических вооружений также пока не было достигнуто.

Президент России Владимир Путин во время рыбалки в Республике Тыва


Более того, Россия помогала США в решении ряда важных вопросов: к примеру, она предоставила территориальный доступ к Северной распределительной сети, по которой НАТО осуществляли поставки грузов в Афганистан, когда путь через Пакистан был отрезан. Как бы ни был Обама не согласен с внутренней политикой Путина, это, в конце концов, его внутренняя политика, которая не должна становиться главной темой для обсуждения на двусторонней встрече. Кроме того, политику Путина можно назвать довольно мягкой по сравнению с той политикой, которую советские лидеры вели в отношении своих собственных граждан в прошлом — тем не менее, тогда никому в голову не приходило отменять из-за нее встречи на высшем уровне. На международных саммитах в первую очередь должны решаться вопросы отношений между государствами, а также проблемы, касающиеся всех государств. Именно на таких встречах у России мог бы появиться шанс быть признанной в качестве центральной державы — хотя, скорее всего, чисто формально — а также возможность обсудить способы взаимодействия или, по крайней мере, пути сглаживания разногласий. Пользу приносят не только встречи между теми, кто живет в согласии. Как уже неоднократно отмечалось, дипломаты обычно ведут переговоры со своими противниками, а не союзниками. Цена параллельной встречи может быть довольно небольшой — немного уважения, хотя, возможно, и незаслуженного — в то время как цена настаивания на бессилии России и ее второстепенной позиции в мировой иерархии может оказаться весьма высокой. Россия способна доставить массу неприятностей.

Читайте также: Россия снова и снова делает из Обамы дурака

Наконец, возвращаясь к Сноудену: Путин поставил Сноудену условие, чтобы тот перестал раскрывать информацию, которая может навредить «партнеру» России, то есть США. Бывший агент КГБ Путин не захотел принять с распростертыми объятиями беглеца с пакетом секретов, касающихся национальной безопасности его противника: президент России медлил целый месяц, прежде чем предоставить разоблачителю временное политическое убежище. Возможно, Россия забрала компьютер Сноудена и сейчас уже знает все наши секреты, которые она может использовать против нас, однако пока Сноуден находится в России, никаких публичных разоблачений он сделать не сможет. Если Сноуден уедет в Южную Америку, лавина досадных и весьма щекотливых разоблачений может обрушиться снова.

Несомненно, любая встреча Путина с Обамой проходила бы в довольно напряженной обстановке, однако она могла бы послужить интересам США, не потребовав от них никаких серьезных жертв. Теперь уже слишком поздно отменять отказ от встречи. Путин, без сомнений, переживет этот оскорбительный жест. Однако российско-американские отношения должны продолжаться, и этот инцидент их только усложнит.

На будущих встречах между главами США и России должны обсуждаться общие национальные интересы. Эти саммиты не стоит рассматривать в качестве щедрого дара, преподнесенного американским президентом его российскому коллеге. Президент США должен принимать решение относительно будущих встреч с российским президентом, опираясь на интересы США, в том числе сферы потенциального сотрудничества, сокращение угроз и так далее. Обе страны уверены, что США ничего не потеряют, если будут относиться к позиции России (в том числе к ее решительному несогласию) с той же долей уважения, с какой они относились к ней на пике холодной войны, когда ядерный потенциал России выглядел более угрожающим и был при этом не более реальным, чем сейчас.

Джеральд Хайман прежде занимал должность старшего советника в Центре стратегических и международных исследований, а с 2007 года является президентом его программы Hills Program on Governance. С 1990 по 2007 год он занимал различные должности в USAID, в том числе был директором Отдела демократии и управления с 2002 по 2007 год.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.