«Каждый патрон используй с умом, Василий», — наставлял отец своего сына, когда они вместе ходили охотиться на волков в тайгу. Приобретенный тогда опыт он использовал в Сталинграде в отношении уже других волков — в человеческом обличье, но тоже серых. «Каждый день я убивал от 4 до 5 немцев», — напишет он позже. Леденящие кровь мемуары снайпера Василия Зайцева (1915-1991), Героя Советского Союза, одного из самых знаменитых представителей этой трудной и страшной профессии. Опубликованные в Испании издательством Crítica, они рассказывают читателю о той жестокой схватке, которую вели снайперы в годы Второй мировой войны. Мы оказываемся в самом сердце жесточайшей битвы, когда сидящий в укрытии стрелок видит глаза человека, которого он вот-вот убьет. Воспоминания непосредственно участника тех событий позволяют заглянуть во внутренний мир, проследить за действиями бойцов, которые всегда вселяли непреодолимый страх и какое-то нездоровое поклонение. Одним словом, приподнять тот мистический покров, который всегда окружает снайпера.

В воспоминаниях Василия Григорьевича Зайцева рассказывается о том, как действовал снайпер во время Сталинградской битвы, на личном счету которого было 242 убитых немца, включая 11 вражеских снайперов (уничтожение снайперов противника было одним из приоритетов). Драматические события, в которых участвовал Зайцев, легли в основу кинокартины «Враг у ворот», снятой режиссером Жан-Жаком Анно (Jean Jacques Annaud). Такие историки, как Энтони Бивор (Antony Beevor), считают чистым вымыслом часть того, о чем повествует снайпер, включая продолжительную и напряженную дуэль с опытным немецким снайпером, присланным специально для ликвидации Зайцева (а именно это и является основой сюжета). Как бы там ни было, но воспоминания представляют собой интереснейшее описание жестокой и кровавой битвы в Сталинграде и читаются с замиранием сердца.

В одном из эпизодов Зайцев приказывает своей группе, состоящей из трех пар снайперов, не стрелять по немецким офицерам, которые, думая, что находятся в безопасности, умываются около окопа. «Это всего лишь лейтенанты, — говорит он. — Если мы прихлопнем мелкую рыбешку, то жирная рыба никогда не высунет голову». На следующий день они вернулись на исходную позицию. Решили не трогать высунувшегося было солдата. И вот тут-то и появляются те, кого они ждали. Полковник в сопровождении снайпера с замечательной винтовкой, майор с Рыцарским крестом в обрамлении дубовых листьев и еще один полковник, покуривающий сигареты с длинным и изысканным мундштуком. «Прогремели наши выстрелы. Мы целились в голову, как написано в учебном пособии, и четыре фашиста рухнули на землю, испустив дух». Еще был случай, когда он выстрелил в немецкого офицера, у которого на груди был Железный крест. «Я нажал на курок, и пуля прошла сквозь награду. Немец завалился назад, широко раскинув руки».

Зайцев начинает воспоминания рассказом о своем детстве. Его дед был потомственным уральским охотником и подарил ему первое ружье. Идя на охоту, он смазывал себя барсучьим жиром, чтобы заверь его не почуял. Охотясь на волков, он научился идти по следу и сидеть в засаде, что впоследствии поможет ему «в борьбе против других двуногих хищников, вторгшихся на нашу Родину». Будущий снайпер имел неплохое образование. Окончил строительный техникум и бухгалтерские курсы, работал страховым инспектором.

Читайте также: Элеонора Рузвельт и советский снайпер

В 1937 году его призвали в армию и направили матросом на Тихоокеанский флот, и с тех пор он всегда с гордостью носил тельняшку под военной формой. Зайцев рвался в бой, попросил определить его в роту снайперов и, уже будучи старшиной, 21 сентября 1942 оказался в Сталинграде. Это было похоже на ад. В своем дневнике он запишет, что в воздухе стоял густой запах жареного мяса.

В своем первом бою, когда закончились боеприпасы, низкорослый и широколицый Зайцев, вовсе не похожий на сыгравшего его Джуда Лоу (Jude Law), вступает в рукопашную с немцем и убивает его. Здесь мы видим войну именно такой, какая она есть: «В конце концов, он прекратил сопротивляться, и я почувствовал тошнотворный запах. Умирая, фашист ко всему прочему еще и обделался».

Участник Сталинградской битвы Василий Зайцев


Во время обороны знаменитого завода «Красный Октябрь» переживает тяжелые моменты. Идет так называемая «война крыс», когда противник прячется в подвалах и канализационных люках разрушенного города. В конце октября какой-то полковник увидел, как Зайцев тремя выстрелами из обычной солдатской винтовки уничтожил вражеский пулеметный расчет, состоявший из трех человек. «Выделите ему снайперскую винтовку, распорядился полковник. Зайцеву принесли Moisin Nagant 91/30, и полковник сказал ему: «Вот их уже трое. Теперь веди счет». Так он стал снайпером и вошел во вкус: «Мне нравилось быть снайпером и обладать правом выбора объекта; при выстреле мне казалось, что я слышу, как пуля пробивает череп врага». Зайцев бьет с дальнего расстояния — 550 метров и больше. Прицел позволяет хорошо разглядеть цель.

«Ты знаешь, побрился ли он, видишь выражение его лица, наблюдаешь, как он что-то напевает про себя. И пока твой объект проводит рукой по лбу или наклоняет голову, чтобы поправить каску, ты подыскиваешь наилучшую точку для выстрела. Он и не подозревает, что жить ему осталось несколько секунд». Нет ни сомнений, ни угрызений совести. «Навести мушку прицела между его глаз было несложно. Я нажал на курок, он подергался несколько секунд и застыл недвижимый».

Зайцев рисует советских бойцов исключительно в героическом и благородном свете, а немцев — жестокими: они добивают раненых при помощи огнеметов или бросают их на съедение собакам. Фашисты для снайпера — это «змеи», которые извиваются, когда он придавливает их ногой к земле.

В мемуарах содержится много советов снайперам (Зайцев затем стал инструктором). Родник или ключик – хорошее место для стрельбы по врагу. После выстрела немедленно смени позицию, чтобы тебя не обнаружили.

Стрелку нужно не более двух секунд, чтобы прицелиться и нажать на курок, но наблюдение и маскировка могут занять несколько часов и даже дней. Надо стать невидимкой. Терпение – залог успеха. Вопреки расхожему мнению снайперу действуют не в одиночку, а парами и даже группами, используя разного рода приманки и манекены, чтобы заманить врага в ловушку.

Знаменитой дуэли, о которой рассказывает фильм «Враг у ворот», посвящена целая глава книги. В воспоминаниях говорится о том, что пленный немецкий военнослужащий сообщил, что немецкое верховное командование, обеспокоенное растущими потерями, направило в Сталинград некоего майора Кёнингса, директора школы снайперов Вермахта, расположенной под Берлином, с единственной задачей ликвидировать знаменитого русского стрелка.

Также по теме: Русские дети и король вальса

Немецкий и русский снайперы (в фильме его играет Эд Харрис) играют в смертельную игру. В итоге Зайцеву удается перехитрить и убить немецкого аса. Он выволакивает его труп из укрытия и вместе с винтовкой и документами передает командующему дивизией. Предполагаемый прицел этого предполагаемого (и проигравшего) немецкого снайпера выставлен в Музее Вооруженных Сил в Москве.

«Никогда не было немецкого майора снайпера по фамилии Кёнингс», — заявил в беседе со мной Бивор, детально исследовавший этот вопрос в своей знаменитой книге «Сталинград». Он не упоминается ни в официальных немецких источниках, ни в советских. «Я изучил все отчеты снайперов о Сталинградской битве, имеющиеся в Центральном архиве Министерства обороны в Подольске, и могу с полной уверенностью сказать, знаменитой дуэли между немецким и советским снайпером никогда не было. Если бы она действительно имела место, то наверняка нашла бы свое отражение в отчетах, поскольку таким случаем наверняка воспользовалась бы советская пропаганда. Вся история была придумана уже после Сталинградской битвы».

Бивор вспоминает, что Анно пригласил его на просмотр своей картины «в тщетной надежде, что я не буду слишком критичным; я его заранее предупредил о своей позиции. Французский режиссер купил права на книгу Вильяма Крэйга (William Craig), которая легла в основу фильма. А Крэйг поверил в пропагандистскую историю о дуэли снайперов и рассказы Тани Черновой (в картине ее роль играет Рейчер Вейс) о том, что она тоже была снайпером и возлюбленной стрелка. Бедняга Зайцев, армейские политработники использовали его в своих целях, полностью переписав биографию и превратив ее в легенду. Все это привело к тому, что после войны он впал в депрессию и стал пить».

В действительности, отмечает историк, подвиги Зайцева были сильно преувеличены, и он даже не был лучшим советским снайпером в Сталинграде. А лучшим был сержант Анатолий Чехов (не самая подходящая фамилия для того, кто занимается столь опасным ремеслом), еще один герой городской войны, у которого Василий Гроссман брал интервью и даже сопровождал во время выполнения боевого задания на Мамаевом Кургане, где шли наиболее ожесточенные сражения, чтобы посмотреть, как он действует. В отличие от Зайцева, которого Гроссман тоже лично знал, Чехов, использовавший что-то вроде глушителя, смотрел не на лица, а на знаки отличия. В первый день боев он уничтожил девять немцев; во второй – 17, а за восемь дней – 40. В общей сложности в ходе Сталинградской битвы Чехов ликвидировал 256 вражеских военнослужащих. В 1943 году под Курском он потерял обе ноги. Другими известными советскими снайперами были Иван Сидоренко, поставивший своеобразный рекорд, ликвидировав 500 немецких бойцов. На счету у еще пяти стрелков более 400 убитых немцев. Знаменитая женщина-снайпер Людмила Павличенко уничтожила 309 вражеских солдат и офицеров. После окончания войны стала историком.

О какой-либо длительной дуэли Гроссман ничего не написал, но зато описал схватку между Зайцевым и немецким снайпером, которая длилась… 15 минут. Именно этот эпизод, по мнению Бивора, раздули до масштабов легенды о полной драматизма схватке между Зайцевым и майором Кёнингсом, о котором никто никогда не слышал, якобы посланным для того, чтобы ликвидировать советского снайпера.

Снайпер Людмила Павличенко


В конце своих воспоминаний Зайцев пишет о ранениях, полученных на исходе Сталинградской битвы. Он потерял зрение от разрыва немецкой шрапнели и потратил немало усилий на то, чтобы его восстановить. Вернуться на фронт ему не разрешили, чтобы сохранить столь яркий пример советского патриотизма, и знаменитый снайпер стал обучать новые поколения бойцов. Написанные им пособия до сих пор используются в российских военных училищах. По окончании войны Зайцев был демобилизован в чине капитана и работал на текстильной фабрике в Киеве, постоянно вспоминая о боевых заданиях. Он умер за десять дней до распада СССР, он похоронен на Мамаевом кургане, где шли ожесточенные бои. Возможно, и сейчас дух великого стрелка продолжает наблюдать оттуда за своими объектами среди растворившихся во времени развалин Сталинграда.

Притаившаяся смерть

Среди других известных снайперов можно отметить:

— Финн Симо Хайха («Белая смерть»), лучший снайпер всех времен, убивший 505 советских военнослужащих во время советско-финнской войны (при этом он не использовал оптический прицел).

Читайте также: Золото стало пеплом, а пепел — золотом

— Китаец Чжан Таофанг, в течение 32 дней уничтоживший 214 военнослужащих США и ООН в ходе Корейской войны, потратив на это всего 442 патрона.

— Американец Крис Кайл, стрелок отряда специального назначения ВМС США, убитый в прошлом году в Техасе своим сослуживцем. На его счету 160 ликвидаций, причем первой была смертница, приблизившаяся со взрывчаткой к группе морских пехотинцев. Бойцы иракского сопротивления называли его «Шайтан аль-Рамади» (демон Рамади), а его автобиография «Американский снайпер» стала бестселлером. Не будем забывать и о его соотечественнике Ли Харви Освальде, бывшем морском пехотинце, обладавшим потрясающей меткостью.

— Лучшим снайпером немецкой армии времен Второй мировой войны – действительным прототипом майора Кёнингса — был австриец Маттхаус Гетценауэр, ликвидировавший 345 человек, причем одного из них с расстояния 1100 метров. Награжден Рыцарским крестом. Как и многие другие знаменитые снайперы III Рейха, принадлежал к альпийским стрелкам (Gebirgsjäger), эмблемой которых был цветок эдельвейса, как на фуражке Эда Харриса в кинофильме «Враг у ворот».

— Еще одним знаменитым снайпером Вермахта был Йозеф Аллербергер, использовавший для маскировки зонт. На его счету 257 убитых. Автор леденящих кровь  воспоминаний «Снайпер на Восточном фронте» (издательство Pen & Sword, 2007). В одно из отрывков он описывает, как в буквальном смысле вылетают глазные яблоки из глазниц, когда пуля попадает человеку в затылок.

Комментарии читателей

monocosmico
Покорив Францию за две недели, фашисты подумали, что и со всеми остальными смогут поступать так же, но СССР поставил их на место.

precauto

Первый и очевидный вывод, к которому должен прийти человек, прочитав эту статью (кстати, достаточно интересную), состоит в том, как же низко пал человек. Мы гораздо хуже тех волков, которых в детстве отстреливал господин Зайцев. Но никто ничему не желает учиться. Мы все спорим, кто лучше, а кто хуже: неолибералы, коммунисты, ультраправые, ультралевые…

costadamorte

Понимаю, что не все понравится то, что я сейчас скажу, но это всего лишь размышление, которое может иметь или не иметь свою логику. Поскольку среди рода человеческого нет хищников, которые «регулировали» бы численность населения, то единственным решением, отвечающим законам природы, является сокращение самими людьми численности себе подобных. Это происходит в организованном порядке во время войн (неорганизованно, при совершении уголовных преступлений). Так уж сложилось… снайперы, военные и убийцы – это львы наших «джунглей», а их жертвами являются зебры, антилопы, газели, то есть, все мы. Есть ли какие-то моральные возражения? Да те же самые, которые можно привести в осуждение льва, задравшего антилопу!

pkorotav

Этот самый человек, будь он снайпером или опоясанным динамитом смертником, является страшным последствием философии загнанного в угол индивидуума, над которым издеваются до тех пор, пока он не начинает сметать все на своем пути. Многих подталкивают на подобные действия те, кто находятся рядом, а потом исчезают. Они самые что ни на есть соучастники убийств, называйте их как хотите: политиками, военными, священнослужителями. Общество создают именно они, но одним вручают награды, а другие гибнут под обещания вечной жизни. Кругом сплошная ложь. Родина вас не забудет. До настоящего времени человек так и не научился жить и быть уважаемым, на этой планете живых существ, называемой Землей, этого очень нелегко добиться, одних намерений недостаточно. Надо понимать побудительные мотивы, которые движут каждым человеком. Этот Зайцев не только ежедневно убивал по четыре немца, но и передал свои знания российским военным училищам, чтобы подготовить будущих снайперов.

capiroba pérez

Все будут жить в мире и дружбе? Это вряд ли. Достаточно вспомнить, как крупные немецкие промышленники без малейшего зазрения совести поддерживали нацистов, как восторженно отзывались и благоволили Гитлеру европейские и американские правители, пока чудовище не пошло войной на своих создателей. Что касается открытия Второго фронта, то любое объяснение хорошо, когда нет намерения действовать. Как только гитлеровцы были изгнаны из пределов СССР, то западные державы быстренько открыли Второй фронт, а то вдруг еще советские войска дойдут до Атлантики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.