Кости, кости, сплошные кости… На сдвинутых друг с другом столах, на полках, висящих на стенах — одни только кости. Бедренные и берцовые кости, ребра, лопатки, ключицы, плечевые и лучевые кости… И черепа —великое множество черепов. Все они потемнели, некоторые почти почернели. Все потому, что они почти три тысячи лет пролежали на дне болота.

Замок Вилиград (Wiligrad) на берегу Шверинского озера. Здесь находится штаб-квартира археологического отдела ведомства по культуре и уходу за памятниками земли Мекленбург-Передняя Померания. Это вотчина Детлефа Янтцена (Detlef Jantzen), главного археолога этой земли. Вместе с Томасом Тербергером (Thomas Terberger), бывшим сотрудником Грайфсвальдского университета, теперь работающим в земельном ведомстве по уходу за памятниками в Ганновере, он ведет раскопки в одном из наиболее интересных, с этой точки зрения, мест в Европе: в долине небольшой померанской речки Толлензе.

В боях на Толлензе участвовали до 4000 человек


В этом местечке в 1996 году археологи-любители Ганс-Дитрих Боргвардт (Hans-Dietrich Borgwardt) и его сын Рональд сделали первое сенсационное открытие: они обнаружили человеческую плечелучевую кость, в которой торчало острие кремниевой стрелы, а также две деревянные дубины, по форме напоминавшие бейсбольные биты или клюшки для поло.

Исследования показали, что возраст находок составляет около 3250 лет. Таким образом, они происходят примерно из 1250 года до нашей эры. В 2008 году Янтцен и Тербергер при поддержке Немецкого исследовательского общества начали систематические раскопки в долине Толлензе. Они только что подошли к концу, и началось исследование находок, которое, по всей видимости, займет довольно продолжительное время. Однако уже сейчас ясно: событие, о котором свидетельствуют обнаруженные в долине Толлензе кости и металлические предметы, было уникальным для европейского Бронзового века. Это была битва, в которой погибли несколько сотен из нескольких тысяч человек, принимавших в ней участие.

В 1250 году до нашей эры на Ближнем Востоке уже существовали развитые государства. В Египте правил фараон Рамзес II. На вершине своего могущества находилась империя хеттов в Малой Азии. В 1274 году король хеттов Муваталли II нанес жестокое поражение египтянам в битве при Кадеше, которое, однако, египетская пропаганда Размеса II трактовала как свою великую победу. В 1259 году хетты и египтяне заключили мирный договор, соблюдавшийся на протяжении последующего полувека. Этот договор был написан как египетскими иероглифами, так и хеттской клинописью.

Европе, особенно ее северным регионам, было еще далеко до культурного расцвета. Люди, жившие здесь, еще не умели ни читать, ни писать. Здесь еще не было никаких намеков на зарождение государств. На побережье Северного и Балтийского морей не было никаких следов фортификационных сооружений или хотя бы сколько-нибудь крупных поселений. «По нашим подсчетам, здесь жило от трех до пяти человек на квадратный километр», говорит Детлеф Янтцен. «Таким образом, на территории современного Мекленбурга-Передней Померании жило от 70 до 115 тысяч человек».

Жили эти люди в отдельно стоящих домах, занимались сельским хозяйством и скотоводством, а над могилами выдающихся представителей своего рода насыпали высокие холмы. Об их социальной и политической структуре, а также об их религии практически ничего не известно. Существовали ли семейные кланы, племена и вожди? Кто в подобных условиях находился у власти, кто вел за собой в бой сотни и тысячи воинов? Против кого и за что они воевали? Об этом сведений практически нет.

Именно по этой причине Детлеф Янтцен сотоварищи не могли понять, что именно они постоянно находили в этой болотистой местности на Толлензе. Первые находки они трактовали как следы некоего местечкового конфликта, в котором, возможно, участвовали два соседних клана. Но практически сразу после начала серьезных раскопок они исключили эту версию, потому что на территории всего лишь 300 квадратных метров археологи обнаружили останки 77 человек.

«Мы исследовали всего около десяти процентов поверхности», — говорит Детлеф Янтцен. «Таким образом, можно предположить, что на всей территории покоятся останки 700-800 человек». Если исходить из того, что в бою погибло около 20% его участников, но получается, что в нем сошлись от трех до четырех тысяч человек. «Это не был местечковый конфликт», говорит Янтцен. «Тут уже можно говорить о двух крупных силах, противостоявших друг другу в Бронзовом веке». Однако о существовании каких-либо крупных государств в Европе тех времен ничего не известно.

Среди находок из долины Толлензе превалируют черепа и крупные кости. Мелкие кости вроде кистей рук или ступней археологам практически не встречались. При этом цельных фрагментов скелетов обнаружено не было — это были отдельные кости, главным образом, сложенные в крупные кучи. Среди человеческих останков были также обнаружены останки не менее четырех лошадей. Примечательно, что останки покоились на глубине всего одного метра под нынешней поверхностью земли — настолько за минувшие 3500 лет поднялось дно здешних болот. Благодаря именно этому останки настолько хорошо сохранились до наших дней.

Детали битвы приводят исследователей в замешательство

Помимо костей, были также обнаружены каменные и бронзовые наконечники стрел. Другие, более крупные металлические объекты выудили со дна Толлензе водолазы: это наконечники копий, ножи, серпы, «а также другие вещи, не вписывающиеся в общую картину военного конфликта», — говорит Янтцен — в частности, иглы для шитья и женские металлические нательные украшения. Крупных предметов оружия и украшений, за редким исключением вроде одного бронзового меча, нескольких золотых спиралевидных колец и двух спиралевидных колес из практически чистого цинка, обнаружено не было. Последние предметы заинтересовали археологов особенно: цинк был в те времена очень редким и оттого весьма ценным металлом, необходимым для производства бронзы. Однако в чистом виде он практически не сохранился, потому что подвержен разрушению в ходе химических процессов. Цинковые кольца, обнаруженные в долине Толлензе, сохранились благодаря присутствию в них небольшого количества свинца.

В непосредственной близости от места первичных раскопок прямо на берегу реки — на небольшом полуострове, огибаемом рекой — археологи обнаружили крупнейшее из всех захоронение костей: на площади всего в 12 квадратных метров они нашли целых 1478 костей, в частности, более 20 черепов. Что могло произойти здесь? Победители сваливали трупы своих врагов в кучи? Или здесь окопалась небольшая группа оборонявшихся, которых — всех до последнего — убили превосходившие их по силе нападавшие?

В замке Вилиград Уте Бринкер (Ute Brinker) и Аннемари Шрамм (Annemarie Schramm) пытаются разгадать загадочную историю этих находок. Некоторые из них имеют на себе своеобразные подсказки. Вот, например, череп с округлым отверстием в задней части размером с детский кулак. Очевидно, этот человек получил удар по голове тяжелым предметом — возможно, деревянной дубиной вроде той, которую обнаружил Рональд Боргвардт. В другом черепе застрял бронзовый наконечник стрелы, впившийся в мозг его обладателя примерно на три сантиметра. А на одной берцовой кости есть след от удара мечом.

Происхождение других следов определить не так легко. Вот, например, бедренная кость с небольшим крестообразным надрезом, сделанным как будто крестообразной отверткой — это след от бронзового наконечника стрелы. Многие следы крайне малы — обычно это мельчайшие сколы или щербины. Другие заметны невооруженным взглядом, однако их возникновение с трудом поддается трактовке, как, например, диагональный раскол на бедренной кости.

Две исследовательницы из Археологического института из Гамбурга идут в исследовании подобных следов ранений совершенно новым путем. Хелла Хартен-Буга (Hella Harten-Buga) и Мелани Швиннинг (Melanie Schwinning) до того, как заняться археологией, изучали инженерию. Теперь они на основе виртуальных 3D-моделей, созданных с помощью снимков компьютерных томографов, реконструируют механику событий, в ходе которых человек мог получить то или иное ранение. Так, им удалось доказать, что человек со сломанной бедренной костью не упал с лошади, как предполагалось ранее, а был поражен в бедро неким острым оружием — предположительно, копьем.

Все это отдельные фрагменты большого «паззла», которые, возможно, когда-нибудь удастся воссоздать в виде единого целого и понять, что же произошло 3500 лет назад на берегу Толлензе. Многих фрагментов этого «паззла» пока недостает. Исследование ДНК, извлеченных из костей, а также изотопов стронция из зубной эмали пока не завершено. Кроме того, их недостаточно для того, чтобы с уверенностью говорить о происхождении воинов, которым принадлежали обнаруженные останки. Сильно различающиеся показатели содержания стронция говорят о том, что они происходили из различных географических областей.

В померанских болотах погибли воины из альпийских предгорий?


Другие индикаторы также не дают однозначного ответа на вопрос о происхождении людей, погибших в битве на берегах Толлензе. Так, например, обнаруженный в костях изотоп углерода d13C свидетельствует о присутствии пшена в продуктах питания, которые потреблял данный конкретный человек. Таким образом, участники сражения, похоже, питались именно этим зерном. Это, в свою очередь, может говорить о том, что они пришли сюда с юга, в частности, из предгорий Альп, где пшено выращивали еще с начала каменного века. С другой стороны, в отдельных костях, найденных в Мекленбургском поозерье, также обнаруживалось высокое содержание d13C. Таким образом, можно лишь констатировать, что в конфликте могли участвовать как местные жители, так и пришельцы из других регионов.

На возможные причины конфликта указало геофизическое исследование, проведенное Романо-германской комиссией Немецкого археологического института. Кости и металлические предметы на берегах Толлензе были обнаружены на отрезке протяженностью около трех километров. В его южной части исследователи обнаружили останки некоего подобия переправы через реку. Сломанные деревянные столбы, два слоя деревянных пластов на них, также песочная насыпь — «это похоже на мощную дамбу», говорит Детлеф Янтцен. Исследование годовых колец на этих деревянных столбах показало, что строительство дамбы началось около 1700 года до нашей эры, то есть примерно за 400 лет до сражения на Толлензе.

«Это практически раскрыло нам глаза», — говорит Янтцен. «Мы даже представить себе не могли, как давно здесь появилась эта укрепленная переправа». Это говорит о том, что это был оживленный путь, причем не только для пеших путешественников, но и для конных повозок. Переправа через реку на оживленной дороге, определенно, была стратегически важным местом, которое, возможно, находилось под охраной небольшого отряда вооруженных людей. Таким образом, можно предположить следующий сценарий развития событий: некий отряд воинов, некоторые из которых перемещались верхом, приблизился к фортификационному сооружению, натолкнулся на сопротивление и вынужден был отступить. Защитники этого укрепления, в свою очередь, запросили подмогу, которая пришла и вступила в бой с нападавшими. Однако кем были эти нападавшие и чего они хотели, кто привел их в эти малонаселенные места — на все эти вопросы ответов пока нет. «У нас нет никаких письменных документов из тех времен», — говорит Янтцен.

За одним исключением: Висмарский рог. Он был обнаружен еще в XIX веке в одном из болот в окрестностях ганзейского города Висмара. К тому моменту от рога остались лишь бронзовые элементы отделки, происходящие примерно из тех же времен, что и находки с берегов Толлензе. На них видны спиралевидные орнаменты, спицевые колеса, корабли (или сани), а также две стоящие фигуры со щитами и копьями. Может быть, из одного из именно таких рогов кто-то протрубил начало боя на Толлензе?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.