Космическое агентство НАСА готовит миссии, о которых мы могли читать в научной фантастике. Рассказывает Чарльз Элачи, крестный отец миссии «Кассини», открывший океаны воды подо льдами.


Я спросил у Чарльза Элачи (Charles Elachi), когда мы встретим инопланетян, и он мне назвал места и время. Он тут же добавил, что нам повезло, а главное, повезло молодежи, потому что «мы живем в золотой век космических исследований».


Элачи — это Вернер фон Браун межпланетных миссий. Бывший директор места, пронизанного атмосферой научной фантастики, Лаборатории реактивного движения НАСА (Jet Propulsion Laboratory) в калифорнийской Пасадене, Элачи — отец двух символов космических путешествий, знаменитых благодаря удивительным изображениям других миров, которые они нам преподнесли: это марсоход «Кьюриосити» (Curiosity) и зонд «Кассини» (Cassini), использовавшийся для исследования Сатурна и его разнообразной коллекции спутников.


Как объясняет Элачи, находящийся в Риме в связи с визитом в Итальянское космическое агентство и Университет Ла Сапьенца (La Sapienza), места, о которых идет речь, — это луны Солнечной системы: Титан, Энцелад и Европа. Время — около 2020 года.


La Stampa: Профессор, инопланетная жизнь ближе к нам, чем мы думаем? Это так?


Чарльз Элачи:
На самом деле, зонд «Кассини» невероятно повлиял на наше сознание. Мы открыли, что Титан, один из спутников Сатурна, омывают дожди, на нем есть реки и озера, похожие на земные. Различие состоит в том, что они углеводородные. Таким образом родился ключевой вопрос: существует ли какая-то форма жизни, похожая на ту, что известна нам на нашей планете, или отличная от нее? Этот вопрос актуален и для другой луны — Энцелада.


— Какие она таит сюрпризы?


— На ней есть гейзеры, бьющие из подземного океана, и они состоят в основном из воды. И вот мы снова задаемся вопросом, есть ли что-либо в этом море. Энцелад — еще один пример того, как «Кассини» всех очаровал.


— Есть еще один не менее чарующий спутник, на сей раз это спутник Юпитера под названием Европа: там тоже океан подо льдами. Могут ли и там быть инопланетные существа?


— Мы считаем, что там расположен огромный океан воды, напоминающей ту, которую мы пьем на Земле. Существуют также признаки возможного присутствия органического материала. Там жизнь действительно могла эволюционировать.


— Как вы ее себе представляете? Если не считать бактерий, рыб и морских чудовищ?


— Что вдохновляет в любом исследовании, так это то, что никогда не знаешь, что именно обнаружишь.


— Когда вы будете выведывать у Европы ее секреты?


— В Лаборатории реактивного движения мы готовим миссию «Европа Клиппер» (Europa Clipper), чтобы исследовать Европу при помощи радара. Миссия начнется примерно в 2020 году, и в то же время стартует также миссия Европейского космического агентства под названием «Джуси» (Juicy), которая тоже займется ее исследованием, а потом — и двумя другими спутниками, Ганимедом и Каллисто. А в долгосрочной перспективе мы рассчитываем отправить на Европу спускаемый аппарат и перфорировать ее поверхность, чтобы узнать, что там, внизу. А еще мы планируем отправку ряда зондов, которые соберут образцы почвы Марса и доставят их на Землю.


— Мы найдем марсиан?


— Мы не считаем, что на Марсе есть жизнь, скорее, там остались следы форм жизни, существовавшей около 3 миллиардов лет назад, когда на планете были реки воды.


— Какого рода эта жизнь?


— Вряд ли речь идет о динозаврах! Скорее, об одноклеточных.


— Пока мы занимаемся поисками инопланетян, космос наводняют роботы. Их будет все больше?


— Здесь, в Риме, я говорил со студентами о ближайших 30 годах космических исследований в надежде вдохновить их: мне было примерно столько же лет, сколько им сейчас, когда я начинал. В то время мы были счастливы, если каждые три-четыре года удавалось реализовать одну миссию. Сегодня у нас 23 действующих зонда, мы проводим по одной-две миссии в год, и шесть — по программе. Будущее открывает вдохновляющие горизонты, и Италия благодаря Итальянскому космическому агентству играет очень важную роль как в исследовании космоса, так и в наблюдении за ним.


— Сегодня дистанционные наблюдения преподносят нам неожиданную информацию о других потенциально гостеприимных местах. Какова вероятность обнаружить клоны Земли?


— Ключевой аспект исследований связан как раз с изучением других солнечных систем, где есть планеты, похожие на нашу: благодаря телескопу «Кеплер» (Kepler) — и это не случайно — мы обнаружили, что на орбите почти каждой звезды есть планеты.


— Милнер и Хокинг, миллиардер и исследователь космоса, хотят отправить несколько флотов космических нанокораблей к звездной системе Альфа Центавра. Как по-вашему, это возможно?


— К сожалению, звезды находятся достаточно далеко, и Альфа Центавра, самая близкая, расположена на расстоянии четырех световых лет. При помощи имеющихся у нас средств мы достигнем ее через 10 тысяч лет, и именно поэтому изучаются другие технологии, от лазерных лучей до солнечных парусов. Но, даже если мы достигнем доли скорости света, нам все равно потребуются 100-200 лет.


— Считаете, это слишком долго?


— Нет, если подумать о больших соборах в Европе: чтобы воздвигнуть их, потребовались аналогичные сроки. Начало работы над этими миссиями нельзя назвать иррациональным: это будет наше наследие для будущих поколений.


— Возвращаясь к более сжатым срокам: кто первым доставит человека на Марс? НАСА или Илон Маск?


— Я не рассматриваю это как соревнование. Отправить экипаж на Марс — это предприятие, требующее мирового сотрудничества.


— И вопрос вопросов: мы обнаружим разумных существ во Вселенной?


— Не думаю, что нас посещали инопланетяне, но, на мой взгляд, во Вселенной есть жизнь. Если повсюду действуют одни и те же законы физики, нет никаких причин, по которым жизнь возникла бы только здесь. Однако не знаю, отличается она или нет, разумна она или нет. И не знаю, пытался ли когда-либо кто-нибудь вступать с нами в контакт.