По словам климатолога Веры Балабух, изменения климата не только создают массу новых вызовов и угроз для человечества, но и способствуют возникновению новых болезней.

На сайте «Главред» состоялся чат с климатологом, географом-метеорологом, заведующей отделом прикладной метеорологии и климатологии Украинского гидрометеорологического института Верой Балабух. Общаясь с читателями, она рассказала, вернутся ли на Украину настоящие снежные и морозные зимы, как изменится длительность и характер сезонов, или Украина превратится в пустыню, почему в нашей стране средняя температура возрастает вдвое, то и втрое быстрее, чем во всем мире, когда стоит готовиться к войнам за питьевую воду, и насколько остро для нас стоит проблема дефицита воды, что ожидает Крым в связи с катастрофической нехваткой воды, как украинцы собственными руками создают себе проблемы, в частности, мощные пылевые бури, а также какие части украинской территории рискуют уйти под воду из-за поднятия уровня мирового океана, которое происходит вследствие изменений климата в мире.

Кроме того, климатолог рассказала, почему украинским женщинам стоит пополнить гардероб шубами с отстегивающимися рукава, почему в октябре цветут вишни, стоит ли утеплять растения этой зимой, а также могут ли климатические изменения привести к апокалипсису.

Представляем стенограмму чата с Верой Балабух.

Smilik: Вопрос о грозе в Киеве седьмого октября. Скажите, пожалуйста, а гроза с молнией и громом в середине осени, в октябре — это нормальное явление или аномалия? Ведь у классика было о «грозе в начале мая»…

Вера Балабух: Грозы с молнией и громом на Украине бывают не только в мае, но и осенью и даже зимой. И хотя зимние грозы наблюдаются довольно редко, но они в любом случае являются типичным явлением. Поэтому грозу в октябре аномалией не назовешь. Несмотря на календарь, у нас еще сохранялась летняя погода даже в начале октября. А гроза при таких температурах не является чем-то экстремальным, она типична для лета. Впрочем, классик, о котором вы упомянули, любил бы грозы в любое время года, если бы жил в настоящее время, потому что у нас почти два месяца не было существенных осадков, а тут наконец-то выпал долгожданный дождь. Ведь для урожаев дождь нужен не только летом, но и сейчас, когда начали засевать озимые, рапс и другие культуры, которые засевают в зиму. Все эти посевы нуждаются во влаге. К тому же, из-за того, что у нас засуха продолжалась длительное время, влага не сохранилась не только в верхнем слое почвы, но даже и в метровом. А это крайне неблагоприятное явление также для деревьев и кустов, которые, не получив влаги сейчас, войдут в зиму достаточно ослабленными и могут погибнуть.

Umka: С чем связано цветение деревьев, которое можно наблюдать, в частности, в Киеве, в настоящее время? Буквально позавчера видела вишню, которая цветет и пахнет, как весной, вчера — каштаны с цветами… Холодные времена года отменяются и сразу весна?

Вера Балабух: Это связано с изменениями климата, которые происходят на планете, и в частности, на Украине. Прежде всего к этому приводит повышение температуры, которое, в свою очередь, вызывает изменение продолжительности сезонов и увеличение длительности вегетационного периода растений. Сейчас период вегетации начинается довольно рано. А в этом году — из-за отсутствия зимы — он даже не прекращался. Поэтому многие растения у нас «растерялись»: начинали цвести и в феврале, и в марте, и в апреле, и в мае, а сейчас начинают цвести повторно. Это негативно влияет на растения, потому что они слабеют и даже могут погибнуть, если сохранятся неблагоприятные условия — дефицит осадков и притоки холодного воздуха, пусть и кратковременные.

Тамара (Житомир): Когда в этом году ждать «бабьего лета», и насколько продолжительным оно будет? Вообще, тот факт, что «бабье лето» в последние годы растягивается у нас на более продолжительный период, чем обычно, это хорошо или плохо, ведь так или иначе повышается среднегодовая температура? Соответственно, какие новые реалии для нас создает рост среднегодовой температуры?

Вера Балабух: О «бабьем лете» говорить немного рановато, потому что у нас только заканчивается просто лето. «Бабье лето» — это, как правило, кратковременный период повышения температуры, который наступает после длительного периода понижения температуры. Пока что во многих регионах Украины, даже в северных областях, температура воздуха была по-настоящему летней. К тому же, в разные регионы Украины «бабье лето» придет не везде одновременно и будет продолжаться по-разному. У нас действительно повышается средняя годовая температура, но это — общемировая тенденция, которая отражает процессы изменения энергетики нашей планеты. Ведь показатель температуры позволяет отслеживать изменения во всей климатической системе: в атмосфере, гидросфере, литосфере и биосфере. Все эти сферы объединяет энергия, или температура.

Изменения в энергетической составляющей влияют на все системы и приводят к изменениям в них. А потому происходят существенные трансформации в атмосфере: меняется термический режим, режим увлажнения и ветра, повторяемость и интенсивность опасных явлений. Это, конечно, влияет и на водные ресурсы: на режим рек и океанов. Температура значительно возрастает, и это в значительной степени способствует повышению температуры океанов. Например, слой воды Атлантики впервые прогрелся на два километра. Это приводит и к изменениям в криосфере: уже наблюдается отсутствие устойчивого снежного покрова, таяние ледников, уменьшение арктического ледового покрова. Все это влияет не только на температуру, но и на атмосферные процессы. Итак, изменения, свидетелями которых мы сейчас являемся — беспрецедентны. Если раньше такие изменения происходили в течение полутора тысячи лет, то сейчас они происходят в течение жизни одного поколения. Именно то, что изменения климата происходят чрезвычайно быстро, и составляет самую большую проблему для нас. Таких темпов на нашей планете еще не наблюдалось. И эти изменения связаны именно с антропогенным фактором, в частности, с увеличением концентрации парниковых газов, возникающих за счет человеческой деятельности.

Валентина Ивановна: Очень практические вопросы к вам. Весьма ли свирепыми прогнозируются в этом году морозы и когда ударят, стоит ли основательно укрывать и утеплять у дома растения, которые боятся морозов, и когда начинать это делать? Ждать ли в этом году в Киеве снег — стоит ли покупать на зиму шубу?

Вера Балабух: Прогнозы говорят о том, что зима в этом году должна быть теплой по сравнению с зимами конца прошлого века и начала этого. Впрочем, следует учитывать, что научные методики прогнозирования погоды, существующие на сегодняшний день, не позволяют сказать заранее, какой именно будет температура воздуха в определенном регионе в отдельные дни зимы, когда выпадет снег, будет ли дождь на Новый год, как долго будет лежать снег. Поэтому все долгосрочные прогнозы погоды, в которых идет речь о таких явлениях и процессах, не имеют под собой никакого научного обоснования. Достоверный прогноз, действительно подкрепленный научным обоснованием, синоптики могут предоставить лишь за три-пять суток. Именно к этим прогнозам стоит прислушаться и принимать решения, потому что они имеют высокую точность и могут осуществиться. Достоверность таких прогнозов — восемьдесят-девяносто процентов.

Долгосрочные научные прогнозы, на месяц или сезон, позволяют получить информацию лишь о том, каким будет этот период (теплым или холодным, влажным или засушливым) относительно какого-то другого периода, как правило, климатической нормы. То есть они позволяют получить информацию об аномалии — отклонение средних за сезон значений температуры и осадков от их средних многолетних значений в этом регионе. В этих прогнозах мы пока не можем определить точно, как будет меняться температура и какой она будет. Так, например, ожидается, что январь этой зимой на Украине может быть на два-три градуса теплее, чем в начале века. Это может быть за счет того, что в течение месяца будет сохраняться аномально высокая температура. А также за счет того, что будет период или даже несколько периодов с аномально высокой и низкой температурой, но будет преобладать более теплая погода.

Но как именно будет распределяться температура в течение сезона, сказать очень трудно. Потому что могут наблюдаться ежедневные аномалии, в результате которых может появиться в среднем аномальная температура. Или наоборот, как в прошлом году — две декады января сохранялась очень высокая температура (в Полесье и во Львовской области отмечена даже температура, которая обычно характерна для южного побережья Крыма), а потом буквально неделю держалась аномально низкая температура, впрочем, в результате мы все равно получили среднюю температуру выше нормы. Сказать сейчас, как будут развиваться атмосферные процессы в течение месяца или всей зимы, мы не можем, потому что они будут зависеть от очень многих процессов разного характера, которые будут происходить на нашей планете, причем не только в атмосфере, но и в океане. Особенно в океане — если речь идет о сезонных и лунных прогнозах. А информации о том, что происходит в океане, у нас очень мало, как и о том, что происходит в верхних слоях атмосферы. Именно это в значительной степени сдерживает развитие долгосрочного прогнозирования. И именно на развитие такой сети наблюдений направлены сегодня усилия Всемирной метеорологической организации (ВМО).

Чтобы решить, укрывать или не укрывать растения, следует прислушаться к прогнозам Украинского гидрометеорологического центра и областных центров по метеорологии. Специалисты отслеживают эти процессы и предупреждают о неблагоприятных явлениях погоды. А насчет того, стоит ли покупать шубу на зиму, то это зависит от того, в каком регионе вы проживаете. Украина — большая страна, и у нас в течение зимы очень разнообразные погодные условия. Есть регионы, где зимы могут быть достаточно суровыми, причем не только за счет низкой температуры воздуха, но и за счет большой скорости ветра и влажности воздуха, которые значительно влияют на наше теплоощущение. Это — Карпаты, северо-восточные и восточные области Украины. Да и в других регионах могут быть отдельные территории, где формируются свои местные погодные условия, иногда довольно некомфортные.

Однако для всей территории Украины характерна тенденция к тому, что зимы становятся менее суровыми и более комфортными для человека. Зимних дней, когда температура воздуха ниже нуля, и когда нам нужна шуба, становится все меньше. В прошлом году таких дней в Киеве за всю зиму было около восьми. Сколько их будет этой зимой, сказать трудно, но, по прогнозам, и зима 2020-2021 годов, очевидно, тоже не будет суровой. Ожидается, что средняя за сезон температура будет выше, чем в начале века, и значительно выше, чем в середине прошлого века. То есть около двадцати дней в месяц может преобладать достаточно теплая, как для зимнего сезона, погода. Однако не следует забывать, что это все же зима, и у нас сохраняется вероятность того, что в течение остальных дней месяца может быть прохладно, а в отдельные дни — довольно холодно. Поэтому о шубе можно все-таки подумать. Или подумать о модели этой шубы — лишь бы в ней можно было отстегнуть рукава, сделав из нее жилетку.

Татьяна: Вера Алексеевна, скажите, у нас в этом году тоже не будет фактической зимы, а Новый год будет без снега? С чем связано то, что украинские зимы стали больше похожи на осень?

Вера Балабух: Согласно предыдущим прогнозам мировых прогностических центров, зима в этом году на Украине также ожидается теплой, по сравнению с концом прошлого и началом этого века. Однако какой именно будет температура зимой, и будет ли снег на Новый год, сейчас сказать нельзя. Об этом можно узнать только за три-пять суток. Наверное, снег будет выпадать, потому что мы находимся в умеренных широтах, и арктический воздух будет заходить на территорию Украины. Вопрос в том — как долго будет идти снег. Но об этом будем знать ближе к моменту, когда будем отслеживать процессы, которые будут происходить в атмосфере.

А тот факт, что зимой у нас наблюдается преимущественно осенняя или весенняя погода, связан с изменениями климата, наблюдающийся на нашей планете, в частности, связанный с повышением температуры. И именно зимой на Украине эти изменения до недавнего времени были наиболее существенными. При этом повышалась не только максимальная, но и минимальная температура. Это приводило к тому, что средняя температура за сутки становилась все выше, количество дней с низкой температурой уменьшалась. Интересная особенность: на общем фоне повышения температуры количество дней с сильными морозами (то есть минус двадцать градусов и ниже) не менялось. Это создает риски для многих сфер, например, сельского хозяйства. Растения являются очень чувствительными к таким изменениям, потому что из-за того, что вегетационный период не прекращается даже зимой, они становятся более ослабленными. А при арктических вторжениях они просто могут погибнуть.

Jerry: Могут ли на Украину вернуться настоящие зимы — со снегом и морозами?

Вера Балабух: Когда мы говорим об изменениях, которые происходят, речь идет об общих тенденциях. Климатические модели, которые позволяют нам сейчас оценивать возможные сценарии климатических изменений, говорят о том, что температура воздуха и в дальнейшем будет расти. К тому же, вероятно, что раз в десять лет, а в некоторых регионах не так часто, могут бывать суровые холодные и снежные зимы. То есть вероятность таких зим остается, но они будут случаться все реже. Можно ли ситуацию с изменениями климата «отмотать назад», все будет зависеть от того, до какого предела мы дойдем. Например, то же Парижское соглашение преследует цель не допустить повышения температуры больше, чем на два градуса. Ведь если средняя годовая температура воздуха повысится более чем на два градуса, это приведет к необратимым изменениям не только в атмосфере, но и во всей климатической системе. Цифра два градуса большинство людей никак не впечатляет. Казалось бы, что такое два градуса, если в течение суток иногда температура воздуха меняется на десять-пятнадцать градусов — ничего, выживаем. Но на самом деле повышение средней температуры воздуха в год на одну десятую градуса означает рост продолжительности теплого периода на один день. Поэтому, когда речь идет о том, что средняя температура глобально может вырасти на два градуса, то это означает, что продолжительность теплого периода может увеличиться на двадцать дней.

Важно: эти изменения неравномерны. Больше всего они наблюдаются в полярных широтах. Двадцать дней для полярных широт — это очень много, потому что это продолжительность полярного лета. Представьте, если это лето увеличится вдвое. Процессы, которые происходили в этом году, ярко отражают будущие изменения. Температура воздуха в полярных широтах, в той же Сибири — в Верхоянске, который является полюсом холода в северном полушарии достигала тридцати восьми градусов. На том же Шпицбергене и в других, приближенных к Полярному полюсу широтах, температура в этом году превышала двадцать градусов. Эти аномалии очень существенные, и фактически в регионах, где должна быть зимняя погода, было лето. Естественно, все это приводит к интенсивному таянию ледников. Посмотрите, что происходит в Гренландии. У нас сейчас практически открыт Северный морской путь, он уже почти не замерзает, а кромка льда отошла более чем на сто километров от берега. Происходит интенсивное таяние вечной мерзлоты. Все это чрезвычайно опасно. Сейчас температура поднялась всего на один градус по сравнению с началом века, но мы видим уже такие впечатляющие изменения.

Страшно представить, что произойдет, когда температура повысится на два градуса. По данным климатических моделей, нас ждет повышение температуры в арктических регионах не на два-пять градусов, а на восемь-десять. Представьте себе, если продолжительность лета в полярных широтах вырастет на три месяцев. Отсюда и таяние ледников, и повышение уровня мирового океана. Но тревожит не только это, но еще и изменение атмосферных процессов, потому что эти регионы очень важны для формирования циркуляции атмосферы, то есть это будет определять, какие циклоны будут приходить на нашу территорию, какие воздушные массы они будут приносить с собой, а, соответственно, какую погоду формировать. Именно поэтому не допустить дальнейшего повышения температуры является сверхважной задачей, от выполнения которой зависит выживание человечества.

Tarass: Объясните, пожалуйста, почему для Украины обычным явлением стали пыльные бури и смерчи? Причем еще тридцать-сорок лет тому назад этого не было, или это было крайне редким явлением? Пугает, что же тогда будет еще через тридцать-сорок лет…

Вера Балабух: Как раз сорок-пятьдесят лет тому назад пыльные бури были чрезвычайно опасным явлением на Украине. Например, в начале семидесятых годов наблюдались столь мощные пыльные бури, которые были способны перенести весь плодородный слой почвы целой области и полностью разрушить его. Эти бури наносили чрезвычайно большой ущерб. Их иногда называли «черными бурями». Тогда решили бороться с этим явлением, и для этого были посажены лесополосы. Это решение оказалось достаточно эффективным и позволило побороть бури. Это — пример позитивного влияния человеческой деятельности на погоду. Посаженные лесополосы, помимо прочего, позволили повысить влагосодержание почвы и уменьшить скорость ветра. Это привело к тому, что в течение последних тридцати-сорока лет у нас почти не было пыльных бурь, а если и случались, то они не становились стихийными бедствиями. То есть тогда мы практически побороли это явление. Но после того, как у нас в течение последних лет начали массово вырубать лесополосы — они были уничтожены буквально за несколько лет, и к этому добавились еще и все новые процессы, происходящие в атмосфере, у нас снова возникают пыльные бури.

Весной 2020 года мы видели достаточно мощную пыльную бурю даже в Киеве. Это — не случайность. Это — первый звоночек, который призывает нас остановиться, потому что дальше нас ждет беда. Эти явления на Украине со временем будут становиться значительно более частыми и опасными. Таким образом мы возвращаемся к тому, что происходило в шестидесятых-семидесятых годах. Потому что дефицит влаги, огромная засуха, которая наблюдается, отсутствие осадков, что сопровождается усилением скорости ветра — все это создает благоприятные условия для возникновения пыльных бурь. Особенно они опасны в начале весны, когда растительность еще отсутствует, начинаются полевые работы и вспашка земель, грунт становится рыхлым, поэтому ветер легко его поднимает и переносит на большие площади. Наличие лесополос просто не позволило бы этого: они бы уменьшили скорость ветра, а влага, которую они бы задерживали, не давала бы почве подняться в воздух.

Но для смерчей лесополосы не являются преградами. Это явление чрезвычайно опасное, даже для атомных электростанций, которые являются достаточно мощными и защищенными сооружениями. Смерчи наблюдаются преимущественно летом и имеют иную природу для образования. Это — конвективное явление, которое возникает тогда, когда в атмосфере есть большая неустойчивость. Повышение температуры воздуха, наличие достаточной влаги, особенно, когда происходит поступление холодного воздуха на высотах, способствуют образованию таких мощных вихрей. Смерчи, как и другие конвективные явления, у нас становятся более частыми. Кроме того, увеличивается и продолжительность периода, в течение которого они наблюдаются. Если в восьмидесятых годах смерчи в умеренных широтах возникали в мае-августе, то теперь они фиксируются и в апреле, и в марте, и в сентябре. Недавно в Херсоне был мощный смерч. Увеличение количества смерчей также связано с изменениями климата, ростом температур и ростом неустойчивости атмосферы.

polit_ua: Некоторые ваши коллеги-климатологи предупреждают, что в недалеком будущем нашу страну ждут длительные засухи, продолжительные периоды без дождя. В связи с этим вопрос: может ли Украина столкнуться с новой для себя проблемой — голодом и невозможностью выращивать продукты питания в тех объемах и в том разнообразии, к которому мы привыкли?

Вера Балабух: Две самые большие опасности, которые создают изменения климата в мире — это проблемы с продовольствием и водой. Потому что тенденция к росту дефицита влаги крайне негативно сказывается на сельском хозяйстве многих регионов. Например, в африканских странах это приводит к тому, что люди больше не могут жить в этих странах и вынуждены покидать свою территорию, возникают, так называемые, климатические беженцы, и их количество постоянно растет. Эти тенденции — повышение температуры и засуха — характерны и для Украины. Но все-таки мы находимся в более благоприятных климатических условиях, и эти изменения для нас пока что не являются катастрофическими, хотя и затрудняют возможность получить устойчивые урожаи многих культур. Довольно часто у нас один год из четырех может быть очень урожайным, и мы не знаем, куда девать эту сельскохозяйственную продукцию, а другой — наоборот. Поэтому для того, чтобы избежать таких проблем, необходимо адаптироваться к изменениям. Прежде всего речь идет о применении новых технологий выращивания культур (сейчас без орошения невозможно вырастить урожай не только на юге Украины, а уже даже и на Полесье, то есть на территории, которая до недавнего времени считалась зоной избыточного увлажнения — развитие капельного орошения помогло бы увеличить урожай), а также о селекции и выращивании новых культур, которые могут существенно обогатить наш рацион.

Украина находится в достаточно хороших климатических условиях, и при умелом использовании происходящих изменений (увеличение продолжительности вегетационного периода, его теплообеспечение и тому подобное), может получать несколько урожаев и стать житницей всей Европы, да и не только ее. Ведь смог Израиль, площадь которого сопоставима с площадью Херсонской области, обеспечить овощами не только себя, но и другие страны, выращивая их практически в пустыне. У нас значительно лучшие условия, чем у Израиля, и мы должны этим воспользоваться. Увеличение продолжительности вегетационного периода дает возможность выращивать дополнительные урожаи. Уже даже сейчас на Украине прослеживается тенденция по выращиванию «третьего урожая», так называемых, послежнивных культур: собирается урожай озимой пшеницы, а сейчас он созревает на две-три недели раньше, чем обычно, и на тех же полях можно посеять гречиху или другие культуры. Поэтому при умелом управлении и пользовании ресурсов Украине голод не страшен. Учитывая это, нам позарез нужны планы по адаптации к климатическим изменениям как отдельным общинам, так и на общегосударственном уровне. Насколько я знаю, на Украине сейчас разрабатывается такой план адаптации к изменениям климата для сельского, лесного и рыбного хозяйства.

Ksana: Может ли большая часть Украины стать сплошными Олешковскими песками и превратиться в пустыню? Каким регионам это грозит?

Вера Балабух: К счастью, вся Украина в Олешковские пески не превратится. Но зона рискованного земледелия распространяется на север. Так же и граница степной зоны продвигается на двести-триста километров к северу. Распространяются не только сами зоны, но и культуры, характерные для каждой из них. Уже даже в Полесье, где находится лесная зона и зона смешанных лесов, появляются степные растения, которые постепенно вытесняют те виды, которые ранее были характерны для Полесья.

Семенов Р. А.: Наверное, ни одна власть независимой Украины не заботилась надлежащим образом об элементарных вещах, которым в советские времена уделялось время и внимание — обычные посадки. Не могли бы вы растолковать, как специалист, чем нам грозит вырубка самых обычных посадок вокруг тех же полей или дорог?

Вера Балабух: Лесополосы вырубают не только люди для бытовых нужд. Довольно часто приезжает мощная техника — и через несколько часов от посадки остается куча пепла. Они сортируют древесину: ствол отдельно забирают, ветки тут же сжигают. Вместо лесополосы в итоге вырастают акации и непонятно что, и это становится прибежищем для мусора, который туда начинает выносить местное население (так добавляется еще одна проблема). Но, как мы уже говорили, лесополосы — это защитные полосы, которые защищают дорогу от заносов, а также увеличивают влагосодержание почвы на полях. Кроме того, поля и лесополосы были спланированы так, чтобы обеспечить влагой все это поле. Существует правило: воздействие лесополосы равно одиннадцати высотам дерева, растущего в лесополосе.

Поэтому и высаживали тополя, высота которого тридцать-сорок метров, а это значит, что она влияла на влагосодержание почвы на триста-четыреста метров с одной и, с другой стороны. Так незащищенным оставался очень маленький участок на поле, которое было обсажено по периметру. Теперь же мы имеем только какие-то кустики вместо деревьев. Что и от чего они могут защитить? Поэтому, лесополосы потеряли свою защитную функцию. Это чрезвычайно опасно, в частности, учитывая изменения, которые сейчас происходят, и исходя из риска образования пыльных бурь. Тем более, если учитывать рост засушливости: мы должны беречь воду, а мы этого не делаем и только разрушаем почвы, которые есть, и теряем урожаи. К тому же, у нас в основном высаживают монокультуры (подсолнечник и кукурузу), которые забирают из почвы большую часть влаги. Таким образом, складывается чрезвычайно опасная ситуация.

Наталья Д.: Вера Алексеевна, какие изменения и сюрпризы могут ждать Украину из-за бездумной вырубки лесов, в частности, карпатских?

Вера Балабух: Вырубка лесов — это еще одна сверхважная проблема. В частности, это приводит к уменьшению количества осадков, а те незначительные осадки, которые выпадают, очень стремительно достигают подножия горы, потому что деревья являются своего рода защитным слоем, который аккумулирует влагу и уменьшает скорость перемещения водных потоков к подножию. У нас же значительная часть лесов была вывезена. Причем, когда их вывозили, колесами проделали очень мощные колеи, что стало дополнительным фактором для увеличения паводковой опасности этого региона. В результате даже небольшие ливни создают там большие проблемы — мощные паводки и селевые потоки, даже зимой также возникает риск схода лавин. Речь идет именно о карпатском регионе. Еще одна большая опасность, которая таким образом возникает — рост пожарной опасности. При вырубке леса не многое что остается на месте вырубки. Часто одни деревья срубают, а другие остаются, как сухостой — это становится дополнительным источником для возникновения и распространения огня.

Михайленко Л.: Почему в этом году, как никогда, Украину терроризировали масштабные пожары, в которых сгорали леса и целые поселки? Сначала не могли справиться с пожарами в Чернобыльской зоне, теперь вот Луганщина… Стоит ли обвинять изменение климата в том, что Украина стала легковоспламеняющейся?

Вера Балабух: В этом году у нас был чрезвычайно угрожающий пожароопасный период. Официально он у нас начинается с первого апреля, но в этом году уже в марте бушевали мощные пожары, а седьмого апреля горел чернобыльский лес. Повышенной пожарной опасности способствовала длительная засуха, которая сохранялась фактически с мая 2019 года и продолжается до сих пор с небольшими перерывами. Но очень существенным фактором стало отсутствие зимы, в частности, отсутствие снежного покрова. Потому что, когда выпадает снег, он пригибает и ломает растения и сухостой, которые появились в течение теплого сезона, а когда снег тает — эти растения начинают гнить. В результате это затрудняет распространение пожаров. Впрочем, зимой 2019-2020 годов снега почти не было. Растения, появившиеся в течение прошлого лета, не были сломаны и не перегнили, а простояли до весны. Плюс — дефицит влаги, который наблюдался и сильные ветры, которые не только приводили к образованию пыльных бурь, но и к интенсивному распространению пожаров. Такие условия были очень благоприятными для возникновения и распространения пожаров. Но, в девяносто процентах случаев причиной пожаров становится человеческая деятельность или бездействие. Опрометчиво брошенная спичка или подожженная трава заставляли гореть те растения, которые не перегнили, и это становилось причиной масштабного пожара. В итоге это и привело к тому, что пожары были масштабными и нанесли большой ущерб.

Кроме того, от лесных пожаров на той же Житомирщине в основном страдали сосновые леса. Во-первых, значительная часть лесов на Украине — уже старые. Во-вторых, сосновые леса были очень изъедены вредителями, а потому стояли сухими. В-третьих, сосновые леса — легковоспламеняющиеся, а шишки, когда горят, как торпеды, разлетаются в разные стороны на расстоянии около ста метров. Именно поэтому лесные пожары при благоприятных погодных условиях мгновенно распространялись. Сказались дефицит воды для тушения лесных пожаров, а также нехватка людских ресурсов. Раньше, например, в Полесье, когда возникали лесные пожары, привлекались лесхозы, их работники, военные части — все, что можно было использовать на тушение пожара. Сейчас гасить такие пожары некому, потому что деревни вымерли, и там остались в основном одни старики. В результате, лесная охрана и пожарные части ГСЧС своими силами просто не в состоянии справиться с огнем таких масштабов. То есть очень много причин, почему у нас сложилась и продолжает сохраняться чрезвычайно опасная пожарная ситуация. И, к сожалению, нет оснований надеяться, что в следующем году в этом плане ситуация станет лучше. Поэтому уже сейчас следует приложить усилия и выделить средства, чтобы подготовиться к будущим вызовам, чтобы пожары в следующем году не стали для нас неожиданностью.

Александров: Как скоро наша страна столкнется с острой проблемой дефицита воды? Неужели уже наши дети и внуки будут жить в реалиях, когда вода будет подаваться по часам? Насколько в этом плане ситуация на Украине может стать катастрофической?

Вера Балабух: Дефицит воды станет проблемой не только наших детей и внуков — мы с вами уже живем в таких условиях. Если раньше о дефиците воды в основном говорили на юге и востоке Украины, а также в Крыму, где проблема воды (особенно питьевой) всегда стояла остро, то, к сожалению, изменения климата привели к тому, что теперь воды не хватает и в северных областях. Даже Полесье, где раньше был такой избыток влаги, что проводили мелиорационные работы и осушали болота, сейчас страдает от засухи. Возникают проблемы с водой и на западе Украины, во Львовской, Хмельницкой и других областях. Это связано с ростом засушливости и повышением температуры воздуха. В этом году с состоянием водных ресурсов и водообеспечением была просто катастрофическая ситуация. Данному вопросу было даже посвящено совещание СНБО. Немного спасли ситуацию те дожди, которые прошли в мае. Но во многих регионах Украины, особенно на востоке, катастрофическая ситуация сохраняется и сейчас. Эта засуха привела к огромным проблемам в Одесской области и на юге страны, где многие фермеры почти полностью потеряли свой урожай.

Виктор-рыбак: Госпожа Вера, куда исчезают и почему настолько мелеют наши реки? С чем связано это обезвоживание, какие последствия имеет, ведь вода значительно больше прогревается? Среди всего прочего, что я наблюдаю — вымирание рыбы, цветение воды и тому подобное… Можем ли мы, украинцы, самостоятельно что-то сделать с этим? Потому что даже посреди Днепра то там, то здесь выныривают новые островки из камыша.

Вера Балабух: Эти катастрофические процессы связаны с изменением климата, изменением температурного режима и режима увлажнения. Рост температуры в холодный период приводит к изменению структуры осадков: они выпадают преимущественно в виде дождя, а не снега. Как следствие — устойчивый снежный покров не образуется. А наши реки имеют преимущественно снежное питание. Итак, если снега нет, река не получает достаточно воды, да и та влага, что есть, испаряется при высоких температурах. В результате в этом году пересохли не только маленькие реки, но и в значительной степени большие реки. Катастрофическая ситуация возникла со многими водохранилищами и прудами. И это не удивительно, если учесть, что этим летом во многих регионах, когда температура воздуха достигала тридцати — тридцати пяти градусов, осадков не бывало в течение шестидесяти-семидесяти дней подряд. А если они и случались, то это, как правило, были ливневые осадки, когда вода не просачивалась в почву, а стекала. Вследствие этого влагу недополучили верхние грунтовые водоносные слои, соответственно, реки недополучили дополнительной подземной влаги, которая также не смогли пополниться за счет снежного покрова.
К тому же, объем воды в реках не просто уменьшается, но и повышается температура воды. А это приводит к уменьшению в ней кислорода, а как результат — гибели рыбы и цветению водорослей. Кроме того, увеличиваются расходы на очистку воды, для того, чтобы она стала питьевой. Впрочем, кроме того, что на наши реки негативно влияют климатические изменения, у нас еще и начался маловодный период. Сочетание этих двух факторов привело к таким катастрофическим последствиям, которые мы сейчас наблюдаем. Что мы можем сделать? Во-первых, сохранять воду, которую имеем, потому что она становится все большим дефицитом. Мы должны наконец понять, что вода — это не бесконечный ресурс. Вода может скоро закончиться. Еще десять лет назад проблема нехватки воды казалась проблемой далекого будущего, по крайней мере проблемой наших детей и внуков. Но прошло совсем немного времени, и дефицит воды стал нашей проблемой. Если мы останемся без воды, наши дети и внуки нам просто не простят.

Во-вторых, надо попытаться сохранить водный режим и экосистемы прибрежных регионов. Этому способствует увеличение зеленых насаждений, благодаря которым влага меньше испаряется, не стекает, просачивается в нижние почвенные горизонты и пополняет реки. Именно зеленые насаждения вдоль речных берегов, позволяют не только укрепить их, но и сохранить ручьи, питающие реки. Так, например, Китай в течение последних десятилетий интенсивно «строит» зеленую стену, высаживая сто километровую полосу лесов, которая должна остановить продвижение пустыни на юг. И китайцам удалось достичь значительных успехов в этом направлении. Такую же зеленую зону высаживают и на африканском континенте, чтобы сохранить саванну. Поэтому сохранение лесов и зеленых насаждений является достаточно эффективным средством, которое позволит сохранить наши водные ресурсы в новых климатических условиях.

Кроме того, мы упоминали о том, что исчезает вода в колодцах. У нас есть запас артезианских вод, но — далеко не на всей территории Украины. То есть не все регионы имеют возможность бурить скважины и получать качественную воду, пригодную для питья. И эту проблему мы не можем решить за счет бурения более глубоких скважин. Примером может послужить Крым. Там пытаются бурить скважины, чтобы получить воду для своих нужд. Но это лишь приведет к засолению почв и потери той воды, которая сейчас еще есть. В результате катастрофа с водой в Крыму только усилится.

Mila: Что может ждать Крым в связи с проблемой воды — он обречен превратиться в пустыню? Немало воды на полуострове сейчас берут из-под земли (из колодцев и скважин), но безопасно ли это, и не приведет ли к тому, что почвы там просто засолятся?

Вера Балабух: К сожалению, учитывая тенденции, которые наблюдаются, можно быть уверенными, что рост температуры и увеличение дефицита осадков будут и в дальнейшем характерны для Крыма. А, следовательно, ситуация с водой там лишь ухудшится. Если Украина еще имеет хоть какой-то дополнительный ресурс, то Крым такого ресурса не имеет, потеряв Украину и днепровскую воду. Без днепровской воды полуостров не сможет решить свою проблему с дефицитом водных ресурсов. К тому же, в Крыму питьевая вода, которая там еще имеется, обладает очень плохим качеством. Артезианские скважины, которые сегодня активно бурятся в Крыму, не решат проблему, а приведут к новой, в частности, к засолению почв. И если сейчас скважины выкупаются у местного населения, это свидетельствует о том, что проблема стоит очень остро. А это лишь начало маловодного периода, который может длиться еще несколько лет! То есть самое интересное в Крыму еще впереди. Поэтому аннексия Крыма была очень неудачным решением, потому что в смысле воды Крым — это «чемодан без ручки». Недаром в свое время Крым отдали именно Украине, так полуостров можно было хоть как-то обеспечить водой, вложив чрезвычайно много средств. И даже если будет реализован план с захватом Херсонской области, это все равно не решит проблему с водой. Считаю, если бы Россия осознавала, что этот шаг окончательно решит проблему, она бы давно уже захватила эту территорию.

Wrangler: Что происходит с водными ресурсами Украины? Уже сегодня под Киевом не хватает воды, в Днепропетровской области из крана течет невероятно вонючая жижа, на юге Украины все пересыхает насмерть — что же ждет нас дальше?

Вера Балабух: Климатические изменения влияют на состояние всей климатической системы, в том числе и водных ресурсов. Повышение температуры воздуха, особенно в холодный период, приводит к уменьшению, а часто и к отсутствию снежного покрова, а снег, как мы говорили, является основным источником питания наших рек. Нет снега — река не получает необходимую ей воду, то есть эта влага не пополняет подземные водные горизонты. Увеличение продолжительности бездождевого периода, которое сопровождается ростом максимальной температуры, приводит к росту засушливости. А рост испаряемости лишь усиливает эти процессы. Сейчас на Украине один на другой накладываются два процесса, которые негативно влияют на состояние водных ресурсов: начало маловодного периода, имеющего определенную цикличность, и изменение климата, который усилил эти процессы. Практически с мая прошлого года на значительной территории Украины наблюдается очень интенсивная засуха, которая прекращалась лишь на короткий период.

Следовательно, аномально высокие температуры воздуха, отсутствие снежного покрова и дефицит осадков, продолжавшихся в течение этого периода, привели к тому, что значительное количество прудов и малых рек пересохла, уровень грунтовых вод понизился, а в тех водоемах, которые остались, начали бурно развиваться водоросли, которые негативно повлияли на качество воды. К сожалению, эти процессы будут продолжаться и в дальнейшем. Добавлю лишь то, что для изменения температуры также характерна определенная цикличность. Часто говорят, что это повышение температуры связано с ростом солнечной активности. Однако, как раз сейчас этот рост температуры наблюдается на фоне снижения солнечной активности.

Последние пять лет были самыми теплыми за полвека, а на Украине — за весь период инструментальных наблюдений. Итак, такого жаркого периода у нас еще не было. А данные Всемирной метеорологической организации говорят о том, что и в Европе, и в северном полушарии, и, вообще, на планете около десяти лет, но особенно последние пять лет являются самыми теплыми. То есть, если, вдобавок ко всему прочему, еще начнется период повышения солнечной активности, это будет способствовать еще большему росту температуры воздуха. Поэтому все те опасные процессы, которые уже наблюдаются, существенно усилятся.

Леонид: Как на данный момент оценивается качество воды и воздуха в нашей стране, и какая вырисовывается тенденция, как изменится это качество, скажем, лет через пятьдесят? Вообще, можно ли пить нашу воду из крана, которая в основном берется из Днепра и Десны?

Вера Балабух: Этот вопрос не совсем ко мне — у нас есть сеть наблюдений за качеством воды и воздуха, где все это исследуется. Впрочем, могу сказать, что качество воды существенно ухудшается, и сейчас позарез нужны новые методы ее очистки. Эта тенденция характерна не только для Киева, но и для всей Украины. В определенных регионах эта проблема стоит очень остро, например, в восточных областях. Что касается качества воздуха, то, казалось бы, у нас не такая внушительная промышленность, какая была в советские времена, когда работало большое количество заводов, которые давали значительное количество выбросов, поэтому качество должно быть лучше. Но сейчас существенно на качество воздуха влияет автомобильный транспорт. Атмосфера имеет способность очищаться, и при наличии осадков, тумана, ветра те частицы, которые попадают в атмосферу, рассеиваются и оседают. Но если у нас длительный период нет дождя и туманов, воздух не очищается. Если у нас преобладает область высокого давления, антициклоны, а именно их повторяемость возрастает в течение последних лет, то для них характерно такое явление как задерживающие слои. То есть в атмосфере образуются такие слои воздуха, которые задерживают загрязняющие вещества, возникающие у земной поверхности, и не дают им возможности рассеяться. Как следствие, атмосфера становится более грязной, часто возникает смог, особенно когда начинаются масштабные пожары.

Tianna: Вера Алексеевна, не могли бы вы рассказать, куда «заведут» Украину климатические изменения — какова тенденция того, в каком направлении меняются времена года в наших краях, к чему мы, в итоге, придем (к каким температурам, количеству осадков, природным явлениям)?

Вера Балабух: К середине XXI века при реализации сценария, который предполагает сбалансированное развитие энергетической отрасли, являющейся основным источником выбросов парниковых газов, на Украине ожидается дальнейшее повышение околоземной температуры воздуха на полтора градуса, а к концу века — на три градуса. А повышение температуры на три градуса означает увеличение продолжительности теплого периода почти на месяц. Это приведет к существенному изменению климатической нормы характеристик термического режима на всей территории страны, и особенно в южных и восточных областях. Ожидается увеличение средних за год/сезон значений температуры воздуха, количества теплых, летних и жарких дней, тропических ночей (когда температура воздуха ночью выше 20 градусов), дней благоприятных для вегетации и активной вегетации, а также увеличение продолжительности жаркого периода. Уже сейчас часто летние температуры у нас устанавливаются не только в мае, но и в апреле, то есть продолжительность теплого периода у нас увеличивается иногда на целый месяц. Но в дальнейшем такие изменения будут характерны еще и для осеннего сезона, то есть, как в этом году, лето может быть вплоть до начала октября. То есть, нас ждет увеличение продолжительности теплого периода за счет не только весны, но и осени.

К середине ХХІ века на Украине также может уменьшиться количество морозных дней, дней с минимальной температурой ниже минус десять-двадцать градусов и максимальная продолжительность периодов с такой температурой. Уменьшится и количество дней, требующих отопления. В отличие от температуры, количество осадков за год не изменится, однако произойдет перераспределение их по сезонам и месяцам — зимой осадков может стать больше, а вот летом, наоборот, меньше. Изменится и структура осадков. Зимой они будут выпадать преимущественно в виде дождя, а летом — ливней. Будет расти продолжительность бездождевого периода и увеличится количество конвективных явлений погоды и их интенсивность (град, грозы, шквалы, смерчи). Сами осадки могут стать более интенсивными, особенно в Карпатском регионе и крупных городах.

Виталий: Вера Алексеевна, в одном из ваших интервью вы сказали о том, что на Украине климатические параметры меняются в два раза быстрее, чем в мире. Не могли бы вы объяснить, почему? Что мы делаем не так, что ускоряет этот процесс?

Вера Балабух: Да, действительно, скорость изменения средней за год околоземной температуры воздуха на Украине значительно опережает рост глобальной температуры — как правило, дважды, а в некоторых регионах даже втрое. За последние годы эти изменения только ускорились. Эти изменения мы уже наглядно наблюдаем, например, за фактическим отсутствием зимы в 2019-2020 годах. Причиной этого является изменение атмосферной циркуляции, а прежде всего нарушение зонального переноса воздушных масс и усиление меридиональных процессов. Причиной этих изменений являются естественные и антропогенные процессы, изменяющие энергетический баланс Земли, способствуя повышению температуры земной поверхности. По данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата, этот рост в значительной степени обусловлен ростом антропогенных выбросов парниковых газов и других антропогенных факторов. При этом вклад парниковых газов в повышение глобальной температуры земной поверхности составляет 0,5-1,3 градуса. В то же время вклад природных факторов и естественной изменчивости в пределах от минус одной десятой до плюс одной десятой градуса.

Эти изменения неравномерны на планете. Температура в полярных широтах больше всего возрастает, что приводит к уменьшению градиентов температуры и давления между полярными и экваториальными широтами. Воздушные потоки, которые они формируют, становятся неустойчивыми и начинают варьировать, приобретая то южную, то северную составляющее. Растет амплитуда этих колебаний и уменьшается скорость их перемещения. Так как области высокого давления (антициклоны) движутся значительно медленнее, чем области низкого давления, они часто блокируют перемещение циклонов, которые вынуждены двигаться или южнее, или севернее, принося соответственно более теплую или прохладную погоду. Те воздушные массы, которые формируются в тропических широтах, теперь могут достигать полярных широт. И то, что на полюсе холода — в Верхоянске — наблюдалась температура тридцать восемь градусов выше нуля, как раз и является следствием этих процессов. В прошлом году на Украине двадцать второго декабря наблюдалась температура воздуха пятнадцать-двадцать градусов выше нуля. Это также было обусловлено мощным выносом тропических воздушных масс.

Сейчас часто можно наблюдать такую картину, что температура воздуха в Скандинавии может быть выше, чем в Турции. И на Украину с севера приходят не холодные воздушные массы, а теплые, что, казалось бы, является просто невероятным. Классический процесс арктического вторжения теперь иногда сопровождается приходом теплой воздушной массы из Арктики. Украина в этой системе находится преимущественно в области высокого давления. На ее территории преобладают южные, юго-западные, западные и юго-восточные потоки, которые приносят теплые воздушные массы. А развитие блокировочных процессов в атмосфере способствует их длительному пребыванию на территории нашей страны. Как следствие, у земной поверхности температура воздуха существенно возрастает, растет и количество периодов с аномально высокой температурой и максимальная их продолжительность. Именно поэтому мы наблюдаем такие существенные изменения термического режима. Но причиной этого является изменение планетарной циркуляции атмосферы, обусловленное деятельностью человека, в частности, увеличением концентрации парниковых газов. Поэтому мы должны приложить максимум усилий, чтобы не допустить дальнейшего их роста, и остановить потепление в пределах полтора-два градуса. Ведь если эти изменения превысят два градуса, изменения в атмосфере и в целом в климатической системе станут необратимыми.

polit_ua: Что вы, как климатолог, считаете крупнейшими глобальными угрозами для человечества? Назовите, пожалуйста, хотя бы топ-3 самые острые, с вашей точки зрения, угрозы, которые вас, как специалиста, больше всего беспокоят или даже пугают…

Вера Балабух: Наиболее опасная угроза — увеличение количества и интенсивности опасных явлений погоды. Об этом неоднократно говорила и Всемирная метеорологическая организация: более девяносто процентов убытков человечества связаны именно с метеорологическими условиями. У нас регулярно проводится экономический форум в Давосе, где специалисты отмечают риски для устойчивого развития человечества, бизнеса и тому подобное. И они неоднократно отмечали, что увеличение интенсивности опасных и стихийных явлений относятся к наибольшим угрозам и рискам для развития человечества. Таких явлений, даже в этом году, было очень много. Вторая угроза — дефицит воды, обеспеченность водными ресурсами. Проблема воды стоит очень остро, а в некоторых регионах мира становится причиной конфликтов. И причиной будущих крупных конфликтов в мире станет именно борьба за воду. Ранее подобные вещи нам казались фантастикой, однако этот сценарий уже реализуется. Например, война в Ливане, которая, собственно, началась из-за проблемы с водой, а затем эту ситуацию использовали определенные страны и организации. Начиналось все с того, что была мощная засуха, был потерян урожай, поэтому климатические беженцы были вынуждены оставить свои дома и переехать в другие города, но там их никто не ждал. Это создало соответствующее напряжение в обществе, которое было использовано. И до сих пор этот военный конфликт никак не могут потушить.

Kat32: Скажите откровенно, обращая внимание на деятельность людей (в глобальном масштабе), их отношение к природным ресурсам, вы верите в возможность супер-масштабных природных катаклизмов и апокалипсиса?

Вера Балабух: В течение последних десятилетий во всем мире увеличивается количество природных катаклизмов. Изменение климата обусловливает рост их количества и интенсивности. Наибольший экономический ущерб и потери наносят тропические циклоны. Общая энергия тропического циклона за день в семьдесят раз больше энергии, которую потребляет за день все человечество, и в двести раз больше мирового производства электроэнергии и соответствует энергии, которая освободилась бы от взрывов десяти ядерных бомб. Только от тропических ураганов за последние пятьдесят лет погибло почти восемьсот тысяч человек, а экономический ущерб достиг около одной тысячи четыреста миллиардов долларов. В среднем это сорок три смертельных случая и семьдесят восемь миллионов долларов ежедневно! Количество и интенсивность этих ураганов, особенно четвертой и пятой категорий, растет, что приводит к большим человеческим потерям, катастрофическим разрушениям и убыткам для многих стран, особенно островных.

Вспомните ураган Идай, который в прошлом году практически разрушил Мозамбик, Зимбабве и Малави. Ураган Дориан нанес непоправимый ущерб Багамским островам. Скорость ветра в нем достигала триста двадцать километров в час, ветер сопровождался очень мощными ливнями, когда за несколько дней выпало почти полторы тонны осадков на квадратный метр. Да еще и мощные нагонные волны, высота которых достигала десять метров и более. Разве это не картина апокалипсиса? Ураганы Катрина, Эндрю, Ирма, Сэнди в Атлантике были еще мощнее. Но тайфуны, образующиеся в Тихом океане, значительно мощнее атлантических. И, к сожалению, их интенсивность и частота увеличивается. С 1975 по 2005 год энергия ураганов выросла на семьдесят процентов, скорость ветра увеличилась в полтора раза, а, кроме того, увеличилась продолжительность циклонов. В этом году мы с вами стали свидетелями беспрецедентной активности циклонической деятельности в тропиках. Впервые после 2005 года для наименований ураганов не хватило букв латинского алфавита, поэтому метеорологи перешли на греческий! Сейчас к побережью США приближается ураган Дельта, и это уже десятый ураган в этом сезоне, что является абсолютным рекордом. Он уже достиг четвертой категории, скорость ветра в нем составляет двести пятнадцать километров в час и далее усиливается. Однако сезон еще не закончился, и ураганы все еще могут возникать в октябре и ноябре. 2020 год — просто беспрецедентный!

Впрочем, несмотря на то, что количество мощных ураганов растет, жертв, как правило, очень мало. Это достигается благодаря тому, что значительное развитие получили системы наблюдения, прогнозирование этих явлений и своевременное предупреждение. Довольно точно прогнозируется траектория перемещения ураганов, в частности, урагана Дориан, когда за трое суток было отселено все население в штате Флорида (более шести миллионов человек!), которое обитало на пути урагана. Но — вопрос: если бы такое явление произошло на Украине, смогли бы у нас за трое суток отселить шесть миллионов человек? Насколько мы готовы к таким вызовам? К счастью, Украина находится в умеренных широтах, и к нам такие циклоны не приходят.

Cfyz: Как жить дальше? Академик Вернадский говорил: «Возьми от природы столько, сколько можешь вернуть». А человечество с его потребительской философией и конкурентной гонкой убьет планету. И как жить?

Вера Балабух: Ответ на этот вопрос дал сам Владимир Иванович Вернадский — знаменитым стало его выражение: «Берегите природу, которая является вашей матерью». Этот месседж долгое время можно было увидеть при входе на географический факультет Киевского национального Университета имени Тараса Шевченко. Так вот, для того, чтобы предотвратить эти все апокалипсисы, нам нужно беречь природу, частью которой мы являемся. Бурное развитие технологий, рост численности населения и его потребностей часто влияют на окружающий мир, изменяют не только облик планеты, но и процессы, которые в ней происходят. Порой эти изменения приобретают катастрофические последствия. И если раньше мы говорили об отдельных регионах, то сейчас эти процессы приобрели уже планетарный масштаб. Поэтому, если человечество не изменит свое отношение к природе, ребенком которой оно является, то просто исчезнет.

Hunter: Согласны ли вы с тем, что все вопросы, связанные с экологией — это большая политика, а потому никто и никогда из людей в «верхах» не скажет нам правды об истинном положении дел?

Вера Балабух: Могу с этим согласиться лишь отчасти. Климатические изменения, происходящие сейчас, приобрели настолько масштабный характер, что даже если бы наши политики захотели что-то скрыть, у них бы это просто не получилось. Потому что эти процессы коснулись уже всей окружающей среды и приобрели глобальный масштаб. Однако действительно вопросы экологии и климата из-за масштабности процессов вышли за пределы научных проблем и перешли в политическую плоскость. Даже на Украине уже существует Департамент климатической политики, хотя нет Национальной гидрометеорологической службы, которая существовала много десятилетий. Есть только управление по гидрометеорологии при ГСЧС Украины. Хочется надеяться, что планы по уменьшению объемов выброса парниковых газов и переходу на возобновляемую энергетику будут реализованы, чтобы предотвратить дальнейшие изменения климата.

demchenko_d.: Мой вопрос — наверное, на пересечении нескольких научных сфер, по крайней мере, климатологии и вирусологии… Впрочем, очень интересно услышать ваше мнение. Как думаете, может ли человечество «поблагодарить» глобальное изменение климата за новую пандемию в том числе? Способны ли климатические изменения создать благоприятные условия для появления новых вирусов или возбудителей неизвестных до этого болезней, по сравнению с которыми нынешний covid покажется нам «ягодкой»?

Вера Балабух: Мне трудно говорить об этом, потому что я не проводила таких исследований. И я точно знаю, что сейчас во всем мире проводится много исследований о влиянии погодных условий, в частности температуры, влажности, ультрафиолета, на возникновение и распространение covid-19. Результаты этих исследований были обнародованы на международном симпозиуме ВМО, который прошел в начале августа этого года. Пришли к выводу, что пока однозначных зависимостей между погодными условиями и возникновением и распространением коронавируса не обнаружено. Но в то же время ученые отметили, что в зимнем сезоне 2020-2021 годов в северном полушарии вполне возможна повторная волна эпидемии. Эти выводы базируются на опыте борьбы с другими респираторными инфекциями, которые обычно циркулирующих зимой, а не на знании климатической чувствительности covid-19. Но, кроме этого коронавируса, существует много других вирусов и заболеваний, которые зависят от изменения климата и существенно влияют на здоровье человека. Именно изменения климата способствуют возникновению и распространению новых болезней, например, таких как лихорадка Эбола. Высокая температура способствует увеличению тепловой нагрузки и теплового стресса на организм человека и, по оценкам ВМО, стала самым опасным явлением в течение последних пяти лет на всех континентах. Ожидается, что в будущем возникновению новых болезней и их распространению также будут способствовать изменение климата.

Ирина: Вера Алексеевна, спасибо за ваш интересный и необходимый труд! Скажите, пожалуйста, какие направления деятельности в прикладной метеорологии являются в наше время приоритетными?

Вера Балабух: Приоритетными направлениями прикладной метеорологии является исследование влияния погодных условий на природные ресурсы, отрасли экономики, жизнедеятельность населения, выявление их региональных особенностей, разработка методов прогнозирования опасных для них явлений и условий погоды. В частности, мы разработали методику прогнозирования пожарной опасности в условиях погоды или горения лесов, согласно которой уже третий год подряд происходит прогнозирование и оценка пожарной опасности, о которой предупреждает Украинский гидрометцентр. Такие прогнозы позволяют скоординировать работу соответствующих служб и направить их в те регионы, которые являются наиболее опасными. Выявленные зависимости позволяют оценить изменение климатических условий и их влияния на различные отрасли экономики — сельское хозяйство, энергетику, транспорт и тому подобное.

Ginger: Расскажите, пожалуйста, почему случаются дожди, которые выпадают с рыбой, с лягушками, с апельсинами или еще с чем? С какими «добавками» случаются такие дожди на Украине и почему? И можно ли предсказать, что будет такой интересный дождь с бонусом?

Вера Балабух: Дело в смерчах, которые являются своего рода вертикальной «трубой», которая опускается к земле и имеет чрезвычайно большую скорость ветра. Смерч будто засасывает то, что попадается на его пути. Когда такой вихрь проходит, например, через водоем, он может все, что там обитает, вобрать в себя, поднять на большую высоту воду вместе со всем, что было в водоеме: рыбами, лягушками и тому подобное. А потом — перенести на другую территорию и выпасть там дождем вместе со всем содержимым. Так же вместе с ветром иногда поднимается пыльца, а затем выпадает в виде «зеленого» дождя, который у нас можно увидеть весной. После длительного бездождевого периода, выпадающие осадки вымывают все, что накопилось в атмосфере. Например, в Запорожье или Кривом Роге, где много промышленных гигантов, которые осуществляют выбросы в атмосферу, часто случаются «красные» дожди, то есть вместе с водой на землю выпадает все, что было аккумулировано в атмосфере. Спрогнозировать такое явление невозможно.

semen-senia: Скажите, имеют ли какие-либо последствия для природы попытки человека подкорректировать погоду, например, прогнать тучи над Москвой, когда там проходит Парад Победы? Где потом выливается дождь, который прогнали от Москвы?

Вера Балабух: У людей складывается впечатление, что облака можно «гонять», как в мультике, где пели: «Облака, белогривые лошадки…». На самом же деле облако — это не объект, который можно «разогнать». Это, скорее, атмосферный процесс. Поэтому мы можем лишь что-то скорректировать: повлиять на размер капель, скорость образования осадков в облаке. Но если нет условий для образования облака, то мы никоим образом на него не повлияем — мы можем повлиять только на процессы в нем. Например, введение в облако ионов серебра в определенной области позволяет повлиять на размер градин, потому что влага конденсируется не на одной частице, образовавшейся в атмосфере, а на нескольких, в том числе на дополнительных источниках, которые мы вводим. За счет этого град образуется меньшего диаметра, и тогда, выпадая, он просто тает по пути, пока летит к земле. Таким образом удается предотвратить крупный град. Такие технологии у нас работают. «Рассеивание» облаков над определенной местностью — это тот же самый процесс, когда мы пытаемся корректировать размер капель. И тогда осадки могут выпасть не в той точке, где осуществлялось воздействие, поскольку воздух все время движется, а рядом, поблизости. Все зависит от скорости потоков. Или же просто за счет того, что частички становятся меньше, они просто не долетают до земли.

Паникер: Существуют прогнозы, что часть территорий скоро затопит, например, Филиппины, часть Британии, Нью-Йорк, Крым и т.д. Что будет, по вашим прогнозам? И как скоро это может случиться?

Вера Балабух: Крымский полуостров не затонет, потому что он довольно «высокий», там есть горная система, однако риск для степной части, особенно ее северных регионов, все же существует. Наиболее интенсивно повышение температуры происходит в арктических широтах, что приводит к интенсивному таянию арктического льда, ледников. Кроме того, девяносто процентов энергии, которая образуется за счет повышения температуры, аккумулируется океаном. Существенно возрастает температура верхнего слоя океана: ранее речь шла о толщине семьсот метров, но в течение последних лет речь уже идет о двух километрах. За счет того, что вода нагревается и ледники тают, повышается уровень мирового океана. За период с 1901 по 2010 год уровень мирового океана повысился на девятнадцать сантиметров. Такие изменения будут продолжаться и в дальнейшем. Они могут привести к затоплению значительных регионов, особенно прибрежных. В Европе от этого уже страдают Нидерланды, а далее это станет проблемой фактически для всех прибрежных зон, ведь у нас, как правило, наибольшее количество населения проживает именно на побережье океанов и морей. На Украине могут быть подтоплены определенные части побережья Азовского и Черного морей. Так, например, районы Измаила и Вилкова в Одесской области мы можем потерять вообще. Однако опасным явлением будет не только затопление территории, но и эрозия побережья, которую провоцируют эти процессы.

Соня: Когда и какие территории первыми станут непригодными для жизни из-за глобального потепления?

Вера Балабух: Поднятие уровня мирового океана на девятнадцать сантиметров, которое уже произошло, является достаточно критическим для островных стран, возникших на тех же коралловых рифах. В результате из карты нашей планеты полностью исчезают некоторые острова, а вместе с ними и целые государства, которые на них находились. Уже имелся беспрецедентный случай, когда руководство одного государства просило разрешения у руководства другого переселиться на их территорию, потому что они теряют свою территорию из-за повышения уровня мирового океана и затопления островов. Поэтому это явление уже сейчас представляет огромную проблему для многих регионов мира, однако в значительной степени она касается Океании и тех территорий, которые находятся в экваториальных и тропических широтах.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.