У вас есть вакцина против covid-19 с эффективностью 90%? Что ж, у России тоже. По крайней мере, так заявил представитель министерства здравоохранения России — уже через несколько часов после того, как компания «Пфайзер» (Pfizer) опубликовала в понедельник результаты третьей стадии своих испытаний. Россия первой из всех стран утвердила свою вакцину: «Спутник V» получил зеленый свет еще в августе. (Некоторые представители российской политической элиты настолько ей доверяют, что проверили ее на себе еще в апреле, когда пандемия только обрушилась на их страну. Укол получила даже дочь российского президента). В октябре скорые на руку российские ученые одобрили вторую вакцину.

Однако если взглянуть на их успехи в борьбе с эпидемией, то похвастаться им особенно нечем. Насколько нам известно, дочь Путина здорова, но политическая элита России сильно пострадала от вируса. Весной заразился премьер-министр Михаил Мишустин. За ним последовал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, министры культуры и энергетики. Положительные анализы обнаружились у девятнадцати губернаторов.

Кроме того, в российской Думе случилась как минимум одна «сверхвспышка». По словам ее спикера, 20% депутатов уже заразились covid-19 на разных стадиях эпидемии. По его словам, по состоянию на конец октября в больнице находились 38 депутатов — 8% от всей палаты. Получается, что вечеринка по случаю назначения судьи Эми Кони Барретт (Amy Coney Barrett) в Верховный суд и то безопаснее слушаний в российском парламенте. Есть и положительный момент: если предположить, что в Думе произошло изрядное количество бессимптомных случаев, это, пожалуй, единственный орган в мире, достигший коллективного иммунитета.

Но за вычетом законодателей остальная Россия от коллективного иммунитета далека. Вместе с Европой она переживает вторую волну — столь же катастрофическую. В одной Москве ежедневно регистрируются тысячи случаев. В провинции ситуация не менее тяжелая, и дело усугубляется отсутствием надежных процедур тестирования и отчетности. Москва недавно закрыла рестораны и бары с 23:00 до 6:00, оставив жителям только 17 часов в сутки, чтобы подхватить коронавирус в любимом заведении. Трудно себе представить, как такие меры замедлят распространение вируса. Как и во многих других странах, крепнет сопротивление мерам социального дистанцирования. Все вопиет о том, что миру срочно нужны вакцины.

Но у России же уже есть, и не одна, скажете вы. Что ж, одобрить-то вакцину одобрили, но получить ее невозможно.

Единственный вариант для россиян, не вхожих в политическую элиту, — записаться на испытания, которые еще продолжаются, несмотря на ранее выданное одобрение. (Как минимум один российский депутат-участник испытаний, Валерий Гартунг, впоследствии заразился. «У меня положительный тест. Видимо я получил плацебо», — отозвался он). Но даже испытания столкнулись с большими задержками. По данным главы института, разработавшего вакцину, по состоянию на 11 ноября 16 000 человек получили обе дозы вакцины. Для сравнения, в ходе испытаний «Пфайзер» по два укола получили почти 39 000 человек по данным, обнародованным ранее на этой неделе. Не отстают компании «Модерна» (Moderna), «Астра Зенека» (AstraZeneca) и «Джонсон энд Джонсон» (Johnson & Johnson). Путин задержку в производстве вакцины объяснил нехваткой оборудования.

В конце концов уколы «Спутник V» получат 30 000 участников испытаний, а еще 10 000 получат плацебо. Но последние данные говорят о том, что регистрация закончится через несколько недель. Нет пока и достоверной информации о том, насколько вакцина безопасна, и работает ли она вообще. В отличие от западных фармацевтических компаний, которые задействовали в прозрачных тестах тысячи людей, российская вакцина все еще находится на третьей стадии, — когда препарат вводится большому количеству подопытных для оценки побочных эффектов и эффективности. Кроме того, вызывают озабоченность российские процедуры. Несколько десятков авторитетных ученых подписали открытое письмо, отметив некоторые подозрительные закономерности в ранних данных о российской вакцине, а также другие несоответствия в описании испытаний. Эта непрозрачность объясняет, почему 59% россиян признались в соцопросе, что вакцинироваться не хотят. Но даже эта политизация не помешала странам от Бразилии до Индии и Саудовской Аравии подписаться на покупку «Спутника V».

В конце концов российская вакцина все же сработает, потому что, несмотря на космическое название, вакцинация — это вам не ракетостроение. Фармацевтические компании за долгие годы накопили огромный опыт производства вакцин, а в России хорошо развита фармацевтическая промышленность. Ничто не помешает российской лаборатории разработать вакцину от коронавируса.

Но в отличие от Спутника, в чью честь он назван, «Спутник V» не станет первой в мире вакциной от коронавируса. Уже ясно, что, даже одобрив вакцину на несколько месяцев раньше конкурентов, Россия не будет первой страной, где можно будет зайти в аптеку и приобрести ампулу. Зато «Спутник V» первым среди вакцин «завел» собственный профиль в «Твиттере» в рамках масштабной российской пропагандистской кампании, где трубят об успехах государственного Фонда прямых инвестиций. Аналогичные профили появились и в «Фейсбуке», «Инстаграмме» и «Ютубе».

Профиль в «Твиттере» до завершения испытаний красочно живописует состояние российской науки. Уловки опережают научные данные и исследования. Неслучайно самой заметной фигурой из разработчиков стал не ученый, а прокремлевский глава Фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев. Это, вероятно, объясняет, почему успехи из пресс-релизов «Спутника V» намного превзошли научные данные, опубликованные российскими учеными.

Ставить политическое влияние превыше медицинской эффективности — не лучший метод для здравоохранения. Но здоровье и наука никогда не были в приоритетах Кремля — финансирование постоянно урезается, а ведущие ученые и врачи уехали за границу. Зато пиарщиков российское руководство ценит как никогда. Кремль одобрил вакцину не только для того, чтобы проверить уровень антител, но и чтобы попасть в заголовки СМИ. И мы можем с 95-процентной уверенностью сказать, что по крайней мере с одной из этих задач он справился.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.