Ассирийцы лечили «недуг жесткого пульса» при помощи пиявок. Римский ученый Корнелий Цельс рекомендовал кровопускание, а древние греки ставили банки на хребет, чтобы изгнать животных духов.

Сотни лет спустя заболевания сердца остаются главным убийцей Америки, хотя благодаря развитию медицины гораздо больше людей теперь способны выжить после сердечного приступа.

В некоторых частях страны сердечно-сосудистые заболевания бушуют особенно сильно: в некоторых районах Аппалачей от заболеваний сердца сегодня умирает больше людей, чем в 1980 году.

Хайдер Уэррэйч (Haider Warraich), сотрудник кафедры кардиоваскулярных заболеваний в медицинском центре Университета Дюка (он иногда пишет статьи для The Atlantic), готовит книгу о том, как сердечные заболевания стали столь распространенной угрозой для человечества. Мы поговорили с ним о некоторых наблюдениях, которые он сделал в ходе своих исследований и врачебной практики. Приводим отредактированную расшифровку нашего разговора.

The Atlantic: Значит, на ваш взгляд, эволюция — это основная причина распространения сердечно-сосудистых заболеваний у людей. Почему так получилось?

Хайдер Уэррэйч: Если посмотреть на историю и проанализировать, что угрожало человечеству на протяжении более 95% его существования, то основных угроз было три: инфекции, травмы и раны, недоедание. В тех условиях лучше всего было тому, кто обладал наиболее «подозрительной» иммунной системой, настроенной против любого вторжения извне и способной определить присутствие любой внешней активности и попытаться затем как можно скорее ее уничтожить.

Теперь, разумеется, обстоятельства изменились. Нам не приходится бороться с огромным количеством инфекций, особенно если речь идет о жителях стран с высоким уровнем дохода. Но следствием этого стало то, что у нас в результате естественного отбора выработалась очень крепкая иммунная система.

На протяжении большей части истории человечества укусы диких животных или травмы любого типа были обычной частью повседневной жизни. И боролись мы с ними при помощи воспалений. Воспаление возникает, когда активизируется иммунная система. Например, вы подхватили вирусную инфекцию, и у вас поднимается высокая температура. На самом деле это тоже результат воспаления, вызванного работой вашего иммунитета.

Новостью для нас становится то, что воспаление лежит в основе атеросклероза, являющегося, в свою очередь, ядром всех сердечных заболеваний, инфарктов и инсультов. В белых кровяных тельцах, точнее, во многих из них, содержится большое количество холестерина. Он накапливается, и со временем, по мере развития, эти бляшки ведут к закупоркам, из-за которых и возникают инфаркты и инсульты.

Наш очень крепкий иммунитет в некотором роде сопоставим с ядерным арсеналом после окончания холодной войны, когда угрозы больше не существует, но само оружие до сих пор имеется в наличии. Поэтому мы сталкиваемся с аутоиммунными заболеваниями, а также с огромным количеством случаев развития атеросклероза.

[Аналогичным образом], даже несмотря на то, что наше питание претерпело весьма существенные изменения, механизмы адаптации, предназначенные для защиты организма от голодания, сейчас привели к двойной эпидемии ожирения и диабета. А это основные причины того, что сердечные заболевания остаются убийцей номер один во всем мире.

— Я заметила, что количество смертей от сердечно-сосудистых заболеваний на самом деле растет в некоторых районах страны. Вы знаете, с чем это может быть связано?

— Наблюдаются два явления. Гораздо больше американцев, недавно вступивших в пожилой возраст, страдают ожирением, чем их предки. В результате с возрастом они умирают от заболеваний сердца.

Во-вторых, если вы проанализируете парадокс, связанный с сердечными заболеваниями, в отличие от, например, рака, то станет ясно, что в большинстве случаев таких заболеваний имеются весьма и весьма эффективные способы предотвратить и вылечить их. У нас есть хорошие лекарства, но мы проигрываем битву за информацию и доверие. Многие люди просто не доверяют врачам, когда дело доходит до лечения и рекомендаций.

До сих пор очень распространенные и очень эффективные методы лечения — например, статинами — вызывают массу подозрений. У нас до сих пор возникает множество проблем при подборе правильного лечения для каждого конкретного человека.

— Вы хотите сказать, что пациенты настолько не доверяют врачам, что не хотят принимать прописанные им статины?

— [Исследования показывают, что даже] те пациенты, у кого уже были инфаркты, не принимают статины или принимают их недостаточно. Это большая проблема.

Одно из следствий этого явления называется эффектом ноцебо. Эффект ноцебо — злобный родственник эффекта плацебо. Если пациенты ожидают негативных последствий или опасаются, что произойдет что-то плохое, то это ожидание в реальности проявляется вполне ощутимо и имеет физические последствия. Один из наиболее распространенных побочных эффектов, связанных со статинами, — они [предположительно] вызывают мышечные боли и слабость.

Если проанализировать рандомизированные исследования, в ходе которых пациенты не знали, что принимают — плацебо или статины, — то ни в одном крупном исследовании не было выявлено учащения болей и приступов слабости у пациентов, принимавших статины.

Теперь, когда статины стали широко известным средством, многие пациенты приходят к врачу с уже готовым мнением. Они либо говорили с другими людьми, либо слышали что-то по телевизору, либо читали в интернете, что статины вызывают множество побочных эффектов. Большинство пациентов приходят, заранее ожидая, что статины не будут способствовать хорошему самочувствию.

Мы как научное сообщество должны убедить пациентов, что они могут нам доверять.

— Но в то же время вы говорили, что эксперты исторически заблуждались относительно сердечно-сосудистых заболеваний. Что вы имели в виду?

— Когда врачи открыли существование артериального давления, они считали, что высокое давление необходимо для того, чтобы кровь достигала самых отдаленных или самых труднодоступных частей тела.

На самом деле именно благодаря страховым компаниям, собирающим данные о миллионах человек, стало понятно, что высокое давление связано с ростом смертности. Несмотря на это, получив эти данные, эксперты в свое время не стали проводить никаких научных, в том числе кардиологических, исследований на их основе.

Потребовались десятилетия почти миссионерского упорства не только страховых компаний, но и ученых, чтобы убедить устоявшееся кардиологическое сообщество, что в действительности лечение повышенного артериального давления — это правильное решение. Знаменитые кардиологи, такие как Уильям Ослер (William Osler), были едва ли не воинственно настроены против идеи снижения артериального давления.

Во время Второй мировой войны от повышенного давления умирал каждый второй американец, но в тот период ведущие представители кардиологии считали, что снижение артериального давления скорее приведет к отрицательным, чем к положительным последствиям. Это убеждение претерпело кардинальные изменения не ранее чем в 1960-е, 1970-е и 1980-е годы.

Вопрос в том, какие из наших нынешних убеждений — ложные? Эксперт — это человек, обладающий современными знаниями, он не видит будущего. На мой взгляд, нужно найти равновесие среди людей, обладающих экспертными знаниями и при этом понимающих, что устоявшиеся идеи — не всегда истина в последней инстанции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.