По окончании прошедших в минувший четверг в подмосковном Завидово переговоров президенты Беларуси и России Дмитрий Медведев и Александр Лукашенко условились в самое ближайшее время продолжить беседу. Пауза в диалоге оказалась короче не бывает. Уже в субботу Лукашенко и Медведев вновь жали друг другу руки и вновь 'без галстуков'.

Площадкой для продолжения беседы был избран сочинский курорт Красная Поляна. В ближайший понедельник Медведеву в Сочи предстоит участие в посвященном олимпийским вопросам заседании Совета по спорту. Есть олимпийские интересы и у Беларуси, которая к зимним Играм 2014 года выбила себе подряд на строительство биатлонного комплекса.

Этот проект ориентировочной стоимостью в 40 млн долларов будет реализовывать компания 'Трайпл', представители которой прилетели в Сочи вместе с Лукашенко. 'Хотел бы, чтобы вы вникли в ход строительства и оказали нам содействие в этом плане, потому что там, видимо, не все в порядке', - попросил белорусский президент своего российского коллегу.

Но, очевидно, не проблемы белорусских строителей на олимпийском объекте Сочи стали главными темами переговоров Лукашенко и Медведева. Если в Завидове главы государств говорили об экономике, то в Красной Поляне завели разговор о геополитике.

'Уважаемый Александр Григорьевич, мы с вами позавчера договорились, что сначала обсудим вопросы торгово-экономического сотрудничества, сотрудничества в финансовой сфере, а потом, через короткую паузу, встретимся и обсудим вопросы межрегионального сотрудничества, вопросы интеграционных процессов, которые идут между нашими странами, которые идут в целом на евразийском пространстве, поговорим и о международных вопросах', - сказал в начале встречи Медведев.

'Абсолютно поддерживаю вашу концепцию сегодняшней встречи, - заявил в ответ Лукашенко, - поскольку мы действительно тогда обсудили антикризисные меры, экономику и прочее, и у нас остался пакет некоторых вопросов, которые мы должны обсудить. И, конечно, желательно поговорить по внешнеполитическим аспектам, чтобы у нас здесь не было никаких разночтений'.

Разночтения, о которых упомянул Лукашенко, судя по всему, касаются диалога официального Минска с Евросоюзом и планов участия в политике Восточного партнерства, куда Беларусь приняли буквально вчера, а также тесно увязанного с европейскими перспективами нашей страны провисшего вопроса признания независимости Южной Осетии и Абхазии.

Вероятно, пятничная пауза в переговорах Лукашенко и Медведева была вызвана как раз намерением дождаться вестей из Брюсселя. Ведь от того, примут Беларусь в Восточное партнерство или нет, можно предположить, зависела дальнейшая стратегия развития отношений между Минском и Москвой.

Впрочем, Евросоюз вписал Беларусь в свою новую политику пока формально. К каждой из стран 'шестерки' Брюссель намерен подойти со своей меркой и с каждой заключить персональный договор, в котором, судя по всему, будут оговорены как новые возможности для страны, так и ее обязанности перед ЕС и другими членами Восточного партнерства.

Если верить источнику российского 'Коммерсанта' в администрации президента Беларуси, то для официального Минска сегодня 'политические и имиджевые дивиденды важнее финансовых'. Мол, участие Беларуси в Восточном партнерстве поможет сломать стереотип о стране, как о последней диктатуре в Европе.

'ЕС для нас второй по важности торговый партнер после России - туда идет 44% нашего экспорта, а товарооборот оценивается в 22 млрд долларов (с Россией - 35 млрд долларов). Ясно, что мы заинтересованы в расширении торговых отношений, которым мешает негативный образ Беларуси на Западе', - отметил представитель президентской администрации.

Предъявляя европейцам претензии в стереотипности взглядов на Беларусь, официальный Минск сам страдает схожей болезнью, видя в Европе лишь гигантский рынок сбыта и неисчерпаемый инвестиционный источник.

'Когда представители официальной Беларуси говорят о Европе, они игнорируют то обстоятельство, что понятие современной Европы, идентичность Европы - это не только определенное географическое пространство, но, прежде всего, концепция, за которой стоит некоторый ценностный кодекс', - отмечает политолог Сергей Паньковский на сайте 'Наше мнение'.

Белорусский же режим никак не может понять, что не все упирается в деньги, что объединенная Европа сегодня оперирует совершенно другими категориями, деньги к которым являются лишь неизбежным приложением, но не их основой.

Вероятно, поэтому представителям официального Минска гораздо проще, чем с Западом, вести переговоры с Москвой, у которой рубль и доллар всегда были самыми весомыми аргументами. Но в таких случаях переговоры превращаются не в диалог, а в торг. Что, впрочем, уже давно стало неотъемлемостью белорусско-российских отношений.

Что же касается взглядов Москвы на участие Беларуси в Восточном партнерстве, то, несмотря на существующее в околокремлевской тусовке убеждение, что этот проект носит антироссийский характер, прямолинейно препятствовать этому процессу Россия не будет. Скорее всего, что давление на тот же Минск, а заодно Ереван и Кишинев, будет рациональным.

Сегодня, когда перспективы и выгоды участия постсоветской 'шестерки' в Восточном партнерстве весьма туманны, Москва может их легко перебить. На что, по сути, и намекнул в минувшую пятницу в Минске министр финансов России Алексей Кудрин, весьма недвусмысленно говоривший об имеющихся у Москвы желании и возможности подставить плечо.

На практике, скорее всего, российская финансовая помощь Беларуси в проекции на Восточное партнерство может рассматриваться как фактор сдерживания. Официальный Минск попросту попросят не заходить в отношениях с Европой уж слишком далеко. Стать, своего рода, засланным казачком. В окружении желтых звезд сохранять верность Андреевскому флагу. Проще говоря, не делать глупостей. Мол, стройте свой мост, но не забывайте, что на нем должно быть две полосы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.