Широкий прокат на Украине нового российского фильма «Легенда №17», посвященного советскому хоккеисту Валерию Харламову, наводит на мысль государственной важности. Вот с «кого» следовало бы брать пример отечественному Госкино. Вот у Кого стоило бы поучиться мастерскому умению соединить на одной ледовой арене неприкрытую пропаганду и режиссерскую искренность: госзаказ, и щемящую интонацию. (Некоторые зрители во время просмотра — рыдают).

Владимир Владимирович, в отличие от некоторых, любит кино и театр. Как-то пришел в «Современник» на «Горе от ума». И после спектакля устроил профессиональный разнос Галине Волчек. А с чего это, спрашивается, Чацкий у вас размазня, если согласно канону он сильный герой и не должен хныкать? (У Галины Борисовны тогда возникла МХАТовская пауза). А недавно Владимир Владимирович пришел на премьеру «Легенды №17», которую продюсировал его друг Никита Сергеевич (Михалков - прим. ред.). И после просмотра глава государства отметил: кино — полезное и оно непременной найдет своего зрителя! (После этой картины Путину сильно захотелось посмотреть хоккей «живьем». Такова сила искусства).

Если без присказок, то «Легенда №17» действительно уже давно ожидавшийся качественный российский фильм для «широкого зрителя». Скопившееся репертуарное раздражение от «Джунглей», где разбойничают бандиты из «Камеди Клаба», еще больше оттеняет своевременность проекта режиссера Николая Лебедева. Ну, наконец-то в прокат запущен фильм о положительном герое. А не убийце из Люберец или идиоте из «Наша RUSSIA».

Байопик о Валерии Харламове качественно выделяется и на фоне наглых, спекулятивных байопиков о Жукове, Фурцевой и других немеркнущих героях советской эпохи. «Легенда» все-таки сделана с любовью к герою. И раскрывает перед зрителем его тернистый путь к славе. Не церемонясь с некоторыми историческими фактами, режиссер-сценарист выстраивает жесткую конструкцию о Победителе, советском мужчине-Золушке, сиганувшем на вершину спортивного успеха. Добился всего своим трудом. Устоял перед гебистскими соблазнами. Сохранил человеческую порядочность по отношению к учителю (великому тренеру Анатолию Тарасову).

Путь героя глазами режиссера Лебедева, начинается еще в Испании, Бильбао. Там маленький Валера наблюдает яркие эпизоды корриды и поневоле сам становится ее участником: лишь случай спасает его от свирепого быка. Тот эпизод — уже игра на сопротивление. Игра на победу. Он сопровождает Харламова всю жизнь. Детский слайд становится подсознательной мотивацией других поступков. Вскоре он также смело бросается в бой — как на быка — на спортивного противника. Каковым и станет для него в 1972-м собирательный образ свирепого канадца — главного врага эпохальной суперсессии СССР—Канада. Триумфальный счет 7:3 — в пользу СССР! И это не просто результат, а еще одна победа СССР над иностранным недругом.

А до этого у героя — трудный путь испытаний. Тренер Тарасов не сильно верит в него. Бросает в «тьмутаракань» набраться опыта.  Испытывает его на прочность. Но самое сложное испытание — не на льду, а за кулисами спорта. Коварный партийный «смотритель» предлагает стучать на учителя. И тут совесть советского парня становится тверже льда. Отказ! И автокатастрофа в пылу экзальтации, когда его любимого тренера ломают о колено…

…Картина оставляет зрителя наедине с героем в том самом триумфальном 1972-м. Матч жизни выигран. Трибуны опустели. Победивший Харламов всматривается в пустое чрево трибун. Ведь завтра надо снова побеждать — своих и чужих. И он в отличие от зрителей не знает, что «победителем» в той схватке окажется Рок, который забросит успешного хоккеиста на мокрое шоссе. И столкнет с неизбежностью...

Деталей той жуткой резонансной автокатастрофы, потрясшей мир в 1981-м, в фильме  не будет. Поскольку фильм предполагает главной тему профессионального становления. Режиссер Лебедев и снял фильм — о профессионалах. Ловко балансируя между госзаказом и искренностью предвкушений болельщиков.

А «госзаказ», как известно, — это канал «Россия 1» (производитель блокбастера «Тарас Бульба»), предполагающий четкие идеологические сигналы в своей продукции. Если, скажем, в проектах «Первого канала» основные ставки сделаны на «игроков» (звезд-актеров или звезд-литераторов вроде Акунина), то в репертуаре «России 1» — акценты четкие: Россия — великая наша держава (и далее по тексту).

И в картине Лебедева образ «ушедшей натуры», то есть СССР, представлен местами идеализированно, сентиментально. Это образ «единого дома», где все друг за друга болеют и все друг друга поддерживают. А если и находится какая гадина, так и та из «органов» и портит жизнь честным людям, таким как тренер Тарасов.

Собственно, в «Легенде» сюжет и зиждется на трио: игрок, тренер, гебист. Скажем, история тренера Тарасова (отдаленная от исторического прототипа) — это линия униженного, но не преданного учителя. А линия гебиста Балашова — спираль о непобедимом «совке», который принимая различные личины и служебные полномочия, все равно всегда на коне. Актерское трио, кстати сказать, в этой картине работает слажено. Данила Козловский ролью Харламова закрепляет за собой статус одного из самых кассовых сверхновых актеров российского кино. Олег Меньшиков (Тарасов) как бы реабилитируется за свои недавние провалы в «Золотом теленке», «Утомленных солнцем 2–3» и «Статском советнике» (тренера он играет настырно, чувственно, отрешенно, как уже давно не играл). Что говорить о Владимире Меньшове (Балашов) — сплошное удовольствие и одно загляденье в роли коммунистического мерзавца.

Таким образом, непроходная российская премьера как бы залпом выполнила несколько важных задач, поставленных перед киноотраслью Владимиром Путиным. Первое. Соседи ярко и выразительно показали современную кинокартинку, как бы сканированную с лучших голливудских технологий, но все же «свою», местную. Второе. Массовому зрителю явлен пример внятной кинодраматургии: в сюжете четко различимы плохие и хорошие, добрые и злые. Третье. Эта же премьера для масс преподносится как массированная пропаганда здорового образа жизни (вообще) и полезности хоккея как вида спорта (в частности). И четвертое, главное. В кои веки в этом кино первым номером выведен на экран герой положительный. Как бы образец для подражания. Разве плохо подражать хорошему?

Сознательно оставляя «за кадром» многие расхождения в фильме с событиями реальными (например не было в СССР прямой трансляции первого матча Суперсерии, а была только запись вечером того же дня!), а также отмечая пропагандистскую успешность новых методов кинотехнологии по реанимации большого, чистого и светлого «вчера», все же вернемся к запеву заметок. Итак, друзья, кино — это не только искусство, это, повторимся, еще и орудие пропаганды. И если умный ВВП восходит на лед, воскрешая легенду № 17 — значит, это действительно кому-нибудь нужно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.