Что я знал о Юрии Андропове в начале 1980-х? Что он долгие годы руководил КГБ – тем учреждением, которое преследовало Рафаела Папаяна (один из организаторов Армянской Хельсинкской группы, в 1982 г. осужден по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде - прим. ред.) и Эдмона Аветяна (лингвист и философ, диссидент, направлялся на психиатрическое лечение - прим. ред.). Что после смерти Брежнева он стал руководителем страны и боролся за «дисциплину»: выглядящие решительно парни совершали днем «рейды» по магазинам, рынкам и кинотеатрам и выявляли тех, кто посещал эти места в рабочее время.

Надо сказать, что в Армении мероприятия, направленные на «укрепление дисциплины», проводились крайне формально, вероятно, руководство республики понимало, что таким образом никакой порядок установлен не будет. Помню также, что во время правления Андропова в магазинах появилась дешевая водка с зеленой наклейкой, которая стоила не 3 рубля 62 копейки, а, если не ошибаюсь, 2 рубля 80 копеек.

И вдруг спустя почти 30 лет «выяснилось», что Андропов был одной из светлых личностей нашей истории, так сказать, святой образ, которому мы, бывшие советские люди, должны поклоняться. По трем российским федеральным телеканалам были показаны «документальные» фильмы, которые были призваны доказать это. Из этих фильмов можно сделать вывод, что руководитель бывшего советского «кагэбэ» был большим демократом, человеком либеральных взглядов, реформатором, высокоинтеллектуальным человеком и поэтом-лириком. Вместе с великим Сталиным и не столь уж плохим Берией этот прекрасный Андропов составляет тот триумвират, который послужил основой для деятельности действующего президента РФ, объединившего в себе все эти достоинства.

Ясно, что Владимир Путин начинал службу в родном учреждении именно во времена Андропова, и первые уроки патриотизма и беспощадной борьбы против врагов страны получил именно в то время. И действительно, он ввел в обращение многие идеи шефа-«реформатора» КГБ, которые применяются в сегодняшней России, и  в этом смысле «советский ренессанс», который переживает дружественная нам страна, и который навязывается также нам, вполне закономерен.

В 1972 году руководитель советского КГБ Юрий Андропов направил в Политбюро секретный доклад, в котором требовал вести борьбу не только против, в прямом смысле слова, шпионов, но и так называемых «агентов влияния». Впервые широкое распространение получил термин, который, по сути, давал возможность обвинить в предательстве любого человека, который общается с иностранцами или имеет либеральные взгляды.

О том, что значит «агент влияния», есть богатая литература. Вот что пишет один из современных российских исследователей: «Агент влияния – это не конкретный человек, а общественный институт. Применительно к ситуации развала (уничтожения) СССР агентами влияния были и остаются: международные конкурсы, фестивали, средства массовой информации, туристические поездки, международные премии, фонды, партии и т. п.».

Так как Советского Союза больше нет, а «агенты влияния» остались, значит, следует полагать, что сейчас эти «агенты» призваны уничтожить Россию. Вот откуда исходит принятый недавно Государственной думой РФ закон, согласно которому получающие иностранные гранты общественные организации обязаны называть себя «агентами влияния». Именно эту практику посол России Петр Волынкин советует применять в Армении.

Это целая философия, основанная на параноидальном страхе. КГБ (в широком смысле этого слова – не как специальная служба, а как система), основано именно на спекуляции этими страхами. Система не была бы столь жизнеспособной, если бы в ее основе было бы только насилие: людей держит в повиновении мистический страх перед возможной агрессией «враждебного» окружения: чем «враждебней» окружение, чем страшнее его «агенты влияния», тем больше необходимость в какой-то «силовой структуре», которая защитит тебя от этих «врагов». Ну, а в Армении, которая, по нашим представлениям, находится в окружении «турок», имеется очень благодатная почва для спекуляции этими страхами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.