Уничтожение рейса Pan Am 103 над Локерби было преднамеренным массовым убийством. Так Каддафи отомстил Рейгану за налет на Триполи в 1986 году. Уничтожение KAL 007, летевшего из Анкориджа в Сеул, было массовым убийством второй степени. Увидев самолет, вторгшийся в воздушное пространство России, советское командование отдало жестокий приказ сбить его.

Уничтожение малайзийского авиалайнера, на котором летели 298 мужчин, женщин и детей, не было целенаправленным террористическим актом. Никто не хотел убивать этих женщин и детей. Это была ужасная военная ошибка, подобная тому случаю, когда американцы в 1988 году сбили иранский аэробус ракетой с крейсера Vincennes. Экипаж того крейсера подумал, что вот-вот подвергнется нападению. А украинские сепаратисты подумали, что стреляют по военному самолету. Различие здесь такое же важное, как между предумышленным убийством, убийством со смягчающими вину обстоятельствами и убийством по неосторожности.

Это подтверждается соответствующей реакцией. Каддафи скрыл свою причастность к катастрофе в Шотландии. Москва вела себя вызывающе в истории со сбитым южнокорейским лайнером. Америка извинилась за уничтожение иранского самолета. Сегодня, когда против Владимира Путина готовится обвинительное заключение, он возлагает на Украину вину за войну, по причине которой произошла эта трагедия. И хотя Путин не отдавал приказ сбивать самолет, ужас этой трагедии загнал его в угол. Тот курс, которым он будет следовать дальше, может определить будущее российско-американских отношений на весь срок его пребывания у власти.

Дело в том, что повстанцев на Украине считают ставленниками Путина. Россия их вооружает, Россия дает им советы. И лайнер был сбит тоже российской ракетой. Хотя сепаратисты утверждают, что зенитные ракеты они добыли на армейском складе, есть свидетельства, указывающие на то, что ракету им предоставила Россия, и что русские могли советовать и даже помогать им в осуществлении этого рокового пуска. Данный кризис привел к тому, что Обама потребовал от Путина остановить повстанцев. Если он не образумит их, если не откажется им помогать, против России могут быть введены новые американо-европейские санкции, которые нанесут мощный удар по ее экономике и приведут страну к еще большей изоляции.

Кое-кто на Западе давно уже думает о том, как подвергнуть Путина остракизму и потопить российскую экономику. Приближается День ястреба. Джон Маккейн и Джон Болтон призывают к карательным мерам, требуют объявить Россию врагом, разместить оборонительные ракеты и американские войска в Восточной Европе, а также вооружить Киев. «И это только начало», — заявляет Маккейн, которому нужны «самые суровые санкции против Владимира Путина и против России».

«Во-первых, дайте украинцам оружие, чтобы они могли себя защитить и вернуть свою территорию, — добавляет Маккейн. — Во-вторых, направьте наши войска в районы, которым создает угрозу Владимир Путин». Вот так. Давайте снова начнем сталкиваться лбами с русскими.

В «этот момент моральной и стратегической ясности относительно той угрозы, которую режим Путина представляет для мирового порядка», заявила в выходные дни Wall Street Journal, нам надо поставлять «оружие Украине до тех пор, пока Путин не прекратит вооружать сепаратистов». Washington Post настаивает на «военной помощи Украине» и на санкциях, которые «вынудят Путина делать выбор между продолжением агрессии на Украине и спасением российской экономики».

Но если помощь повстанцам в свержении их правительства является агрессией, то разве не агрессию мы осуществляем в Сирии? Есть надежда, что те, кто подталкивал США к поставке зенитных ракет сирийским повстанцам, сегодня задумаются над последствиями своих требований. И прежде чем мы потопим российскую экономику и начнем отправлять на Украину оружие, нам тоже будет нелишне подумать о возможных последствиях.

Если Киев, приободрившись от поставок американского оружия, решит пойти на эскалацию военных действий на востоке Украины, Путин встанет перед выбором: отступить и позволить Киеву разгромить и уничтожить своих союзников, либо ввести на Украину свою армию, чтобы защитить их. До сих пор Путин не прибегал к этому средству — явно по той причине, что у него нет желания аннексировать Луганскую и Донецкую области, хотя сделать это для его сосредоточившейся на украинской границе армии после крымских событий было парой пустяков. А если Украина, получив американское оружие, выиграет свою войну на востоке, то что помешает ей послать свои войска отвоевывать Крым? И это, несомненно, станет нарушением всех «красных линий», установленных Путиным.

Если Америка вооружит Украину и поставит свой престиж на победу Киева над повстанцами с востока страны, это будет готовая формула войны, победить в которой украинцы не смогут, если не вмешаются США и не сделают это за них. А в этом случае мы можем оказаться в водовороте, который приведет всех нас к чему-то немыслимому.

Санкции против России могут подорвать ее экономику. Но и Россия тоже может подорвать экономику Украины и Европы. Объявив Путина персоной нон-грата, мы наверняка сами себе понравимся и получим от этого удовлетворение, но в результате Россия может пойти на укрепление связей с Китаем и на отказ от режима санкций против Ирана. На Украине Россия на противоположной от нас стороне, но в борьбе против «Талибана», «Исламского государства Ирака и Леванта», «Аль-Каиды» и «Ан-Нусры» она на нашей стороне.

Эта «моральная и стратегическая ясность» существует только в неотягощенных мыслью умах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.