Москва. Новый этап сокращения ядерного наследства «холодной войны» должен хотя бы немного подвести нас к идее Обамы о мире без ядерного оружия, о которой он говорил на Градчанской площади в Праге в 2009 году.

Договор в то же время должен показать, что «перезагрузка» российско-американских отношений – это не только красная кнопка в подарочной упаковке от Хиллари Клинтон: из красиво звучащих слов может получиться и важный документ.

Пока в Белом доме и Кремле будут отмечать результаты годовых переговоров, русские на все это будут смотреть скептически. Сокращение вооружений россияне приветствуют, но их отношение к Соединенным Штатам остается прежним.

Без контакта

«Большинство россиян хотят, чтобы государство сохраняло большую дистанцию с Соединенными Штатами», - говорит пресс-секретарь «Левада-центра» Денис Волков. По его словам, русские положительно оценивают инициативу Обамы, как и сам процесс разоружения, но в отношении «перезагрузки» отношений дело обстоит иначе.

«Подавляющая часть общества не видит никакой выгоды в изменении российско-американских отношений. Эти люди не чувствуют, что сами они что-то получают от этого сближения. Произойдет «перезагрузка» или нет, их это не слишком волнует», - утверждает Волков.

При этом само отношение россиян к Соединенным Штатам, как он говорит, непостоянно – взгляды систематически меняются.

«Принципиально отношение менялось несколько раз, - говорит Волков, показывая на графики и кривые. - В первый раз резкое колебание было отмечено во время войны в Косово, потом во время войны в Ираке и в последний раз в позапрошлом году во время кавказского конфликта. Из-за этих трех событий отношение общества к Америке резко поменялось с положительного на отрицательное».

На формирование отношения к бывшему противнику по «холодной войне» существенно влияют контролируемые властью средства массовой информации, прежде всего телевидение, считает Волков. Большинство людей, живущих не в городах, получают информацию о том, что происходит в стране и за ее пределами, только из источников, отфильтрованных теми, кто находится у власти.

В то же время, подчеркивает Денис Волков, на отношение русских к Соединенным Штатам и Западу в целом влияет отсутствие непосредственных контактов.

«За границу ездят около 15 процентов россиян, по нашим данным, все 60 процентов опрошенных говорят о том, что их доходов хватает только на еду и одежду. Ни о каких путешествиях не может идти и речи», - говорит Волков.

Я не хочу еще один Чернобыль

Аспирантка МГУ Марина относится к тем 15 процентам россиян, которые бывают заграницей. Однако ни Соединенные Штаты, ни сами американцы, с которыми она познакомилась во время учебных стажировок, не произвели на нее особого впечатления. И американская культура ей тоже не то чтобы очень нравится.

Она говорит, что не понимает ни культа, возникшего вокруг  Барака Обамы, ни то, почему ему вручили Нобелевскую премию. Но о ядерном разоружении у нее свои представления.

«Политика меня не очень интересует, - признается Марина, - Ну, хорошо, они встретятся, снова что-то подпишут, снова что-то сократят и что-то оставят. Что изменится? Мы все равно не узнаем, чего на самом деле достигли обе стороны подписанием этого договора. По-моему, дело не в сокращении вооружений, а в экономической выгоде».

Ядерное разоружение, тем не менее, молодая аспирантка не отрицает: «Что касается политики, я не знаю, но сокращение ядерных вооружений, прежде всего, нужно для того, чтобы не повторилась катастрофа в Чернобыле».

Разумное разоружение

С Борисом Петюшковым и его женой Татьяной я сижу в квартире на окраине Москвы. Они оба преподаватели, уже в возрасте. Из их окна видна небольшая, зажатая панельными домами церковь, к которой бредут верующие. Петюшковы тоже считают, что Соединенные Штаты не близки им.

«В отношении к другим странам для меня важнее всего культура. А что такое американская культура, я либо не понимаю, либо не знаю, либо ее вообще нет. Мне гораздо ближе, например, Франция или Польша», - говорит Борис. В то же время его раздражают попытки Вашингтона всех поучать и объяснять, что хорошо, а что плохо.

Как говорит Борис, он поддерживает ядерное разоружение, но оно не должно быть абсолютным, должны быть разумные пределы. Прежде всего, для того, чтобы две бывшие державы «холодной» войны могли сохранять стабильность в мире.

«Россия и Соединенные Штаты должны иметь столько ядерных и наступательных вооружений, чтобы этого было достаточно для того, чтобы во время присмирить другие страны. Особенно страны, больные на голову, как, например, Иран», - говорит Борис.

Его жена, наоборот, против ядерного оружия и против ядерной энергетики. Опасность, которую они несут в себе, она видела собственными глазами. Татьяна как биолог участвовала в ликвидации последствий аварии в Чернобыле.

«С ядерной энергетикой возрастает риск заболевания раком», - утверждает она, - Чем больше радионуклидов мы выпускаем в окружающую среду, тем больше становится риск возникновения онкологических заболеваний. Спасибо, не надо. Энергетика такой ценой мне не нужна».