«Не могли бы вы расписаться мне на клюшке?» - задает вопрос Брайан Потье (Brian Pothier), американский защитник клуба «Сервет». Он обращается к Вячеславу Фетисову, легенде российского хоккея, приехавшего в Женеву в рамках юниорского турнира и показательного матча (состоялся в воскресенье в Жеве). На клюшке Потье есть еще два автографа: Алексея Касатонова и Марата Сафина.

Такие звезды первой величины, как Слава Фетисов, в Женеве бывают не каждый день. Встреча с защитником, вписавшим свое имя в одни из самых красивых страниц в истории хоккея. Сейчас Фетисов – президент московского ЦСКА, председатель совета директоров КХЛ и сенатор Совета Федерации.

Tribune de Genève: Почему вы решили участвовать в этом показательном матче?

Вячеслав Фетисов: Я считаю необходимым популяризировать хоккей, это мой спорт. Если я могу как-то рассказать о нем разным людям, то сделаю это с удовольствием.

- А если бы всю карьеру нужно было уместить в единственном воспоминании?


- Момент, когда у меня появилась тройная корона, то есть когда я завоевал все три самых важных трофея. Во-первых, это моя первая победа на чемпионате мира. В 1978 году СССР в Праге разгромил сборную Чехословакии. В 1984 году наша сборная, чьим капитаном был я, завоевала золотую медаль на Олимпийских играх в Сараево. И, наконец, мой первый «Кубок Стэнли», который я завоевал в 40 лет в 1998 году, когда мое терпение было вознаграждено. Это у меня заняло прилично времени, но я добился своего.

- Ваша спортивная карьера развивалась на фоне смены режима в СССР в конце 1980-х годов.

- С одной стороны, я был национальным героем. С другой, я компрометировал всю советскую систему, я бился за защиту индивидуальных свобод, за прогресс в области демократии. Я был в шаге от Сибири, но не отказался от намерения поехать в Северную Америку. В конце концов, мне выдали загранпаспорт и я смог в разгаре холодной войны оказаться в США в Нью-Йорке, в городе, в котором русских не слишком-то ценили. Можно без конца перечислять все политические вопросы, на которые я должен был ответить.

- А в 2002 году вы вернулись в Россию...

- После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, в которой я участвовал как тренер, Владимир Путин дал мне понять, что страна во мне нуждается. И я принял предложение и все вытекающие из этого трудности, став министром спорта. Необходимо было изменить умы, бороться с засевшей коррупцией  и снять нескольких зарвавшихся глав спортивных федераций. Это конечно не проходило без сучка и задоринки. Но я начал новые программы, чтобы способствовать развитию спорта во всех слоях общества.

- Будучи министром, вы всегда поддерживали Вячеслава Быкова в качестве тренера сборной. Останется ли он на этом посту в 2014 году?


- Надеюсь на это, потому что Олимпиада-2014 – это вызов. Никакая другая награда для хоккейной сборной не будет иметь в России такое же значение, как золотая медаль этой Олимпиады. Думаю, что он должен посвятить этому все свое время и уйти с поста тренера уфимского «Салавата Юлаева».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.