За последние полтора года президент Дмитрий Медведев подписал два закона, призванные обуздать российскую печально известную систему содержания граждан в предварительном заключении - институте, который часто используется для вымогательства взяток и способствует распространению коррупции. Президент старается сделать страну более управляемой и более открытой для ведения бизнеса.

Медведев попытался отбить охоту у полицейских, прокуроров и судей бросать бизнесменов в тюрьмы по ложным обвинениям, часто в обмен на взятки от конкурентов, стремящихся к уничтожению соперника.


Но система быстро доказала, что она сильнее президента. Законы были проигнорированы. Еще одно из обещаний Медведева что-то реформировать не сдержано, и россияне по-прежнему будут бояться своих судов и правоохранительных органов.

Еще по теме: скончавшейся заключенной рекомендовали спать стоя

Провалившаяся попытка усилить верховенство закона в стране иллюстрирует старый парадокс: даже при том, что правительство стало более авторитарным, оно одновременно стало менее способным диктовать свою волю обширному бюрократическому аппарату, если у этого самого чиновничества - другие интересы.

«Конечно, они могут говорить, что им хочется», - говорит глава организации «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева. Эта структура борется за права российских бизнесменов. «Но нет ни одного института в стране, не отравленного коррупцией, и они будут слушать, что им говорят, только если им это выгодно, или когда их страх сильнее, чем жажда денег», - полагает он.

Когда уступчивый и покладистый судья отказывает в освобождении под залог, арест выводит бизнесмена из игры, в то время как его компания просто крадется. Это мощный инструмент для коррумпированных чиновников, позволяющий брать взятки: плати или отправляйся в тюрьму. Заключенных держат в нечеловеческих условиях. Воду обыкновенно нельзя пить - особо удачливые пользуются принесенными родственниками электрокипятильниками. Камеры сырые и темные. В медобслуживании обычно отказывается.

Еще по теме: бывший магнат рассказывает о жизни в российской тюрьме

Многие страдают, и без всякой причины. В прошлом году, согласно судебной статистике, в экономических преступлениях были обвинены 404 333 человека. Но только 146 490 из них получили тюремные сроки. Остальные заплатили штрафы или отделались условными приговорами. В то же время 59 человек умерли в московских следственных изоляторах. «Одно можно сказать с уверенностью, - говорит председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы, отслеживающей условия в столичных тюрьмах, Валерий Борщёв. - Инициативы президента не работают».

Проблемы остаются

С принятием новых медведевских законов, полагали юристы и активисты-правозащитники, судебная система избавится от какой-то части своей практики, оставленной ей двадцать лет назад Советским Союзом, когда арест практически всегда означал виновность и наказание, по суду или нет, а частный бизнес, незаконный до конца 1980-х годов, оставался подозреваемым.

Они думали, что Станислав Канкия, 47-летний бизнесмен, обвиненный в мошенничестве после того, как поссорился со своими партнерами, будет освобожден. Он сидел в тюрьме уже год, и четыре инсульта стали причиной повреждений мозга, в результате он едва способен говорить и практически ослеп. 24 октября суд вынес решение, что причин освобождать его нет. Его состояние здоровья, как заявил суд, удовлетворительное.

52-летняя Наталья Гулевич находится в тюрьме 11 месяцев из-за невыплаченного банковского кредита. Ее адвокат заявил, что реальной причиной для ее заключения была попытка рейдерского захвата офисного здания, которым она владела. У нее отказала почка, и в этом месяце московский суд согласился освободить ее под залог - если она соберет за неделю 3,5 миллиона долларов. Информационное агентство ИТАР-ТАСС назвало сумму беспрецедентной для России, а ее адвокаты заявили, что она, возможно, не сможет найти столько денег.

Еще по теме: в аду российских тюрем


Муж и члены семьи Гулевич внесли свои машины, квартиры и другую собственность, но этого было недостаточно. «Следователи говорили ей, чтобы она признала свою вину, и тогда ее освободят, - говорит журналистка и активистка-правозащитница Зоя Светова. - Она отказалась».

На этой неделе Гулевич, наконец, была госпитализирована - после того, как Европейский суд по правам человека в Страсбурге потребовал от российских властей немедленно предоставить ей медицинскую помощь.

Россия занимает вторую строчку в списке стран мира по числу заключенных, больше только в Соединенных Штатах. В США еще выше число тех, кого содержат в досудебном, предварительном заключении, и тюрьмы там полны бедных людей, которые не могут позволить себе платить залог. Обычно они сидят по обвинениям, связанным с наркотиками или насилием. Разница в том, что Том Делэй (Tom DeLay, бывший лидер республиканцев в палате представителей конгресса США. Суд признал его виновным в передаче 190 тысяч долларов из корпоративных пожертвований республиканскому национальному комитету в Техасе в 2002 году, в то время как по техасским законам финансирование кандидатов бизнесом считается незаконным - прим. пер.) находится в ожидании приговора по обвинению в отмывании денег на свободе, а депутат городской думы из Екатеринбурга Максим Петлин, обвиненный во взяточничестве, томится в следственном изоляторе. Его сторонники говорят, что его настоящее преступление заключается в том, что он - либеральный политик, критикующий власть.

Тема предварительного заключения в России оказалась под пристальным вниманием после случая с Сергеем Магнитским, юристом, которые обвинил власти в налоговом мошенничестве на 230 миллионов долларов, потом был обвинен этими самыми властями в преступлении и умер 16 ноября 2009 года в возрасте 38 лет в Бутырском СИЗО.

В заключении следователи пытались принудить его впутать в дело его нанимателя, западный инвестиционный фонд Hermitage Capital. Он отказался, и тогда ему было отказано в лечении панкреатита, а заодно его сильно избили, и в результате Магнитский умер в изоляторе.

Борщёв и его комиссия расследовали гибель Магнитского по распоряжению Медведева, но их выводы были направлены ровно тем же чиновникам, которые и считаются причастными к его гибели.

Еще по теме: Россия - страна лагерей и тюрем

Ведется следствие в отношении двух тюремных врачей, по поводу их причастности к гибели Магнитского, однако ни одного из полицейских чиновников, преследовавших его и диктовавших условия его заключения, ни в чем не обвинили.

Яковлева, которая стало активистом движения в защиту прав бизнесменов, после того, как отказалась давать взятку и провела семь месяцев в тюрьме, говорит, что так происходит по всей стране - жалобы на нарушения прав и на коррупцию отсылаются тем самым чиновникам, которые в этих процессах участвуют.

«Кто создал эту прекрасную ситуацию?» - задает она риторический вопрос, добавляя, что ее создали большевики в 1930-е годы, чтобы заставить замолчать жалующихся на коллективизацию.

Два закона приняты


В апреле 2010 года Медведев подписал закон, согласно которому обвиняемые в экономических преступлениях должны выпускаться под залог или подписку или личную ответственность, а в январе этого года подписал еще один закон, устанавливающий, что тяжелобольные задержанные не должны в ожидании суда находиться в тюрьме.

Елена Панфилова, которая отслеживает ситуацию с коррупцией в качестве директора Transparency International в Москве, заявила в этом месяце, что коррупция еще больше укоренилась в России за последнее десятилетие: если раньше бизнесмены давали взятки добровольно, возможно, чтобы получить разрешение быстрее, сейчас выплаты стали требовать. Те, кто отказывается платить, часто оказываются в тюрьме, несмотря на новые законы.

«Все в руках судей, - говорит она, - и у них есть другие стимулы».

Судьи даже не притворяются независимыми, говорит активист из Нижнего Новгорода Станислав Дмитриевский. «Те, кто пытался, больше не являются судьями. Их дисквалифицировали», - отмечает он.

Страна управляет, как он говорит, посредством обеспечения того, чтобы каждый был в чем-нибудь да виновен. «Тогда такими людьми легко управлять».

Борщёв и Любовь Волкова, еще один член комиссии по мониторингу за тюрьмами, в июне посещали тюрьмы в Балтиморе, в рамках поездки, организованной двусторонней президентской комиссией, органа, созданного в рамках перезагрузки отношений между США и Россией.

«Что мне понравилось в Балтиморе, так это хорошая система правового регулирования, - сказал он. - Там нет такого произвола, какой творится у нас».

Еще по теме: сбежавший из рабства солдат задержан за дезертирство

Питание и гигиена были значительно лучше, чем в Москве, говорит он, но не все было отличным. «Когда мы шли по зданию, мы могли видеть кого-то в туалете», - отметил он, подчеркнув, что это «нарушение европейских конвенций».

По словам  Волковой, изменения все же есть - по сравнению с начальными днями капитализма в России в 1990-е годы, когда деловые споры и разногласия разрешались посредством огнестрельного оружия. Сейчас они разрешаются при помощи следователя, выписывающего ордер.

«Тюрьмы - инструмент, позволяющий забрать бизнес у предпринимателя, - говорит она. - Они уничтожают российский средний класс, в то время как настоящие преступники, румяные и довольные, спокойно отбывают свои сроки».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.