Долгое время на стенах зданий в столице Чечни, городе Грозном, преобладали портреты трех мужчин: первого президента республики Ахмата Кадырова, которого убили несколько лет назад, его сына и нынешнего президента Рамзана и Владимира Путина. Их портреты смотрели  вниз с гигантских плакатов на крышах зданий.

Теперь у этих лидеров появилась компания. Под этими портретами появились плакаты круглолицых красавиц в хиджабах  - моделей в мусульманской одежде прет-а-порте. Эти плакаты – реклама Firdaws («Рай»), новой модной линии одежды от младшей жены Кадырова, Медни Кадыровой. И Медни, и ее муж являются сторонниками традиционной мусульманской одежды для женщин, и на прошлой неделе в отеле Royal Mirage Hotel в Дубае состоялся яркий показ ее новой линии.

Характерной чертой первой коллекций новой линии – под названием «Леди Чечня» - были свободные платья с юбками до пола, длинными руками, выполненные из роскошных тканей (бархат, шелк, креп-де-шин), их цвета варьировались от мерцающей пастели до ярких тропических красок и металлических оттенков. Платья, имеющие, как правило, богатую вышивку и украшенные камнями и жемчугом, были увенчаны подходящими под каждый наряд хиджабами.

Кадырова, которая планирует провести свой следующий показ в Саудовской Аравии, заявила, что ее целью было «завоевать мир ближневосточной моды». По ее словам, к созданию ее моделей ее привела ее религиозная вера (отсюда и название линии), а ведущий дизайнер линии Зарема Яхаева сказала, что каждое платье стало результатом вдохновения свыше. Перед тем, как коллекция отправилась для показа в Объединенные Арабские Эмираты, по словам дизайнера, и платья, и модели получили благословение чеченских имамов и старейшин.

Читайте также: Что мусульмане думают о Пасхе

Модный показ Кадыровой является еще одним свидетельством заинтересованности ее семьи в Ближнем Востоке. Рамзан Кадыров прежде неоднократно делал упор на своих визитах в Сирию, чаепитиях с королем Иордании Абдулла II и на том, как он омыл каабу вместе с принцем Халедом аль-Фейсалом в Мекке. Все это стало частью его стремления  - вероятнее всего, несбыточного – играть более заметную роль в мире мусульманских стран, как сказал Алексей Малашенко, эксперт по делам Чечни в московском Центре Карнеги. Именно с этой целью, а также чтобы снискать расположение действующих лидеров, Кадыров выступил с резкой критикой арабской весны. Недавно президент пошел еще дальше, выступив на чеченском телевидении  - сидя рядом с портретом Путина и позолоченным пистолетом – с обвинениями в адрес Запада в разжигании восстаний. «Если бы это было в моей воле, я бы сделал все, чтобы защитить Ливан, Египет и Сирию»,- заявил он.



Интерес Кадырова к Ближнему Востоку не только политический. Он энергично пытался привести чеченскую культуру в соответствие с более консервативными мусульманскими нравами. Исходный пункт этого устремления – чеченские женщины. Кадыров неоднократно заявлял, что ему хочется, чтобы «чеченские женщины выглядели, как настоящие мусульманки, подчиняющиеся их национальным нравственным нормам». Кроме того, он запретил женщинам и девушкам входить в государственные здания, пока их голова, ноги и руки не будут полностью спрятаны под одеждой. (Однажды Кадыров сказал, что вид оголенных женских рук и ног «мешает мне сконцентрироваться на работе»). Новый дресс-код, по некоторым сообщениям, насаждается при помощи угроз: в прошлом году организация по наблюдению за осуществлением прав человека сообщила, что мужчины стреляют из ружей для пейнтбола по женщинам, которые отказываются полностью прикрывать себя одеждой. Диана Маркосян, независимый фотограф из Москвы, которая в прошлом году переехала жить и работать в Чечню, рассказал,
что ее чеченские приятели порекомендовали ей сменить джинсы на длинную юбку из соображений безопасности. Спустя несколько месяцев Маркосян сдалась. «В конце концов, я начала носить юбку и платок, как и большинство чеченских женщин, чтобы не привлекать внимания»,- сказала она. Недавно, когда она отправилась по очередному поручению в Чеченский государственный университет, на входе ее остановили охранники: ее юбка, хотя она и была ниже колен, не прикрывала лодыжки, как этого требовали внутренние правила университета. Некоторые женщины очень недовольны введением нового дресс-кода: Милана, студентка медицинского колледжа, рассказала Daily Beast, что «я одеваюсь скромно, но любые официальные ограничения меня унижают».

Также по теме: Конгресс мусульман Франции на фоне всеобщего недоверия

Введение такого дресс-кода казалось чем-то совершенно неправдоподобным осенью 1999 года, когда бесконечный караван российских танков и бронетранспортеров вошел в Чечню, а 100 тысяч чеченцев покинули ее территорию перед началом массированного  удара российских войск. Тогда многие женщины превратились в беженок, одетых в толстые кофты, фланелевые халаты, шерстяные шарфы и забрызганные грязью домашние тапочки.

Однако благодаря проводимой Кадыровым политике щедрости государства и частных инвестиций в восстановительные работы Грозный с тех времен изменился до неузнаваемости. В различных районах города появляются небоскребы, торговые центры и дизайнерские бутики. И, несмотря на новые ограничения, продиктованные религиозными соображениями, салоны красоты переполнены, а девушки изучают ассортимент магазинов Zara, тайком покупая миниюбки и блузки с коротким рукавом. Возможно, пройдет некоторое время, прежде чем эти девушки смогут разделить взгляды Кадыровой на правильную чеченскую моду – и, возможно, именно поэтому коллекция Firdaws стала гораздо более знаменательным событием в ОАЭ, чем на родине.  Хиджаб «кажется в большей степени арабской традицией, чем исконно чеченским женским головным убором», как сказала Хава Ахмадова, директор местного молодежного театра. Ахмадова носит платки, которые не закрывают голову полностью, а порой просто повязывает свои густые белокурые волосы шелковым шарфом, как это делали многие поколения чеченских женщин до нее. По ее словам, большинство чеченцев еще слишком бедны, чтобы позволить себе купить платье за 3200 долларов – это средняя цена за платье из коллекции Firdaws. Когда Ахмадову спросили, какой стиль в конечном итоге выберет для себя обыкновенная чеченская мусульманская женщина, она ответила, что этот стиль, скорее всего, будет  консервативным и элегантным. «Женщина должна быть загадкой, как внутри, так и снаружи».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.