Папа Франциск расцеловал ноги мусульманским беженцам, а патриарх Кирилл назвал гуманизм ересью.

В Зеленый четверг папы традиционно вспоминают жест покорности со стороны Иисуса к апостолам, которым он незадолго до распятия омыл ноги. Папы всегда символически омывали и целовали ноги священникам.

В этом году папа Франциск перенес обряд из Латеранской базилики в центр для беженцев в Кастельнуово-ди-Порта под Римом. Но большинство из почти 900 жителей местного приюта — мусульмане, так что участников пришлось тщательно отбирать, чтобы христианский обряд их не оскорбил и чтобы они не испугались мировой огласки в СМИ. Из выбранных восьми человек нас не слишком удивили четыре нигерийских католика или индийский индуист, потому что его религия известна своей толерантностью. Более примечательны были три мусульманина из Мали, Сирии и Пакистана.

Удивительным изменением традиции было также участие четырех женщин: одной итальянской католички и трех коптских христианок из Эритреи. В случае женщин папа должен был быть с выбором еще осторожнее. Ведь возведение мусульманских женщин до уровня мужского главы церкви могло оскорбить мусульман. При обряде папа, как обычно, опустился на колени и, прежде чем омыть и поцеловать ноги беженцам, взглянул им в лицо. Подобное проявление папской покорности могло тронуть и вызвать чувство сострадания у многих людей, живущих в нашу светскую эпоху, но как минимум тронуло зрителей перед телеэкранами.

Человечность превыше всего, теракты в Брюсселе — «жест войны»


У ног мусульманских мигрантов папа с необыкновенной христианской покорностью воплотил свое послание Зеленого четверга: все должны принимать беженцев, невзирая на их вероисповедание, с любовью и уважением, не дискриминировать их и помогать им адаптироваться в обществе.

«Мусульмане, индуисты, католики. Копты и евангелики — братья, сыновья одного Бога, который хотят жить в одном общем мире», — заявил святой отец. Жест невероятной покорности и открытости он сделал целенаправленно после терактов в Париже и Брюсселе, когда усилились антиисламские и антимиграционные настроения. Террористические акты в Брюсселе он назвал «жестом войны», а двух террористов-смертников «жалкими созданиями, которые покупают оружие, чтобы уничтожить братство». Он сравнил их с Иудой, который предал Иисуса за 30 серебренников.

Великая пятница: смерть Христова против равнодушия европейцев к страданиям беженцев

В Великую пятницу папа Франциск осудил безучастное отношение европейцев к мигрантам. Средиземное и Эгейское моря он сравнил с «ненасытным погостом», который отражает нашу «равнодушную и бесчеловечную совесть». Папа напомнил о судьбах тысяч людей, которые отправились в опасное плавание к берегам Греции и других европейских стран в утлых лодках, в которых многие заплатили за свою мечту о Европе жизнью.

О необходимости искреннего христианского отношения к беженцам Франциск говорит постоянно. Месяц назад он отреагировал на предложение американского кандидата в президенты Дональда Трампа построить между США и Мексикой стену от мигрантов. Папа сказал, что тот, кто хочет строить стену от мигрантов, не христианин.

Московский патриарх Кирилл: «Гуманизм — это ересь»


Православная Пасха в России, как и другие церковные праздники, отмечается позже, чем в остальном христианском мире. Пасхе предшествует Великий пост.

Для первой недели великого 40-дневного поста, которая называется Торжество православия, московский патриарх Кирилл выбрал для богослужения помпезный и недавно отстроенный царский Храм Христа Спасителя в Москве. Тем самым он укрепляет сознание имперской традиции тысячелетней православной церкви — от царской династии вплоть до Путина. Любовь патриарха к личной роскоши уже давно возмущает россиян. Сам же он не спешит посещать олюдей на периферии общества.

В своей торжественной речи патриарх заявил, что главной и самой страшной ересью современного человечества является гуманизм, поклонение человеку и отстаивание его прав. По мнению патриарха, эта опасная ересь появилась в Новое время в Европе, и она опаснее, чем арианство, которое отрицает божественность Иисуса. Ересь гуманизма — опасное заблуждение, потому что определяющим фактором жизни человека и всего общества считается не закон божий, а сам человек.

Человек должен руководствоваться только законом божьим


По словам Кирилла, главенство прав человека над законом божьим и дьявольская гордыня человека, решающего, что для него хорошо, а что плохо, запустили «революционное изгнание Бога из человеческой жизни. Вначале это явление охватило Западную Европу, Америку, а потом и Россию… И сегодня идея жизни без Бога распространяется с новой силой уже в масштабах целой планеты». Основным проявлением изгнания Бога являются «усилия утвердить на законодательном уровне право выбора любого пути, в том числе самого греховного, идущего вразрез со словом божиим…» То есть, по словам патриарха, главным проявлением нарушения закона божьего являются усилия легализовать однополые браки.
Кто имеет право толковать закон божий?

Поклоняться надо не человеку, а Богу, единому закону божьему, заявил Кирилл. Однако здесь закрадывается вопрос: кому известен этот единый закон божий, который главенствует над человеком? И кто вправе этот закон толковать и насаждать в жизни при любых условиях, невзирая, скажем, на излишний гуманизм и еретические права человека? Ведь на прогнивший Запад нельзя положиться!

На протяжении многих десятилетий вопрос о жизни и смерти рядовых россиян решали спецслужбы и КГБ, организация, из которой вышел не только российский президент Владимир Путин, но и нынешний глава Православной церкви патриарх Кирилл, в миру — Владимир Гундяев. Так же, как КГБ жертвовал жизнями людей в интересах Коммунистической партии, Русская православная церковь жертвует свободой людей ради своего собственного «гундяевского» толкования закона божьего по заказу Кремля.

Если связать это с прежними утверждениями патриарха Кирилла о том, что правительство Путина в России — это «божье чудо», то вырисовывается настоящий заговор православной иерархии, производящей для правящей власти религиозную идеологию, которая благословляет ограничение гражданских прав и в принципе делает невозможным развитие либеральной демократии в России.

«День опричника» под хоругвями православия Третьего Рима


Схема построения государства на основе единственно правильного толкования закона божьего, которое дает сопряженная с властью церковь, пугающе напоминает стиль, в котором исламские фундаменталисты ссылаются на своего бога и провозглашают себя единственными посвященными в его истинную волю.

Когда религия превращается в инструмент управления обществом или господства власти, когда закон божий становится монополией нескольких избранных и поднимается выше идеалов гуманизма и ценности человеческой жизни, начинается опасное манипулирование массами, террор и война во имя Бога, как в джихаде, осуществляемом мечом. Новый российский тоталитаризм, описанный в антиутопическом романе Владимира Сорокина «День опричника», будет установлен уже не под флагами коммунизма, а под хоругвями консервативного «третьеримского» православия, прислуживающего новому царю.
В известном «панк-молебне» группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя говорилось как раз о сращивании церкви и государства и о концентрации духовной и светской власти в одних руках. Молебен начиналась со слов: «Богородица, Дево, Путина прогони!» и продолжался описанием преданности московского патриарха кремлевскому правителю: «Патриарх Гундяй верит в Путина, лучше бы в Бога, с…, верил».

«Патриарх Гундяй верит в Путина…»

После переломной проповеди патриарха о «ереси гуманизма», которую мы могли бы назвать откровением, если бы подобные тезисы в более общем виде не отстаивал святой Павел, в православных богословских кругах начались ожесточенные споры.
Согласно анализу слов Кирилла, проведенному украинским православным теологом Анатолием Головым, московский патриарх становится на позицию толкователя закона, как ветхозаветный Моисей, и в свете этого он приравнивает главу Российской православной церкви к другому ветхозаветному персонажу — Пинхасу или Финеесу. Финеес был внуком Аарона и прославился очень решительными шагами и использованием насилия во имя закона божьего. Например, он пронзил копьем развратничавшую пару и таким образом остановил заразу, распространявшуюся по израильскому лагерю.

Этот рассказ может показаться слишком сложным, но ясно, что как патриарх, так и верховный российский государственный деятель еще со времен КГБ верят в свое высшее предназначение, а также мечтают о спасении. Патриарх Кирилл не только выполняет политические задачи (как то подтвердил на встрече с папой Франциском на Кубе), но и обеспечивает спасение, потому что церковь и на небесах имеет определенные полномочия. Как писал евангелист Матфей о власти церкви (Евангелие от Матфея 18:18): «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе».

Многие владыки сего мира полагались на эти строки из Библии, которые с помощью церкви должны были не только гарантировать им безопасность, но и отсылать к божьей прозорливости как основе их политической миссии.

По мнению публициста Бориса Парамонова, проповедь патриарха можно связать с учением видного российского религиозного философа Владимира Соловьева, который описывал два различных результата европейской истории: на Западе возникло безбожное человечество, тогда как на Востоке (в Византии, а затем в России) — нечеловеческое божество.

Мысль о нечеловеческом божестве, которое должно править в России, патриарх Кирилл в своей проповеди не развивал, так что можете сами додумать, кто на эту роль подошел бы больше всего.

Реформация в Ватикане?


Интересно, что сам Соловьев в своих поздних трудах предсказывал, что делом церковного прогресса должны заниматься не церковные иерархи, а революционеры, которые борются за строительство общественной жизни на христианских основах гуманизма, братства, милосердия, справедливости. Если эти человеческие потребности не удовлетворены, такое социальное устройство не может получить благословления. Пасхальные свершения папы Франциска идеально вписываются в миссию возвращения человечности и гуманизма в общественную жизнь.

Папа Франциск демонстрирует миру, какую эволюцию прошло религиозное сознание на Западе: жизнь по закону божьему предполагает гуманизм и уважение к достоинству каждого человека — в отличие от современного официального российского православия, которое устами своего патриарха отказывается от этих идеалов во имя закона божьего. При этом монополия на толкование принадлежит всего нескольким избранным на верхушке пирамиды власти.

Есть ли у церковного института монополия на спасение?


Прогноз консервативных российских теологов о том, что индивидуализм погубит Бога в сердцах людей на Западе, не оправдался. Закон Божий можно искать индивидуально, и при этом верующим не нужно слепо полагаться на авторитет и толкование институциональной церкви. Большая заслуга в эмансипации человека от церкви в поисках Бога принадлежит протестантизму в духе утверждения: «Каждый сам себе священник». Подобное для православия совершенно немыслимо. Индивидуалистическое развитие религиозной жизни де-факто привело через индивидуализм к западному гуманизму. Уважение достоинства и личности индивида в современном западном мире является настоящей живой ценностью и основой гражданского общества. В восточном же христианском мире на первом месте стоит закон божий и воля церкви. Чтобы быть хорошим христианином, достаточно соблюдать обряды и слушать своего патриарха.

Католики тоже должны быть благодарны, прежде всего, божьей прозорливости, которую христиане могут познавать на протяжении истории именно благодаря институту наместника Христа, однако отделение церкви от государства и индивидуализация религиозной жизни позволяет любому христианину в современном западном мире идти индивидуальным путем к спасению.

Католическая церковь под руководством папы Франциска стоит на пути реформации (хотя чешские католические круги это яро отрицают), чтобы соответствовать потребностям времени. Русская же православная церковь под руководством опытного сотрудника КГБ, патриарха Московского Кирилла Гундяева не только консервируется, но и все больше сливается с правящей властью в лице российского президента. Так же, как президент Владимир Путин, который сегодня может о себе смело заявить: «Россия — это я!», патриарх Кирилл Гундяев может подтвердить, что Путин — это не только Россия, но и «закон божий», потому что у патриарха есть право на его толкование. Но где-то во всем этом затерялся не только еретический гуманизм, но и сам Бог.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.