Смерть Мохаммеда Али показала, что событию не нужно обязательно быть неожиданным, чтобы потрясти всех. Выражения скорби поступали от очень многих людей, а не только от друзей, любивших его и как-то чувствовавших, что он тоже любил их. Наиболее широко цитируемое выражение соболезнования принадлежит президенту Бараку Обаме. Его слова содержали похвалу («он сражался за то, во что верил») и мягкую критику («он иногда был неосторожен в словах») и приходили к правильному выводу: «Мохаммед Али встряхнул мир».

Любой, кто последние 30 лет следил за вызывающим смешанные чувства превращением Али из дерзкого завоевателя во всеми любимого человека, борющегося за жизнь, понимает, что и обратное верно — мир встряхнул Мохаммеда Али. Он не был просто необычайно хорошим боксером, он также был необычайно впечатляющим. Он порхал и жалил — верно — но и его жалили. Даже утонченная версия бокса Али не могла скрыть грубую физическую силу этого спорта. Нечто твердое бьет нечто тяжелое снова и снова. Все знали, что бокс причиняет ущерб здоровью, и все знали, что здоровье Али подорвано. У него диагностировали болезнь Паркинсона в 1984 году. Болезнь постепенно влияла на его способность говорить и двигаться. Майкл Окун (Michael Okun), директор Национального фонда борьбы с болезнью Паркинсона, отмечает, что мы не можем утверждать с уверенностью, стал ли бокс причиной болезни Али (возможно, мы получим более точный ответ, если ученые исследуют мозг боксера). Навыки, сила воли и удачное время помогли Али показать, каким великолепным может быть бокс. Но мы точно также можем сказать, что Али показал, каким жестоким может быть этот спорт.

Кажется практически ненормальным превозносить Али, разговаривая о боксе, ведь он совершенно вышел за пределы этого спорта. В конце этой недели по всей стране были установлены импровизированные мемориалы, но в субботу в южной Калифорнии люди могли сделать то, чего большинство фанатов Али, объединенные скорбью, не делали — пойти на боксерский поединок. Через 35 лет после печального последнего боя Али (поражение в бою против Тревора Бербика) бокс становится, возможно, более маргинальным, чем раньше, но не изменившимся по сути — это жестокий, но надежный способ создавать яркую драму. Франсиско «Эль Бандито» Варгас (Francisco (El Bandido) Vargas) и Орландо Салидо (Orlando Salido) сражались в StubHub Center в Карсоне. Они мало известны широкой публике, но настоящие, знающие и любящие их фанаты бокса собрались на теннисном корте (но не заполнили его целиком), привлеченные обещанием боя, где будет много ударов и не так много порхания.

Даже помимо Али, мифология бокса остается очень привлекательной для множества людей, которые иначе не заплатили бы сотни долларов, чтобы посмотреть, как два человека бьют друг друга. Весь вечер напролет болельщики в Карсоне слушали рекламу нового фильма «Каменные руки» (Hands of Stone), посвещенного легендарному панамскому боксеру Роберто Дурану (Roberto Durán). В фильме играют Роберт де Ниро, Эллен Баркин и звезда блюза Ашер. Для сравнения, бойцы основного события этого вечера выглядели, как пара работяг, хотя и хороших. Они относятся к младшим лекговесам, выступают в весовой категории до 57 килограммов. Оба из Мексики, где бокс остается национальным видом спорта. Салидо — суровый и невероятно стойкий ветеран из Сьюдад-Обрегон в Соноре. Варгас — молодой, отличный, но легкомысленный талант из Мехико. Толпа, в основном болевшая за Салидо, состояла практически исключительно из латиноамериканцев, и, хотя у отдельных зрителей были футболки с портретом Мохаммеда Али. Бой, казалось, проходил совсем не в той вселенной, в которой смерть Али стала главной темой новостных выпусков и общения в социальных сетях.

Две вселенных ненадолго пересеклись примерно в 8.30, прямо перед началом главного боя, когда ведущий Майкл Баффер (Michael Buffer) вышел на ринг, чтобы почтить память Али, подчеркнуть его активную позицию и его характер, отличавшиеся от его боксерской техники. «Он выступил против ужасной войны», — сказал Баффер, добавив, что Али преподал стране урок религиозной терпимости. В зале начали скандировать «Али! Али!», а также «Али, bomaye!». Это был боевой клич, означающий «Али, убей его!», звучавший на поединке против Джорджа Формана в 1974 году в Заире — бое, известном как «Грохот в джунглях» (The Rumble in the Jungle). Раздавались и менее уместные крики:"К черту Дональда Трампа" (до калифорнийских праймериз оставались считанные дни). И, в общем все. Бой транслировал канал НВО, который подготовил видеосюжет в память об Али, но в StubHub Center нет телеэкранов, и собравшиеся на матч болельщики не видели эту передачу. Вместо этого они слушали длиннющий список известных и не очень действующих боксеров, ожидая начала поединка.

Промоутеры бокса склонны много обещать и мало давать. В предварительной части ставший промоутером бывший боксер Оскар Де Ла Хойя (Oscar De La Hoya) заверил болельщиков, что им предстоит зрелище, однозначно претендующее на звание поединка года. Соблазненные обещанием безостановочной мясорубки, зрители были разочарованы, когда в первом раунде Варгас и Салидо сцепились вместе и замерли без движения. Когда их разъединили, публика засвистела. Затем Варгас атаковал Салидо, нанес удар правой, загнал его к канатам и пытался удержать там сильными ударами, выходившими, впрочем, широкими и не всегда точными. Заметив это, Салидо нанес несколько подлых контрударов, и именно этого ждала публика. Зрители простили все, развеселились и продолжали сохранять бодрость весь вечер. В перерывах между раундами некоторые танцевали под Banda Machos и Los Tucanes de Tijuana.

Стратегии бойцов были достаточно простыми. Варгас, немного более высокий и длиннорукий, старался уклоняться и уворачиваться от Салидо, сохраняя дистанцию. Неудержимый Салидо пригибался и рвался вперед, стараясь навязать ближний бой. Ни один из них не бьет особенно сильно, у обоих примерно равные шансы получить удар от соперника. Это именно то, чему так радовался Де Ла Хойя (и многие другие) в отношении этой пары: предполагалось, что они смогут продержаться все 12 раундов. Расчет оправдался. Были моменты, когда у одного или второго подгибались колени и, казалось, опускался корпус, но они оставались на ногах, давая и получая серии ударов, выдержать которые на вид было невозможно. По статистике CompuBox, они нанесли в общем 1 593 сильных удара. Статистика учитывала каждый удар, кроме джеба, и это стало абсолютным рекордом в бою двух легковесов. Для сравнения, в прошлогоднем поединке Флойда Мейвезера и Мэнни Пакьяо CompuBox насчитал всего 404 удара. Перед началом 12 раунда на ринг вышел доктор, чтобы осмотреть раздувшееся и покрывшееся пятнами лицо Варгаса, отчасти из-за столкновений головами. Зрители закричали, пытаясь помешать врачу отменить поединок. Варгас прошел поверку и получил еще три минуты славы на НВО, славы и страданий. В конце боя зрители аплодировали обоим боксерам, но солидарность испарилась, когда стало известно решение судей. Один из арбитров дал небольшое преимущество Варгасу, но двое других дали равные баллы, и бой окончился ничьей. Зрители снова засвистели. Большинство из них болели за Салидо и были уверены, что он победил. В интернете эксперты сочли, что бой был равным, и решение объявить ничью было достаточно обоснованным.

С другой стороны, ничья показала всю необоснованность, невероятную бессмысленность бокса. После почти часового жестокого насилия все, что смогли решить судьи, — это то, что бой был равным. Это другой способ сказать, что боксеры сделали именно то, что все ждали от них. Дан Рафаэль (Dan Rafael) с ESPN был одним из многих обозревателей, согласившихся, что бой Салидо-Варгас был поединком года. Макс Келлерман (Max Kellerman) с НВО, интервьюировавший боксеров на ринге по поводу решения судей, сказал то же самое. Так повелось в дни славы Али и остается до сих пор: бокс дает фанатам то, что больше ничего им дать не в состоянии.

Снаружи, на парковке, торговец продавал футболки с изображениями Варгаса и Салидо, более жесткими и грубыми, чем на официальных футболках, продававшихся на стадионе. Они были даже лучше, чем официальные. Другой торговец, проявивший недюжинную находчивость, продавал футболки с надписями «Величайший на все времена», имея в виду Али. «Чемпион здесь!» — кричал он. Легенда Али живет, сводя на нет важность спорта, породившего ее. Но и спорт тоже живет — он дает и отбирает, как Салидо и Варгас. И кто знает, в каких пропорциях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.