Посетив оккупированный его державой Крым, российский режиссер-монархист Никита Михалков заявил: рано или поздно художественный фильм о так называемой «крымской весне» будет снят. И добавил: кино потянет на реальный блокбастер.

Полтора года назад одно такое кино уже сняли, да еще с Владимиром Путиным в главной роли. Пропагандистский фильм «Крым. Путь на родину» приурочили к годовщине аннексии, его продолжительность — 2,5 часа, и назвать его документальным можно только по внешним, чисто формальным признакам. В России все, что снимается, — кино: постановочное, художественное, придуманное более или менее талантливыми сценаристами. Даже если это сюжет для выпуска новостей, с реальной жизнью рассказанное и показанное ничего общего не имеет.

Это происходит не сейчас. По большому счету, с января 2000 г. по сей день сценарист, а точнее, автор каждой идеи в Российской Федерации один: упомянутый выше Путин. Даже когда он дал посидеть в президентском кресле Дмитрию Медведеву, все равно единолично контролировал процесс кинопроизводства — иными словами происходящее в России объяснить невозможно. Иногда создается впечатление, что Владимир Владимирович даже хуже, чем его выставляют, и мы еще не знаем самой страшной правды о нем. Однако справедливость требует признать: Путин — способный ученик всех авторитарных лидеров ХХ века. Среди прочего, следует заветам Ленина, утверждавшего: «Из всех искусств важнейшим для нас является кино».

Кино — самый простой, а значит, самый важный метод воздействия на массы и обращения их в некую нужную верховной власти веру. Потому при советской власти кинематограф сыграл ключевую роль в формировании новой общности — «советского народа». Кстати, именно он и развалил СССР, когда с приходом «перестройки» один за другим пошли фильмы, показывающие порочность системы, ее язвы и одиночек, безуспешно пытающихся бросить ей вызов. Культ Сталина был развенчан вторично, теперь уже с широких экранов, с которых приходил усатый монстр.

Именно правильное разоблачительное кино, а не антисоветский самиздат с ограниченным количеством копий, настроило массы против советской власти. После премьеры «Маленькой Веры» пошел обратный отсчет, и уже в новой России кино ожило (кто забыл, уже при Путине). Кстати, именно с той поры Россия зашла с огромными деньгами на Украину, оплачивая съемки сериалов пророссийской ориентации фактически десять лет.

Кино — это мифология. Массы любят только выдуманные истории, потому что реальность среднестатистического гражданина обыденна и скучна. Массы любят видеть себя в кино героями, а свои государства — великими. А в случае сперва с СССР, а потом — с Российской Федерацией, где милитаризация общества зашкаливает, еще и непобедимыми. Так в России еще времен Бориса Ельцина появились первые блокбастеры о чеченской войне, которые оправдывали ее. Затем, когда уже Путин зашел в Чечню вторично, фильмы и сериалы вроде «Грозовых ворот» и «Убойной силы» поставили на поток. И украинцам транслировали кино о победе нового русского оружия регулярно.

Затем, после нападения России на Грузию с последующей оккупацией части ее территории, на экраны вышел блокбастер «Август. Восьмое», герои которого попали в самый замес российско-грузинской войны. Там среди персонажей — президент России, отдающий приказ о вторжении с целью спасти людей и мир заодно. Дальше были Крым и Донбасс. Надо обратить внимание на кинематографичность всех картинок. Вот «зеленые человечки» поставлены точно на свои места. Вот «гуманитарные конвои» с белыми крестами на фурах — этакая военная хитрость, на которую ведутся глупые дяди и тети на трусливом Западе. В конце концов, сбитый «Боинг» МН17 для россиян — тоже блокбастер, как цинично это ни прозвучит. И Михалков прекрасно понимает: ничего не надо делать, сценарий написан давно, осталось снять кино и убедить россиян, что оно правдивое. Они поверят, потому что не в первом поколении живут и умирают в придуманном, фейковом государстве с фейковыми же достижениями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.