В четверг человек, чья подпись в конечном итоге привела к распаду Советского Союза 25 лет назад, признал, что у него не было подобных намерений, когда он ехал на судьбоносную встречу лидеров.

Беловежские соглашения, которые были подписаны в Белоруссии 8 декабря 1991 года, положили конец существованию СССР и заложили основы независимости его республик.

Однако Станислав Шушкевич, который тогда был председателем белорусского Верховного совета, не планировал «поднимать вопрос о том, чем был Советский Союз, и как он должен существовать», когда он отправлялся в государственный заповедник, Беловежскую пущу, на встречу с Борисом Ельциным и президентом Украины Леонидом Кравчуком. Об этом он рассказал в своем интервью изданию Guardian.

Он пригласил Ельцина на охоту, чтобы попытаться договориться с ним о поставках нефти и газа в Белоруссию на предстоящую зиму. Но в конце концов разговоры об охоте и энергоресурсах уступили место гораздо более серьезным вопросам.

Когда делегации собрались, их члены поняли, что сначала им необходимо решить вопрос политического кризиса. После августовского путча 1991 года, зачинщики которого выступили против реформ Михаила Горбачева, Советским Союзом, «в сущности, никто не управлял», как сказал Шушкевич.


То соглашение, которое они подписали, заложило основы Содружества независимых государств — свободного альянса 11 из 15 бывших советских республик. Однако его главным итогом стал абсолютно мирный распад СССР после 70 лет существования, как сказал Шушкевич. Западные лидеры опасались, что распад Советского Союза приведет к гражданской войне в стране, обладающей ядерным оружием.

«Важным результатом возникновения СНГ стало то, что распад СССР произошел без скандала и кровопролития, — сказал Шушкевич. — Страны составили декларации независимости и стали считать себя независимыми государствами».

Наследие этого соглашения и лежавшего в его основе намерения «построить демократические государства, где господствует диктатура закона», на территории бывшего советского Союза остается неоднозначным. После бурной демократии и периода невероятного экономического неравенства в 1990-х годах, в России при Владимире Путине произошел рост уровня жизни населения и одновременный спад в уровне плюрализма. Грузия попыталась развернуться в сторону Запада и провести реформы, но война с Россией 2008 года привела к тому, что Россия установила контроль над двумя сепаратистскими регионами Грузии, Абхазией и Южной Осетией.

Попытка Украины развернуться к Западу привела к аннексии Крыма Россией и сепаратистскому конфликту на востоке страны на фоне повсеместной коррупции.

В воскресенье, 4 декабря, в Узбекистане правая рука покойного Ислама Каримова, Шавкат Мирзиёев, набрал 88,6% голосов на президентских выборах, на которых, как сообщили наблюдатели, «не было настоящего соперничества». А в Молдавии недавно был избран реакционно настроенный пророссийский президент.

Шушкевич объяснил возрождение советских политических тенденций тем, что Россия сейчас пытается навязать «имперское мышление», в рамках которого «Россия позиционируется в качестве большого брата». Хотя Шушкевич отметил, что он не сожалеет о своем решении, принятом в Беловежской пуще, его все же несколько огорчает то, что произошло потом.

«Я разочарован, потому что Беловежские соглашения открыли огромные возможности, но Путин хочет повернуть все вспять, — сказал Шушкевич. — Он сказал, что распад Советского Союза стал трагедией, но это неприемлемое заявление, потому что десятки миллионов погибли за этот коммунистический режим. Мы должны создавать правительство для народа, а не приносить людей в жертву государству».

На встрече в Беловежской пуще основы масштабного соглашения были заложены в тот момент, когда тогдашний первый заместитель председателя правительства РСФСР Геннадий Бурбулис неожиданно спросил, не хотят ли остальные поставить свою подпись под такими словами: «СССР как геополитическая реальность и субъект международного права прекращает свое существование».

Шушкевич поддержал эту идею, и группа начала обсуждать текст соглашений. Чтобы не возникло впечатление, что они «создают Союз славянских республик», Шушкевич позвонил главе Казахстана Нурсултану Назарбаеву, чтобы предложить ему тоже поставить подпись под соглашением. Назарбаев пообещал приехать, однако задержался «по техническим причинам» в Москве. Позже выяснилось, что Горбачев предложил ему должность председателя Верховного совета в обновленном СССР.

Шушкевич отверг слухи о том, что тем вечером они пили спиртное в бане, добавив, что они просто хорошо попарились.

«Да, тогда в Советском Союзе было принято пить на подобных встречах, „демократический централизм“ [когда главные решения принимаются в централизованном порядке] тоже был привычным делом, но [в Беловежской пуще] не было пьянства и демократического централизма», — отметил он.

Хотя охота была всего лишь предлогом для того, чтобы собрать лидеров, Кравчук и тогдашний премьер-министр Украины Витольд Фокин все же отправились на охоту на следующее утро, и, как вспоминает Шушкевич, Фокин подстрелил кабана.

В то утро они собрались и составили соглашение. Подписав его, Шушкевич позвонил Горбачеву, а Ельцин позвонил тогдашнему президенту США Джорджу Бушу. По словам Шушкевича, Горбачев обиделся, когда узнал, что Бушу сообщили об этом раньше, чем ему.

Шушкевич стал лидером независимой Белоруссии, однако на президентских выборах в 1994 году его обошел Александр Лукашенко. С тех пор Лукашенко отверг множество реформ и посадил за решетку влиятельных критиков, а государство до сих пор контролирует четыре пятых экономики страны.

По словам бывшего лидера, он надеялся, что перемены наступят вместе с приходом нового поколения, которое, в отличие от своих предшественников, имеет неограниченный доступ к информации. «Меня огорчает, что мы не можем закрепить демократические принципы в Белоруссии, но мы должны просто пережить этот этап, — сказал Шушкевич. — После революций на Западе кровь лилась еще долгое время, и они сражались за те свободы, которые у них есть сейчас — за открытое общество, в котором уважают права человека».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.