Юлия Степанова вместе со своим мужем Виталием Степановым разоблачила систему допинга в российской легкой атлетике. Предоставленная ими информация заставила Международную федерацию провести коренную реформу, в процессе которой стала очевидной зависимость Всемирного антидопингового агентства, а также лицемерие Международного олимпийского комитета в борьбе против допинга. За проявленную смелость г-же Степановой во вторник в Берлине была вручена антидопинговая премия Ассоциации помощи жертвам допинга (Doping-Opfer-Hilfe-Verein). Опасаясь актов мести, эта бегунья во время вручения премии вынуждена была подключиться по телемосту из штата Колорадо.

Мы публикуем сокращенную до нескольких абзацев хвалебную речь Ханса Гэба (Hans Wilhelm Gäb), бывшего ведущего менеджера в области автомобильной промышленности, выдающегося спортсмена и президента Федерации настольного тенниса Германии.

Дамы и господа, когда встречаются люди, которые любят спорт и хотят прославить своих героев, то тогда, как правило, речь идет о победах, о радости по поводу успеха, о наградах и признании, ставших следствием показанных результатов.

Что касается Юлии Степановой, то сегодня она для нас победительница, по крайней мере, моральная победительница.

Повод и тема сегодняшнего дня неизбежно приводят нас также к темным сторонам спорта — туда, где вместо честности и одинаковых правил для всех главенствующую роль играют жажда власти, жажда успеха, денег и националистического триумфа, туда, где лозунгом являются слова «Победа любой ценой».

Сегодняшнее мероприятие Ассоциации помощи жертвам допинга нельзя отделить от мрачной судьбы тех больных и пострадавших спортсменов, которые в результате преступных методов использования допинга режимом ГДР были обмануты и поплатились за это своим здоровьем и своей жизнью, от судьбы тех спортсменов, за поддержку которых так отчаянно борется Инес Гайпель (Ines Geipel) и Ассоциация по оказанию помощи пострадавшим от допинга. От судьбы тех спортсменов, в отношении которых Федеративная Республика и ее немецкая Олимпийская спортивная конфедерация не продемонстрировали воли и силы для того, чтобы серьезно и постоянно брать на себе ответственность. Но, кроме того, это также время, когда позиция и действия одного человека освещают мрак, дают смелость и мотивацию миллионам людей, которые хотят сохранить спорт как игровое пространство, на котором борьба и соревнование проходят в соответствии с принципами порядочности и человечности.

Дорогая Юлия Степанова, дорогой Виталий Степанов! Для меня большая честь иметь сегодня возможность чествовать ваше поведение и вашу смелость, а также говорить о вас и о связанных сегодня с вашим именем спортивных событиях.

Вручение антидопинговой премии Ассоциацией по оказанию помощи жертвам допинга происходит в то время, когда мы с болью осознали, что спорт высших достижений и его руководство полностью подстроились под моральные представления и мышление в соответствии с лозунгом «Цель оправдывает средства», характерные для политики, экономики и общества в целом. Г-жа Степанова в одном интервью сказала, что цель России состоит в том, чтобы быть выше и сильнее любой другой страны в мире, и кроме того, президент, министерства или российское Антидопинговое агентство, — все они исходят из того, что завоевание медалей является главной целью в спорте.

Для достижения этой цели, по данным комиссии Макларена, в России применение допинга проводилось под наблюдением государства, тысячи допинг-проб были уничтожены или сфальсифицированы, все было тщательно организовано и проходило под защитой полиции и властей. В драме по поводу допинговому дела, за которым во время Олимпийских Игр в Рио следил весь мир, речь, на мой взгляд, идет не о критике поведения отдельной нации. Я не считаю, что Россия здесь находится одна. Авторитарно управляемые нации и диктатуры во всем мире уже давно использует ложь и обман как легитимное средство для удержания власти и ее расширения, в том числе в спорте.

Именно здесь, в Берлине, г-жа Степанова, немецкий режим ГДР еще не так давно показал, что от недемократических систем не стоит ожидать соблюдения моральных требований в спорте. И мы сами даже в демократической Федеративной Республике, где в течение многих лет мы чувствовали себя хранителями морали, вынуждены теперь признать, что мы занимались бросанием камней, сидя в стеклянном доме. События во Фрайбурге и в других местах это показали. Политические системы не будут и не могут заботиться о чистоте и честности спорта. Сам спорт должен это делать, если он хочет выжить и остаться живой, уважаемой, привилегированной, принятой обществом и финансируемой государством сферой жизни.

История Юлии Степановой стала известной во всем мире после расследования, проведенного журналистом телеканала ARD Хайо Зеппельта (Hajo Seppelt), а позднее еще и благодаря многочисленным интервью с супругами Степановыми и другими российскими инсайдерами. Профессор Макларен и его комиссия, исследовавшие применение допинг под контролем государства в России, после изучение собранных материалов рекомендовали отстранить Россию от участия в Олимпийских Играх. Однако глашатаи лозунга «нулевой терпимости к допингу» из МОК, выступавшие в роли заказчика, имели другие приоритеты.

Как все это началось?

Бегунья на 800 метров Юлия Степанова была амбициозной спортсменкой (…). В рамках российской спортивной системы ей рассказали, как можно улучшить свои результаты. С помощью допинга. Когда она на молодежном чемпионате мира отстала на 18 секунд от лучших участниц забега на 800 метров, ей сказали, что везде в мире успешные спортсмены принимают запрещенные препараты, и если она хочет побеждать, то тоже должна это делать. Юлия Степанова начала принимать допинг, как это делали и многие другие спортсмены. Ей было сказано, что данный способ применения абсолютно надежен, если следовать указаниям функционеров и тренеров.


Г-жа Степанова вошла в состав российской национальной команды, ее консультировали высокопоставленные функционеры, врачи и тренеры российской федерации, ее научили обманывать. Она выполняла все указания, однако в результате теста, проведенного Всемирным антидопинговым агентством (WADA) в 2013 году на нее обратили внимание, а затем выяснилось, что у нее ненормальные показатели крови, и она была отстранена от соревнований. Она признала, что принимала эпо (эритропоэтин, лечебное средство и допинг — примечание редакции газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung), который был ей предоставлен лично тренером российской сборной. Она также сообщила, что принимала этот препарат по указанию доктора Португалова, главы Медицинской комиссии Всероссийской федерации легкой атлетики.

Я цитирую из публикации авторизованной записи беседы, которую Михаэль Райнш (Michael Reinsch) из редакции газеты Frankfurter Allgemeine провел с Юлией Степановой и которая была опубликована в декабре 2014 года. «Когда тебе говорят, что эта система существует во всем мире, ты понимаешь, что и ты вынуждена это делать. Когда я спросила об этом Португалова, он сказал: если ты будешь делать то, что я говорю, тебя никогда не поймают. В 2013 году позвонил Мельников, тренер национальной сборной. У нас тут есть бумага, сказал он, в которой говорится о том, что тебя отстранили из-за показателей твоего анализа крови. Я сказала: Это невозможно. Я все делала, что вы говорили. Это вы втянули меня в эту ситуацию и вы продолжаете работать? Такое случается, сказал он, нам очень жаль, подпиши эту бумагу и расслабься на два года!» «Именно в тот момент, — отметил Райнш, — Юлия проанализировала свое собственное поведение, а также начала размышлять о масштабах обмана и о человеконенавистническом поведении своих функционеров».

Она многое поняла и сформулировала свои выводы в беседе с Хайо Зеппельтом: «Это навязывается тренерам, а тренеры навязывают это спортсменам. Поэтому спортсмены, когда принимают запрещенные препараты, просто не задумываются о том, что они делают что-то неправильное». И еще: «Тренеры берут любую девушку, пичкают ее таблетками, и после этого она начинает бегать. А на следующий день ее отстраняют, и тогда они говорят, что найдут другую. Они ее пичкают препаратами и говорят: „Давай, принимай это, все это используют. Принимай этот препарат“. А когда кто-то из спортсменов попадается, они его выбрасывают и берут нового».

Вместе со своим мужем Виталием — он работал в Российском антидопинговом агентстве RUSADA, где познакомился с системой обмана и стал противником применения допинга, — они обратились во Всемирное антидопинговое агентство WADA. «Мы сказали им правду. Но это были только слова и никаких доказательств. Вот первые слова, которые мы услышали от представителя WADA: постарайтесь сделать так, чтобы вы были в безопасности. Допинг — это допинг, однако не причиняйте ущерба сами себе. Я знала, что я должна доказать то, что я говорю». Эта супружеская пара приняла решение — сделать эту историю достоянием общественности, и они засняли высокопоставленных функционеров Мельникова и Португалова в тот момент, когда они давали им советы и допинг.

Это были поразительные доказательства. Познакомившись с этими задокументированными действиями, президент Всероссийской легкоатлетической федерации Валентин Балахничев сказал, что все это ложь, и Федерация предъявит иск Степановым. Это была смертельная угроза. Это был момент, когда дороги назад уже не было, и тогда Юлии и Виталию стало ясно, что помочь им могут только международная пресса и МОК. Степановы передали собранные материалы Хайо Зеппельту и стали устраивать пресс-конференции за пределами России. После этого их объявили врагами государства, и тогда они бежали вместе со своим маленьким сыном за границу.

Поскольку они не хотели больше лгать, они вступили в противоборство с мировой державой, вынуждены были покинуть родину и столкнуться с постоянными угрозами, в результате которых она стали опасаться за свою жизнь. Но при этом они продолжали вести борьбу за честность в соревнованиях, а также предоставили МОК и общественности детальные доказательства организованного государством обмана всех честных спортсменов мира, обмана, устроенного одной из ведущих спортивных держав мира.

Однако Юлия Степанова — уже после окончания срока своего наказания за использование допинга — была особым образом вознаграждена МОК, то есть организацией, которая, по идее, должна сохранять и защищать чистоту в спорте. В награду она получила унижение, моральное осуждение и отстранение. Во время торжественного открытия Олимпийских Игр в Рио президент МОК говорил об олимпийских ценностях, назвал их даже ответом на крупные кризисы в мире и проблемы человека. Он обратился к спортсменам с такими словами: «Уважайте ценности, благодаря которым Олимпийские игры стали столь уникальными. В этом олимпийском мире существует только охватывающее весь мир право для всех, и в этом олимпийском мире мы все равны».

Кандидаты в члены МОК должны перед принятием в его состав произнести клятву. Она звучит так: «Разделяя честь быть членом Международного олимпийского комитета, и сознавая ответственность, которую на меня накладывает это членство, я обязуюсь не руководствоваться политическим или общественным влиянием, а также расистскими или религиозными соображениями». И Томас Бах (президент МОК — примечания редакции газеты Frankfurter Allgemeine) произнес эту клятву. В Рио он нашел способ передать изначальную ответственность МОК относительно наложения санкций на события в России беспомощным федерациям по отдельным видам спорта.

Он не стал наказывать ни российских спортсменов, принимавших допинг, ни функционеров, поддерживавших его применение. Он игнорировал требование 17 национальных антидопинговых агентств, которые требовали отстранения России от участия в Олимпийских Играх в Рио. Однако он использовал контролируемую самим МОК так называемую Комиссию по этике и якобы принятую ей рекомендацию — согласно Уставу МОК, эта комиссия не имеет права принимать решения, а может их лишь предлагать, — для того, чтобы лишить Юлию Степанову этической квалификации для участия в Олимпийских Играх в Рио, в то время как у него на глазах принимавшие допинг спортсмены из других стран и уже отбывшие свое наказание смогли стартовать на Олимпиаде.

В Германии помощь в этом отношении была оказана президентом Олимпийской спортивной конфедерации Германии Альфонсом Херманом (Alfons Hörmann) в интервью радиостанции Deutschlandfunk. Он не предоставил никаких фактов или веских аргументов, а использовал слухи и делал туманные намеки. «Тот, кто хорошо — или хотя бы частично — знает, как проходила беседа в Комиссии по этике со Степановой, как выглядит ее прошлое, тот может понять, почему Комиссия по этике МОК приняла отрицательное решение», — сказало он. Он также вводил людей в заблуждение, говоря о «решении».

Миру стало ясно, что в крупные спортивные федерации проникли коррупция, алчность и откровенный оппортунизм. После разоблачения криминальной системы в ФИФА у людей во всем мире должны были открыться глаза. Однако события в Рио вызвали в свободных странах мира невиданное ранее эмоциональное осуждение, смешанное с отвращением и ужасом по отношению к участникам тех событий. За несколько дней до решения относительно того, чтобы оставить без каких-либо санкций уличенных в применении допинга российских спортсменов и наказать как раз Юлию Степанову, рисковавшую своей жизнью для того, чтобы положить конец лжи относительно применения допинга, Томас Бах — дословно — сказал: «События, связанные с докладом Макларена, представляют собой пугающее и беспрецедентное нападение на нравственную чистоту спорта и Олимпийских игр. Поэтому МОК без колебаний будет применять самые жесткие санкции в отношении участвующих в этом деле людей или организаций».

Совершенно противоположное решение МОК всего три дня спустя стало одной из причин того, что на руководителей мирового спорта полились потоки насмешек и критики. Не только по причине возмутительных решений, но и в результате осознания того, что даже в высших инстанциях идея спорта попирается ногами.

«Бах мог направить мощный сигнал в адрес всех наций, которые так же нагло лгут, как и Россия. Но он не оправдал ожиданий. Как лидер. Как голос чистого спорта. Как человек, который умеет держать свое слово», — написала тогда газета New York Times. А вот как прокомментировала эти события лондонская Times: «Уже имели место постыдные эпизоды в продолжительной истории МОК, однако ни один из них не был столь трусливым, как решение о возможности участия России в Олимпийских Играх в Рио». Вот что написала по этому поводу испанская интернет-газета Marca: «МОК размахивает флагом России».

А газета El Mundo пришла к следующему выводу: «Можно себе представить, какое давление было оказано на МОК для того, чтобы российский гимн прозвучал на Играх». Эта испанская газета затрагивает главный пункт этой проблемы. Ведь после РИО возникает непростой вопрос — насколько зависимым от политической власти и экономического влияния является МОК, если он принимает подобные решения, а спустя несколько недель даже начинает готовить мир к возможности проведения Олимпийских Игр в Катаре, в государстве, которое покупает спорт по всему миру и прокладывает себе путь с помощью денег?

За всемирным возмущением стоит не только возмущение относительно решения по поводу России и Юлии Степановой, но еще печаль и гнев поводу того, что МОК, рекламирующий себя как защитник принципов пристойности, честной игры и спорта, столь постыдным образом лишается претензий на моральную легитимацию. МОК потерял уважение, почтение и авторитет, а в спорте больше не нет моральной инстанции.

Сегодня возмущение во всем мире — это одно, а поведение спортивных руководителей в демократиях и их планы относительно спорта высших достижений — это нечто другое. Как раз в Германии. Немецкое спортивное руководство некритично перенимает образ мысли и представления своего бывшего шефа Томаса Баха, а президент Олимпийской спортивной конфедерации Германии Херман, назвавший решение МОК «честным и справедливым», до сих пор не отказался от своей оценки и не поставил ее под сомнение. И как раз в то время, когда Олимпийская спортивная конфедерация, судя по всему, не имея никакой концепции, наблюдает за имиджевыми потерями спорта, он решил сделать ставку на карту, на которой написано «Больше медалей».

Тем самым он усиливает в широкой общественности впечатление о том, что в спорте речь идет, прежде всего, о победах и количественных показателях успеха. А также о получении денег налогоплательщиков для того, чтобы купить и то, и другое. Необходима более правильная, более транспарентная и более справедливая поддержка спорта высших достижений, и это нужно было сделать уже давно. Однако проводить подобную реформу под лозунгом «Больше олимпийского золота» является сомнительной услугой спорту. Вкладывание денег налогоплательщиков в спорт высших достижений является полезным, поскольку спортсмены, будучи яркими личностями со своей позицией — можно назвать в этой связи такие имена как Штеффи Граф, Дирк Новицкий, Борис Беккер, Тимо Болль и Бернхард Лангер, — оказывают позитивное влияние на репутацию Германии.

Подобные инвестиции в первую очередь должны быть легитимированы тем, что спорт высших достижений, которым занимаются немногие, вдохновляет имеющий решающее значение для внутренней стабильности страны массовой спорт, спорт миллионов людей, являющихся членами почти 90 тысяч немецких спортивных обществ. Эти объединения и структуры массового спорта, вероятно, являются важнейшими общественно-политическими стабилизаторами в республике, приверженной таким понятиям как терпимость и общность. Эти объединения и клубы в значительной степени представляют собой социальную общность и живую коммуникацию. Они являются самым мощным бастионом против презрительного отношения к другим расам и культурам, а также против ползучей самоизоляции молодежи и утраты межличностных контактов.

Однако Олимпийская спортивная конфедерация Германии, под эгидой которой собраны миллионы представителей массового спорта, похоже, не понимает, как можно остановить имиджевые потери спорта, она не понимает, где находится ее капитал и с каким капиталом она должна расти для того, чтобы улучшить свою репутацию, а также легитимировать требование относительно получения денег налогоплательщиков во все более критичном окружении.

Создается впечатление — к сожалению, не без участия федерального правительства — относительно того, что погоня за медалями является самоцелью, и таким образом косвенно форсируется неестественное разделение спорта высших достижений и массового спорта, подвергается опасности существование в будущем тех видов спорта, которые не являются медалеемкими, а также повышается давление на спортсменов, которые теперь — в том числе в интересах отдельных федераций и их выживания — должны побеждать для того, чтобы удовлетворить политические ожидания. Будет ли это способствовать уменьшению искушения относительно принятия допинга?

Будет ли, на самом деле, влиять на судьбы Федеративной Республики то, находится ли Германия в олимпийском медальном зачете на третьем, на четвертом или на пятом месте? Олимпийская спортивная конфедерации Германии может помочь сформулировать принципы спорта, а именно соревнование по правилам и с уважительным отношением ко всем другим, и все это должно стать примером для общества в целом. Она может — нет, она должна — стать символом, распространяющим ценности.

Но если сегодня с помощью ориентированной на количество побед политики создается впечатление о том, что завоевание медалей является самым главным смыслом спорта, то тогда миллионам совершенно нормальных спортсменов-любителей и участникам соревнований навязывается подозрительный образ видов спорта, делами которых все больше управляют средства массовой информации, отчего имидж спорта становится еще более темным.

Помня об удручающих результатах в Рио, мы должны бороться за то, чтобы сохранить имидж спорта, который отражает его истинную ценность и его истинное значение в нашей стране. Нужно будет приложить усилия для того, чтобы пойти по этому пути, и потребуется безусловная убежденность в том, что уважение правил, честная игра (fair play) и порядочность помогут проложить путь к этой цели.

Юлия Степанова после многих лет, в течение которых она совершала ошибки, нашла в себе смелость встать на этот путь. Своей борьбой против грязи и обмана в спорте и ценой тяжелейших личных потерь она дала всему миру сигнал надежды.

Г-жа Степанова, мы и мир спорта благодарны вам за это.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.