Высокопоставленные прелаты Ватикана — как итальянские, так и иностранные — весьма близкие к папе Франциску, годами не давали хода делам о сексуальном насилии в отношении малолетних со стороны чудовищ в рясах. Эти случаи разоблачает новая книга журналиста, на которого Ватикан подал в суд в связи с Vatileaks. В книге «Похоть» говорится об ответственности, молчании и круговой поруке.


Три кардинала, защищавших священников-педофилов, получили повышение и попали в С9, группу, состоящую из девяти высокопоставленных прелатов, помогающих папе Франциску в управлении Универсальной церковью. Еще четыре итальянских и иностранных священника, которые не подавали заявления на серийных охотников на детей и пытались защитить церковную кассу от требований возмещения ущерба жертвам, попали на самую верхушку иерархии Святого престола. В Италии, Испании, Франции, Бельгии и Южной Америке другие священники, покрывавшие виновников в педофилии, получили в награду важные посты или вызывающие вопросы церковные решения.


Одним словом, если Ватикан уже давно объявил открытую войну против сексуальных преступлений своих священников в отношении детей («это самая важная битва, в которой надо одержать победу любой ценой», как неоднократно повторял папа Франциск с самого начала своего избрания на ватиканский престол) уже почти четыре года с начала понтификата Бергольо в этой борьбе проступает все больше трещин. Удивительными кажутся не только некоторые назначения, но и то, почему феномен нелюдей в рясах до сих пор сохраняет внушительные масштабы: в период с 2013 по 2015 годы, как рассказывают внутренние источники в Конгрегации доктрины веры, из разбросанных по всему миру епархий поступило 1200 заявлений о «правдоподобных» случаях насилия и преступлений в отношении малолетних.


Это количество выросло практически вдвое по сравнению с периодом 2005-2009 годов. Эта тенденция является свидетельством того, что эта чума еще далека от искоренения.


Если о заявлениях, жертвах и их мучителях неизвестно практически ничего (до сих пор канонические процессы были защищены папской тайной, а нарушители молчания рискуют получить строжайшие виды наказаний, в том числе отлучение от церкви), а комиссия по борьбе с педофилией, организованная по инициативе Франциска, собиралась на пленарном заседании всего лишь три раза со времени своего появления в 2014 году, при этом ей не удалось ввести в ватиканские правила даже обязательства подавать заявление в суд ординарной юрисдикции, то в книге «Похоть», которая выйдет в издательстве Feltrinelli в четверг 19 января рассказываются неслыханные истории о сокрытии высокопоставленными прелатами во всем мире сексуальных скандалов под прикрытием Ватикана из опасения попадания информации в СМИ, о действующей в Италии системе защиты и церковных лобби, совмещенных с экономическими интересами и даже сексуальными наклонностями.


Черный человек в Ватикане


История Джорджа Пелла (George Pell) весьма показательна в этом отношении. Австралийского кардинала папа Франциск призвал в Рим с намерением «морализировать» порочную римскую курию. Сегодня Пелл является главой влиятельной Экономической канцелярии. Фактически, он — третий человек в Ватикане. Разбираясь в материалах Королевской комиссии, расследующей дела о священниках-педофилах, в секретных документах епархии, бюджете австралийской церкви, некоторых письмах, подписанные прелатом и его адвокатами, возникает сомнение в том, что Бергольо назначил правильного человека на эту должность. Не только потому, что в последние несколько месяцев пять человек обвиняют его самого в сексуальных домогательствах в период с 70-х по 80-е годы (кардинал возмущенно отвергает эти обвинения), но и потому, что слишком часто, сталкиваясь с сексуальными преступлениями священников, он лишал жертв возможности справедливого суда и сострадания, хотя и признавал достоверность их заявлений. Как пишет комиссия расследования, «он воздержался от адекватных действий с точки зрения христианства». Безусловно, Пелл попытался снизить уровень насилия и любой ценой защитить казну своей епархии от требований возмещения ущерба.


Документы судей организации, созданной по инициативе австралийского правительства, — это удар ниже пояса. Начнем с дела семьи Фостер (Foster). Разбираясь в трагедии родителей Энтони и Кристин, чьих дочерей Эмму и Кейти в малолетнем возрасте изнасиловал директор их католической школы Кевин О' Доннелл (Kevin O'Donnell), Пелл сначала попытался избежать любой личной встречи с ними («если я встречусь с семьей Фостер, то мне придется встретиться и с другими. У меня очень мало времени. Чем их семья отличается от остальных?», задается он вопросом в 1996 году в письме адвокатам семьи), а далее попробовал закрыть дело при помощи возмещения ущерба на сумму, едва достигающую 50 тысяч австралийских долларов, что равно 30 тысячам евро. Госпожа Фостер рассказала судьям, что при первой встрече у них дома Пелл, столкнувшись с недовольством ее мужа, обвинявшего священника, занимавшего на тот момент пост архиепископа, в стремлении уберечь церковный кошелек, сухо ответил: «Если тебе не нравится то, что мы делаем, подай на нас в суд». «При второй встрече с другими родителями маленьких жертв домогательств отца О'Доннелла», — читаем в документах комиссии: «госпожа Фостер вспоминает, что на вопрос, почему некоторые священники-педофилы до сих пор служат в приходах Мельбурна, архиепископ Пелл ответил: «Это все сплетни, пока суд не представит доказательств противоположного, а сплетни я не слушаю».


26 августа 1998 года Пелл наконец отправляет Фостерам письмо с извинениями, сопровождая записку формальным предложением возмещения ущерба младшей девочке Эмме, изложенным доверенным адвокатом архиепархии Ричардом Ледером (Richard Leder). 30 тысяч евро. «Возмещение ущерба предлагается Эмме в надежде на то, что это поможет ей в реабилитации и станет реалистичной альтернативой нашего судебного разбирательства, при котором в противном случае мы будем вести жесткую линию защиты». Родители девочки, прочитав это сообщение, пришли в ярость: как из-за унизительной цифры, так и из-за угрозы, в случае отказа от предложения, «вести жесткую линию защиты». «Я согласен, что это выражение было не слишком удачным, но считаю, что иногда некоторые слова не следует находить оскорбительными», — сказал Пелл на допросе в 2014 году.


Лишенные милосердия


Фостеры в результате смирились. Денег действительно мало, но семья их принимает. Однако никакой пользы от них не будет: В 2008 году Эмма покончила с собой, приняв смертельную дозу героина, которая навсегда заставит ее забыть о прикосновениях и взглядах старого директора школы.


30 тысяч евро, или 50 тысяч австралийских долларов, в действительности, представляют собой максимальную сумму, предлагаемую системой возмещения ущерба, созданной главным помощником Франциска, так называемой «Melbourne Response». Этот предел был поднят до 75 тысяч евро в 2008 году. Анализ бухгалтерских данных архиепархии города показывает, что в период с 1996 по март 2014 года около 300 жертв, потребовавших возмещения ущерба в связи с сексуальным насилием со стороны священников, получили в среднем по 32 тысячи долларов каждый, то есть около 20 тысяч евро. Это стоимость Fiat 500 в хорошей комплектации.


Это ничтожные суммы, в том числе потому, что находящаяся до 2001 года под управлением Пелла архиепархия (в марте этого года его повысили, и он стал епископом Сиднея) очень состоятельна. Она контролирует две компании, Roman Catholic Trust Corporation (Трастовую корпорацию римской католической церкви) Catholic Development Fund (Фонд католического развития), в распоряжении которых имеются наличные, недвижимость (дома и квартиры), они делают инвестиции в акции и облигации на восьмизначные суммы. В сумме стоимость поступлений в одном только 2013 году, учитывая финансовую прибыль и пожертвования верующих, составила более 108 миллионов австралийских долларов, в то время как находящиеся сейчас под контролем архиепархии активы составляют почти 1,3 миллиарда. В точности так: 1,3 миллиарда долларов. На самом деле, чтобы закрыть досадные иски по делу о педофилии местных священников, Пелл и его последователи отказались от общей суммы, едва составляющей 10 миллионов австралийских долларов, то есть 0,7% состояния епархии.


Спустя несколько лет после того, как Фостеры приняли деньги на лечение Эммы, они решают разобраться, скупо ли земное правосудие в той же мере, сколь и божественное, и начинают гражданский процесс. Это переворачивает с ног на голову философию системы Melbourne Response, значительно поднимая планку суммы компенсации ущерба: в результате процесса церковь вынуждена согласиться на выплату Фостерам 750 тысяч долларов.


Дело Эммы не является единственным, которое ставит Пелла в неловкое положение. Среди десятков тысяч материалов Королевской комиссии есть документы и протоколы, доказывающие, что его епархия, скупясь на оказание помощи жертвам, ни в чем не ограничивала при этом поддержку вышедшим из заключения священникам-педофилам. Наместник Пелла, архиепископ Денис Джеймс Харт (Denis James Hart), прославившийся в Австралии тем, что выгнал женщину, которая хотела подать заявление за сексуальное нападение священника со словами «Пошла к черту, сучка!», во время допроса признал, что епархия Мельбурна потратила сотни тысяч долларов на оказание помощи бывшим священникам-педофилам, выплачивая им зарплату, аренду, пенсию, медицинскую страховку и даже страховку автомобиля.


Внутренний документ от 2 октября 1996 года показывает, что под председательством Пелла проводилось собрание, где он с высокопоставленными прелатами обсуждали, как можно оказать помощь трем священникам, среди которых был Майкл Гленнон (Michael Glennon), после их выхода из заключения. «Пункт 15. Предложения о помощи священникам, выходящим из тюрьмы», — читаем в протоколе встречи «Возможность выделения места (отдельной квартиры) в здании Box Hill. Отец МакМэхон (MacMahon) говорил о необходимом медицинском обслуживании и по просьбе архиепископа Пелла рассказал о том, что необходимо для организации такой помощи». Если отец Уилфред Бейкер (Wilfred Baker), на счету которого домогательства в отношении 21 ребенка, получил от курии, помимо пенсии и выплат на аренду, 21 тысячу долларов до 2014 года (это максимальный размер возможной пенсии, отмечалось в газете The Age), то Десмонд Гэннон (Desmond Gannon) и Дэвид Дэниэл (David Daniel), также осужденные за сексуальные преступления, просто стали получать урезанную заработную плату. Судьи впоследствии установили, что серия банковских переводов в помощь педофилу Гэннону была организована таким образом, чтобы «информация о помощи не могла стать достоянием общественности». В отчетах значится, что деньги в помощь попавшим в немилость австралийским священникам снимались со счетов Пенсионным фондом церкви, который в значительной мере финансируется за счет взносов прихожан. Парадоксальным образом среди них было также несколько семей жертв насилия.


Сокрытие преступлений


Однако у кардинала, получающего поддержку со стороны Франциска, есть и другие скелеты в шкафу: он защищал серийного педофила Джеральда Рисдейла (Gerald Risdale), своего бывшего соседа, (как следует из материалов Королевской комиссии, где появилась фотография Пелла под руку с этим маньяком: несмотря на тяжкие обвинения, он решил сопровождать его на первое слушание по процессу; при этом ни Пелл, ни другие католические епископы ни разу не сопровождали в судах жертв своих коллег-педофилов), он также не захотел выслушать мальчика, который сообщил ему, что священник Эдвард Доулан (Edward Dowlan) домогался некоторых ребят в католическом колледже Балларата, родного города кардинала («Он сказал мне: „Не говори ерунду", когда выходил из комнаты, не уделив мне больше никакого внимания, — говорит в своих показаниях свидетель Тимоти Грин (Timothy Green), — его реакция создала у меня впечатление, что он был знаком с братом Доуланом, но не мог или не хотел ничего предпринимать в связи с этим»).


Но и это еще не все. Министр экономики Ватикана пытался подкупить одну из жертв («он спросил у меня, что я хочу, чтобы меня это перестало волновать», — рассказывает переживший домогательства племянник отца Рисдейла. — Я в растерянности позвонил своей сестре и сказал ей, что этот ублюдок пытался меня подкупить«), он также дал лживые показания, по крайней мере, по одному из случаев педофилии, чтобы не платить жертве возмещения ущерба. Несмотря на предъявленные обвинения, десятки серьезнейших свидетельских показаний и документов, доказывающих факты сокрытия преступлений и их допущение, Пелл непрерывно получал поддержку Ватикана и до сих пор входит в Совет девяти, группу, состоящую из девяти кардиналов, назначенных самим понтификом для оказания ему помощи в управлении Универсальной церковью.


Это далеко не единственный случай весьма спорного продвижения. Ближайшим соратником папы является Франсиско Эрразуриц (Francisco Errazuriz), также вхожий в круг приближенных к понтифику лиц. Бывший архиепископ Сантьяго-де-Чили, ставший сегодня одним из 90 представителей Святого престола, вместе со своим наместником Рикардо Эццати (Ricardo Ezzati) и новым епископом Осорно Хуаном Барросом Мадридом (Juan Barros Madrid) был замешан в скандале, связанным с отцом Фернандо Карадима (Fernando Karadima). Священник, как подтвердил сам кардинал, обучал три поколения чилийских прелатов. Он был своего рода «святым при жизни», по мнению всего среднего класса и всех священнослужителей Сантьяго, при этом, как следует из обвинений четырех человек, ординарных судей и даже Конгрегации доктрины веры, он скрывал за этим образом совершенно иной лик — серийного преступника, разрушившего жизни подростков.


Расследование судебного следователя Джессики Гонзалес (Jessica Gonzales) можно свести к документу из 84 страниц, где реконструируются стадии внутреннего расследования чилийской курии и демонстрируется попытка отца Эрразурица избежать скандала путем бесконечного затягивания сроков разбирательства: несмотря на то, что кардинал был в курсе фактов насилия Карадимы еще в 2003 году, Эрразуриц отправит связанные с ними документы в Рим только в 2010 году, когда жертвы, которым не удалось добиться правосудия после обращения к своему кардиналу, решили рассказать о случаях насилия широкой общественности.


Эрразуриц объясняет в протоколе, что никогда не верил этим обвинениям, и смеется над теми, кто на родине обвиняет его в сокрытии преступлений. Безусловно, в 2006 году, после «приостановки» внутреннего расследования, которое хотели продолжить другие члены его курии, он попросил дона Карадиму отойти от дел. Но исключительно по причине преклонного возраста. «Дорогой Фернандо, — читаем в частном послании, опубликованном чилийской газетой, — празднование ваших 50 лет в сане будет большим юбилеем, никто не сможет сказать, что его отметили не должным образом…». Уголовный суд в конце разбирательства подтвердил факты насилия, но был вынужден отказаться от наказания с учетом сроков давности преступлений. Конгрегация приговорила Карадиму к «жизни в молитве». В 2013 году было открыто гражданское дело против архиепархии Сантьяго, которой со стороны четырех жертв предъявлены иски на 450 миллионов песо.


Совместно с Пеллом и Эрразурицем в Совете девяти кардиналов состоит также Оскар Родригес Марадиага, координатор группы и один из кардиналов, к которым больше всего прислушивается папа. Немногим известно, что в период с 2003 по 2004 год кардиналы принимали в одной из епархий, находящейся под присмотром архиепископата Тегусигальпы в Гондурасе, священника, обвиняемого полицией Коста Рики в сексуальных домогательствах. Скрывающийся преступник, дон Энрике Васкес (Enrique Vasquez) разыскивался Интерполом с 1998 года: в бегах между Никарагуа, Нью-Йорком, Коннектикутом и санаторием для священников в Мексике, дон Энрике несколько месяцев будет скрываться в Гинопе, где он получит приход, находящийся под контролем архиепископата Марадиаги. Журналист Брукс Эгертон (Brooks Egerton) рассказывает, что в то время ему удалось взять интервью у секретаря Марадиаги для газеты Dallas Morning News, который не отрицал присутствия педофила, но минимизировал его роль в приходе. Действовавший кардинал, однако, не захотел отвечать на его вопросы. «Как рассказал агент Интерпола, у которого я брал интервью, чиновники епархии поняли, что у них возникли проблемы с доном Энрике, и избавились от него», — выдвигает предположение Эггертон. Но Марадиага — не из тех, кто скрывается, он ни разу не высказал ни слова на эту тему: за год до прибытия Васкеса в его епархию, на открытой конференции в Риме он объяснил, что даже имея дело со священнослужителем, обвиняемым в педофилии, он был бы «готов скорее сесть в тюрьму, чем навредить одному из моих священников… Для меня было бы трагедией свести роль пастора к функции полицейского. Мы не должны забывать, что мы пасторы, а не агенты ФБР или ЦРУ».


В числе кардиналов, попустительствовавших преступлениям, в книге «Похоть» рассказывается также о противоречивом положении Тимоти Долана (Timothy Dolan), архиепископа Нью-Йорка, который, находясь во главе Американского совета епископов дал свое согласие на оплату с 2007 по 2015 год счетов в пользу крупных лоббистских компаний с целью (само собой, не декларируемой) блокировать принятие закона (или, по меньшей мере, внести в него изменения), предусматривающего отказ от исковых сроков давности для жертв педофилии.


Круговая порука и молчание также стали отличительными чертами поведения французского кардинала Филиппа Барбарена (Philippe Barbarin) и итальянского Доменико Кальканьо (Domenico Calcagno), а также таких приближенных к Франциску людей, как монсиньор Годфрид Даннеельс (Godfried Danneels), почетный архиепископ Брюссельский, поставленный Бергольо во главе списка святых отцов синода: возможно ли, чтобы папа не был знаком с обескураживающими данными (которые никогда не публиковались в Италии), с помощью которых кардиналы пытались защитить похотливого епископа? Оригинальные документы и свидетельства показывают, что в 2017 году система, при помощи которой церковные чиновники защищают своих паршивых овец, несмотря на робкие попытки разрушить ее, все еще работает на полную мощь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.