Юмор многогранен. Психология говорит о четырех так называемых типах юмора, благодаря которым мы можем совершенно разным образом контактировать с окружающими людьми.


Rzeczpospolita: Полицейский поехал в отпуск в Закопане. «Ну как, красиво там?», — спрашивает его после возвращения начальник. «Сложно сказать, за горами ничего не видно».


Адам Кухарский (Adam Kucharski): Вам нравятся анекдоты про полицейских?


— Они позволяют водителям испытать сладкое чувство мести. Двести лет назад Гете якобы говорил, что характер человека лучше всего можно описать через призму того, что его смешит. Он был прав?


— В значительной мере. Чувство юмора — черта, которая формирует человека. Человеческая природа заставляет нас, к сожалению, концентрироваться на неприятном, негативном опыте, а юмор, который находится на противоположном полюсе, позволяет нам как-то пережить этот «кошмар», нейтрализовать неприятные стороны жизни. Будучи психологом и исследователем юмора, я не свожу его к анекдотам. У юмора очень много аспектов.


— Я знакома с людьми, которые в каждой будничной ситуации сохраняют присутствие духа. Как это возможно?


— Свою роль играет в этом темперамент. Это набор личностных черт, который наследуется на генетическом уровне, и благодаря которому мы действуем сходным образом в разных ситуациях. Одна из таких черт — умение сохранять спокойствие. Следующий элемент, формирующий наше чувство юмора, — это способность формировать реальность и находить в ней комические импульсы. Это дано не каждому. Но чувство юмора находит отражение также в манере поведения. Психология выделяет четыре так называемых типа юмора, благодаря которым мы можем разным образом завязывать отношения с окружающими.


— У меня есть одна знакомая, которая, встретив меня, когда на улице бушует метель, может воскликнуть: «Смотри, какой чудесный день!


— Это первый тип юмора: аффилиационный, ориентированный на формирование отношений с другими людьми. Положительный настрой позволяет нам создавать вокруг себя приятную атмосферу. Проводя время с таким человеком, поддерживая с ним контакт, мы сами чувствуем себя лучше. Следующий, несколько отличающийся тип — это тип адаптивный, который служит опорой для нашего «я». Он направлен не на окружающих, а на нас самих. Это что-то вроде спасательного круга, за который мы хватаемся в сложных жизненных ситуациях, чтобы сохранить чувство собственного достоинства и веру в себя. Когда нам плохо, мы можем поднять себе настроение и справиться со сложной ситуацией.


— Можно ли, вслушавшись в шутки какого-то человека, понять, какие проблемы его беспокоят?


— Как говорит теория психоанализа, в юморе видны наши неудовлетворенные потребности, нерешенные конфликты, сферы, которые блокируются общественными табу или другими препятствиями. В особенности Фрейд выделяет агрессивное и сексуальное влечение. Исследования подтверждают, что некоторые люди с повышенным уровнем агрессии снижают его, рассказывая жестокие анекдоты. Похожим образом выглядит ситуация с сексуальным влечением, хотя некоторые работы показывают, что люди с успешной эротической жизнью тоже любят шутки о сексе.


— Я знаю одного молодого мужчину, который скрывал за шутками о гомосексуалистах свои фантазии в этой области, а позже осознанно прощупывал ближайшее окружение, чтобы узнать, как оно может отреагировать на его каминг-аут.


— Бывает и так. Однако чаще всего шутки мужчин на эту тему продиктованы желанием поднять свою самооценку и уменьшить страх перед тем, что их заподозрят в таких склонностях. Более удачный пример адаптивного типа представляет собой так называемый чешский юмор: если неприятную правду довести до абсурда, легче ее принять, смириться с действительностью и вернуть душевное равновесие.


— «Осторожно, кит!» — крикнул невероятно толстый мужчина, прыгая в джакузи. Меня сразу же захлестнула волна симпатии к нему.


— Видимо, этого он и добивался. Это третий тип юмора. Мы называем его мазохистским, самоуничижительным. Человек старается создать вокруг себя приподнятое настроение, а заодно стремится, чтобы его заметили и приняли окружающие. Он позволяет им смеяться над собой, порой превращаясь в «мальчика для битья». Следует подчеркнуть, что такое поведение может быть связано с разными намерениями и эмоциями. Понять, что в голове у человека, который ведет мазохистские речи, бывает сложно.


— Что за ними может скрываться?


— Иногда люди смеются над своим лишним весом из-за комплексов, то есть они просто ставят себя ниже других. Если обратиться к другой сфере, хороший пример такого типа юмора можно найти у еврейского народа, который славится анекдотами, изображающими недостатки этой нации.


— «Мойша, откуда у тебя такие красивые часы?» «Это мне отец перед смертью продал». Вы думаете, подобные анекдоты распространяют сами евреи?


— Конечно. Возможно, таким образом они стараются предвосхитить нападение. Как в эристике: чтобы лишить противника аргумента, нужно использовать его первым, тогда он уже не сможет служить противоположной стороне. Преподнося какую-то информацию о себе в форме шутки, мы можем с ней свыкнуться.


— Проблема в том, что среди молодежи распространяются шутки другого рода. Я встретила на одном форуме такие комментарии: «Анекдоты про евреев — это ужасно, но я не могу над ними не смеяться». «Я смеюсь не над геноцидом, а над анекдотом, он же смешной».


— Это интересные аргументы. Заметьте: рассказывая анекдоты и слушая их, мы можем на время оторваться от обычного отношения к действительности. Смысл здесь не в передаче информации, а в том, чтобы войти в мир шутки, которая сообщает о реальности, но не копирует ее. Этот мир зачастую представляет перевернутую картину реальности, а это вызывает удивление, благодаря чему шутка приобретает для нас познавательный интерес.


— Значит, это все невинные шутки? Почему же тогда мне удалось найти всего несколько анекдотов про рак?


— Эти шутки не всегда настолько невинны… Часто в шутках мы приоткрываем свое истинное отношение к вещам. Мы можем выразить свои эмоции, неприязнь, ненависть. Тогда приходит облегчение, ведь использовав юмор, мы можем дать выход тем влечениям, которые считаются обществом неприемлемыми. Отвлекусь от теории: люди часто любят шокировать, это позволяет им почувствовать себя оригинальными. Они любят провоцировать, чтобы вызвать у окружающих определенные чувства или мысли, а одновременно сами стремятся получить эмоции.


— Однажды, заметив морщинку под глазом, я радостно напомнила мужу, что Людовик XV говорил маркизе де Помпадур: «Наша любовь свила себе гнездышко в морщинках вокруг твоих глаз». Не имеет значения, что в итоге он все равно ее бросил…


— (смеется) Это естественная попытка свыкнуться с неизбежным, связанная с регрессивными изменениями, которые появляются у человека с возрастом. Но в данном случае это был юмор, работающий на собственное «я». По-настоящему самоуничижительный юмор бывает разрушительным. На самом деле — это симптом слабости, ведь он позволяет выстраивать отношения ценой собственного унижения. А мазохистский юмор, как и последний тип, агрессивный, можно часто встретить у людей с высоким уровнем невротизации.


— Что это значит?


— Это эмоциональная нестабильность, высокий уровень тревожности, критическое отношение к себе, тенденция к отказу от социальных контактов, низкая самооценка. Чем выше уровень невротизации, тем больше вероятность, что мы постараемся хотя бы на время укрепить собственное «я» и свою самооценку при помощи мазохистских, язвительных, саркастических или агрессивных шуток. Агрессивный тип юмора направлен на то, чтобы унизить и ранить других людей.


— Готовясь к нашей беседе, я посмотрела фрагмент «прожарки» (от английского «roast», жанр юмористической передачи: приглашенные гости жестоко высмеивают главного героя и друг друга, — прим. перев.) Кубы Воевудского (Kuba Wojewódzki). Программа с очень вульгарными штуками собирает аудиторию в два миллиона человек.


— Вы хотите спросить, как то, что унижает или ранит, может вызывать улыбку? Чтобы понять этот механизм, нужно взглянуть, что вообще порождает комический эффект. Одна из теорий гласит, что нас веселит несоответствие рассказа и завершающей его фразы, которая оказывается неожиданной. Если это завершение оказывается метким, оно переворачивает весь смысл текста вверх ногами, а мы можем интерпретировать всю историю заново, чтобы воссоздать связный смыл.


— Связный смысл? Мне стало дурно, когда я услышала: «Мама, ты знаешь, что еще смешнее, чем семеро детей, прибитых на одно дерево? Один ребенок, прибитый на семь деревьев». Где тут смысл?


— Не каждая шутка дает решение. Например, в абсурдном юморе этот элемент необязателен. Если юмор, который строится на несоответствии, тонок, он активизирует наши познавательные способности и позволяет получить наслаждение от своего рода «интеллектуального мастерства». Как полагает исследовательница юмора Анна Радомска (Anna Radomska), люди, которые тяготеют к консерватизму, чаще любят однозначный юмор, а к либерализму — предпочитают абсурдные и многозначные шутки. Вернемся, однако, к механизмам юмора.


Другая теория говорит, что мы смеемся, чувствуя превосходство над другими. Классический пример — это элегантный мужчина, который поскальзывается на банановой кожуре. Вид униженного человека вызывает у нас радость.


— С этим связана популярность жанра «поджарки»? Я понимаю, что меня никто не заставляет смотреть такие передачи, и знаю, что телевидение, как секс, имеет право быть разным, но все же…


— Вы думаете, я буду защищать такие программы? Это агрессивный и разрушительный юмор, который ничего не созидает. Вызывает ли он смех? Зависит от того, остаются ли высказывания ведущего в рамках юмора, или уничижительные шутки нацелены на то, чтобы продемонстрировать его превосходство над мишенью насмешек, создать рекламу самому себе. Во втором случае это не смешно. Если бы такой юмор был нацелен на меня, он не показался бы мне смешным. Не потому, что я слабый человек, а потому что я не хочу становиться целью атаки.


— Гостям Кубы Воевудского, видимо, все нравилось: они смеялись сами над собой…


— Это вопрос. Если кто-то унизил меня при помощи шутки, я могу сконцентрироваться на этом инциденте и зациклиться на нем или использовать формулу «это была просто шутка», потому что так будет проще. Меня унизили, и я принимаю удобную для себя версию. Если я сочту это атакой и решу остаться в той же плоскости…


— … вам придется засыпать собеседника изобретательными оскорблениями?


— Это сложно. Такие программы — это не встреча на нейтральной почве, я бы выступал в роли гостя… Чтобы сохранить какую-то симметрию, мне бы пришлось быть очень искусным. Перед нашей беседой вы спрашивали меня, правда ли, что люди смотрят такие передачи, потому что им испокон веков нужны были зрелища. Да, по крайней мере, отчасти это так.


— Люди, которые способны грубо подшучивать над другими, пожалуй, не отличаются высоким уровнем эмпатии.


— Разумеется, это взаимосвязано. В социальной реальности мы можем разделить людей на две группы. К первой можно отнести тех, кто настроен на отношения. Для них межчеловеческие контакты — это суть жизни. Они взвешивают слова, стараются никого не ранить, обычно это экстраверты с покладистым характером. Второй тип людей ориентирован на задачи, отношения значат для них меньше. Мало того: они могут решать задачи ценой отношений, а естественный способ их функционирования — это постоянное соперничество.


— Правда ли, что терроризирующие свое окружение жестокие насмешники страдают низкой самооценкой?


— Да, исследования это подтверждают. Я уже говорил, что в паре с агрессивным или мазохистским типом юмора часто идет невротизация, то есть в том числе низкая самооценка. Любопытно, что когда уровень невротизации снижается, одновременно уменьшается желание обращаться к таким типам юмора. Речь идет, разумеется, не только о низкой самооценке. Теория уничижения гласит, что когда мы слишком сильно идентифицируем себя с какой-либо группой, мы стремимся показать ее превосходство над остальными, а поэтому обращаемся к шуткам, которые унижают другую группу. Агрессивный юмор — это также проявление отчаяния и неспособности принять окружающую действительность. Мы унижаем других, чтобы поправить собственное самочувствие.


— Как теория уничижения работает в социальной сфере?


— Юмор может описывать нас, как группы: поляков, ученых, мужчин, сторонников какой-нибудь партии и так далее, а может определять нашу позицию в отношении других групп. Если мы сильно идентифицируем себя с конкретной общностью, шутки про других не только нас смешат: принижая их, мы чувствуем превосходство собственного сообщества. Но если мы не играем в нем важной роли, мы можем смеяться и над другими, и над собственной группой.


— Прошлогодний опрос агентства TNS Polska показал, что охотнее всего мы смеемся над политиками (44% респондентов) и полицейскими (35%). Мы любим высмеивать группы, которые считаются сильными или обладающим властью?


— Есть такая гипотеза. Но раз мы заговорили об исследованиях: меня поражает в них падение популярности шуток на тему секса.


— Что в них смешного. Секс сейчас нападает на нас с каждого плаката.


— С социальной точки зрения шутки служат для прощупывания определенных сфер, вводят некий элемент пикантности, создавая завуалированным образом напряжение. Когда общественное табу утрачивает силу, роль такого послания тоже снижется. С другой стороны, шутки на сексуальную тему могут быть тонкой интеллектуальной конструкцией, которая позволяет играть содержанием, выстраивать аллюзии…


— Женщины чувствуют себя в компании любящих такие шутки мужчин не слишком уютно.


— Шутки с сексуальным подтекстом порождают возбуждение и напряжение. Исследования показывают, что в смешанных группах к ним чаще обращаются мужчины, однако, оказавшись в своей компании, женщины позволяют себе шутить на эротические темы так же часто, как мужчины. Более того, эти шутки могут быть не особенно утонченными.


— Чем женский юмор отличается от мужского? Например, я никогда не слышала, чтобы мужчина принижал свои достоинства…


— Это на самом деле редкое явление. Мужской юмор подчеркивает позицию, указывает на исключительность и интеллект. Мужчины чаще прибегают к хлесткому юмору, задействуют иронию, сарказм и агрессию. Мы больше ориентированы на то, чтобы рекламировать самих себя.


— Понятное желание. Мы все помним, что даже бог, создав Адама, заплакал, увидев как несовершенно его творение…


— (смеется) Вот именно! Психология говорит, что женский юмор служит совсем иным целям: он призван создавать крепкие отношения и благоприятную атмосферу. Женщины также гораздо чаще обращаются к ситуационному юмору. Женские истории бывают пространными, описательными, иногда это целые рассказы. В психологии существует разделение на сферу отношений и задач. Мужчины, которые мыслят задачами, могут закончить совместную работу даже в накалившейся атмосфере. Подерутся они уже потом. Иначе с женщинами: они настроены на формирование связей, а поэтому не могут завершить дело без располагающей атмосферы и взаимного доверия. Хотя это, конечно, в некоторой степени стереотип.


— Исследования Регины Пехник (Reginy Piechnik) показали, что агрессивный и мазохистский юмор свидетельствует о незрелости личности и проблемах с психосоциальным функционированием. А как это соотносится с интеллектом? Как вы считаете, есть ли взаимосвязь между его уровнем и чувством юмора?


— Ученые показали, что чем сложнее шутка, тем более высоким интеллектуальным уровнем нужно обладать, чтобы ее понять. Так что, судя по всему, менее умный человек не поймет ее, не сумев переварить какую-то информацию. Это не значит, что умные люди смеются только над изысканными шутками…


— Некоторые из тех, кто мучает окружение злыми шутками, оправдывают себя фразой: «ирония — оружие умных людей». Это так?


— Использовать иронию или насмешку склоняет нас не интеллектуальный уровень, а наши неудовлетворенные потребности, жажда власти или высокий уровень невротизации с низкой самооценкой. Если кто-то увязывает иронию с определенным уровнем интеллекта, у него может проявиться склонность демонстрировать свое превосходство над окружающими. Хотя, разумеется, чтобы пользоваться иронией, определенный уровень развития иметь нужно.


— Почему чувств юмора — это настолько востребованное обществом качество?


— Людей с чувством юмора считают более привлекательными в социальном плане. Мы приписываем им целый набор положительных качеств и предпочитаем их общество. Ведь нам нужны те, кто сможет тянуть нас вверх, а не вниз. Кроме того, чувство юмора помогает быстрее вписаться в новую группу и завоевать в ней статус.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.