Говорят, когда Александр Великий в июне 323 года до н. э. лежал на смертном одре в Вавилоне, на вопрос своих генералов, кому он оставит империю, он ответил: сильнейшему из вас. Он сказал, что после его смерти разгорится жестокая борьба за наследство. Затем человек, который завоевал всего в течение десяти лет мир от Эгейского моря до Индии, умер.


Александр знал, с кем имел дело. Они растратили могущество и деньги, которые их царь собрал в бесконечных войнах. Их войска сражались в Африке, Европе и Азии, все воевали против всех, периодически они создавали коалиции, чтобы вскоре снова выступить против партнера. Их македонским и греческим солдатам принадлежал мир, покоренные были жертвами. Только в 301 году до н. э., почти через поколение после смерти Александра, это привело к решающей битве при Ипсе в Малой Азии. Последние диадохи (с греческого — «преемники»), требовавшие сохранить империю единым целым, проиграли. На ее обломках возникли три империи, которые должны были определять историю Ближнего Востока до вторжения римлян.


Немногие из преемников Александра пережили войны. Его семья — мать, маленький сын и сводный брат — пали жертвами убийц. Регент Александра Пердикка (Perdikkas), которому умирающий вверил свой перстень с печатью, был убит во время вторжения Египта. Кратер (Krateros), любимец простых солдат, пал в битве против Эвмена, руководителя царской канцелярии, который, в свою очередь, погиб в Иране. Антипатр (Antipater), наместник европейских стран Македонского царства, умер в своей кровати. Но его преемнику Полиперхону (Polyperchon) повезло меньше, как и многим менее известным полководцам и сатрапам.


К 301 году до н. э. осталось всего две партии. На одной стороне были Антигон I Одноглазый (Monophtalmos) и его неугомонный и харизматичный сын Деметрий (Demetrios) Полиоркет, которого называли «осаждающим города» (Poliorketes) из-за его специализации. В отличие от остальных уцелевших диадохов Антигон служил генералом еще при отце Александра Филиппе II, но также заслужил и доверие сына, который во время наступления в Персии послал его с заданием в Малую Азию разбить последние очаги сопротивления на полуострове.


После смерти Александра Антигон и его сын планомерно шли к тому, чтобы увеличить свои владения за счет соперников. После триумфальной победы в морском и сухопутном бою у Саламина на Кипре в 306 году до н. э. оба Антигонида приняли царский титул. Это было связано с притязаниями на всю империю, которую завоевал Александр. Двигаясь в этом направлении, Деметрий начал присоединение Греции к своей империи.


Это встревожило Кассандра (Kassander), который тем временем вознесся до правителя Македонии. Вместе с давним телохранителем Александра Птолемеем (Ptolemaios), который после смерти царя правил Египтом, Лисимах (Lysimachos), правитель Фракии, и Селевк (Seleukos), который возглавлял амбициозные походы из Вавилона на восток, совместно с Кассандром образовали партию диадохов, для которых империя Александра была историей и которые хотели насладиться своей властью в собственной «завоеванной копьем» стране. Они также украсили себя царским титулом, без далеко идущих претензий, лишь для того, чтобы показать, что Антигониды не должны стоять над ними.


От страха перед превосходящими силами Деметрия Кассандр создал коалицию со своим соседом Лисимахом и Птолемеем, который преследовал свои интересы в южной части Малой Азии и в Эгейском море. Каким-то образом этим троим удалось также возобновить контакт с Селевком. Который, между тем, по примеру Александра, закончил «Анабасис» («восхождение»), как тогда назывался военный поход Александра в горы Месопотамии и Ирана. Селевк смог продвинуться до Индии, где он оказался достаточно разумным, чтобы заключить с местными правителями соглашение. Македонец отказался от восточных областей империи Александра взамен поставки 500 боевых слонов. В 302 году до н. э. он вернулся в Вавилон победителем.


Всем участникам было очевидно, что речь идет об окончательном решении. Кассандр, слабейший из них, выставил 12 тысяч человек, половина из которых утонула при переправе через Черное море. С выжившими и своими собственными войсками Лисимах пытался сдерживать Антигона, до тех пор, пока Птолемей не подошел бы по суше. После того как обе армии в 302 году до н. э. перезимовали в Малой Азии, к ним примкнул Селевк. Так как его доля в общей военной силе была самой большой, он принял на себя верховное командование. Птолемей, напротив, отошел под каким-то предлогом в Египет, в то время как Деметрий спешил из Греции к своему отцу.


Обрывочные предания истории диадохов кое-что рассказывают, но информация о решающей битве передана лишь несколькими предложениями. Расположение Ипса (предположительно сегодняшнего Афьона в западной Анатолии) до сих пор точно не определено. В своей биографии Деметрия грек Плутарх (Plutarch) в 100 году нашей эры зарисовал расположение войск. К тому времени Антигон располагал 70 тысячами воинов пехоты, 10 тысячами всадников и 75 боевыми слонами. Союзники вывели на поле сражения 62 тысячи пехотинцев, 10,5 тысяч кавалеристов и 480 боевых слонов. В сумме это представляло собой одну из крупнейших армий античного мира.


Их боевой порядок также следовал македонской модели. В центре стояла фаланга, тяжело вооруженная пехота с шести метровыми копьями (сариссами), на флангах — кавалерия. В то время как Селевк держал своих слонов в резерве, Антигон расставил их на передней линии. Тогда Деметрий начал битву кавалерией. Против него вышел Антиох (Antiochos), сын Селевка, со своими всадниками, но не смог выстоять под напором противника и был вытеснен с поля боя.


Но это обнажило левый фланг Антигона. Селевк обнаружил бреши и послал своих слонов в наступление на них. Когда Деметрий, наконец, остановил свою кавалерию и собирался прийти на помощь своему отцу, он обнаружил, что путь заблокирован огромными животными. С другой стороны, войска Антигона увидели, что их шансы тают, и начали перебегать на сторону противника. Когда копье убило их 81-летнего полководца, его армия окончательно распалась. До последнего момента престарелый отец надеялся, что его сын придет к нему на помощь. Но его «тщеславие и дерзость», как писал Плутарх, были больше, чем результаты боевых действий.


Все же с менее чем 10 тысячами человек Деметрий смог уйти. Но идея единой македонско-греческой мировой империи осталась. Мировая цивилизация эллинизма развивалась на раздробленной политической карте. Победители поделили империю Антигона между собой. Однако, Селевк, который получил Сирию, обнаружил, что Птолемей, присвоил Палестину и части Ливана, что послужило причиной для многих дальнейших войн. Лисимах получил западные части Малой Азии, Кассандр получил свободу действий в Греции.


Сражения между выжившими диадохами продолжались и дальше. В итоге Антигону Гонату, сыну Деметрия, даже удалось стать царем Македонии, в то время, как Лисимах в 281 году до н. э. в конце концов уступил Селевку. Египет, Македония и Сирия стали центрами трех великих держав, которые должны были определить ход политической истории эллинизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.