Экспаты, проживающие в Базеле, объясняют, почему Базель наряду с Цюрихом, Сиднеем и Ванкувером, по праву является одним из лучших в мире городов для жизни и работы.


В Базеле проживают ровно 200 тыс. человек. Это третий по величине город Швейцарии после Цюриха и Женевы, 35,7% его населения — иностранцы. Базель — центр швейцарской фармацевтической и химической промышленности. А еще он славится своими музеями — их там около 40, включая самый посещаемый музей страны «Fondation Beyeler».


Как показал очередной ежегодный отчет компании «Mercer» (работает в сфере управления персоналом и предоставления соответствующих финансовых услуг, — прим. ред.), наряду с австралийским Сиднеем швейцарский Базель занимает десятое место в списке городов с самым высоким уровнем и качеством жизни.


Такую оценку этот город, расположенный на границе Швейцарии с Францией и Германией на излучине Рейна, получил впервые. Что произошло и в самом ли деле в Базеле «и жизнь хороша, и жить хорошо»? Мы спросили двух экспатов, и вот что они нам рассказали.


Жаклин Хувилер (Jacqueline Huwyler) 24 года, она наполовину швейцарка, но выросла в американском штате Нью-Джерси. В августе 2016 года переехала в Базель и пишет с тех пор в местном университете докторскую диссертацию в области египетской археологии.


Я была знакома с Базелем еще по прошлым моим визитам к родственникам. Уже тогда мне казалось, что качество жизни здесь очень высокое. Было впечатление, что люди в Базеле счастливы и живется им комфортно. Когда я переехала сюда, все это только лишний раз подтвердилось. К тому же Базель очень подходит для моей учебы. Был ли у меня культурный шок? Не сказала бы! Но, может быть, просто причиной тому являются мои личные особые обстоятельства — ведь я уже успела пожить в разных местах на свете.


Но вообще в целом лично я восприняла Базель в качестве города очень доброжелательного по отношению к гражданке Швейцарии, только что вернувшейся на свою историческую родину. Учеба, да и жизнь в общем и целом, регламентированы здесь не так сильно, как я ожидала. Ведь в Америке все говорят: «Ты должна всегда быть пунктуальной, ты никогда не должна опаздывать, ты должна все делать правильно и не допускать ошибок».


Тем не менее, по большому счету, требования к моей учебе и работе остались такими же, как и прежде. Мой отец не научил меня швейцарскому немецкому, и язык, для начала немецкий, я учила самостоятельно. Это было трудно, но не невозможно. Без знаний немецкого тут, конечно, делать нечего. С другой стороны, многие здесь, прежде всего молодежь, немного, но все-таки говорят по-английски. К счастью, большинство людей очень приветливы и всегда готовы помочь, когда я говорю по-немецки.


Но что меня действительно шокировало, так это цены. В прошлом году я некоторое время прожила в Вирджинии, мне нужно было начать работу над моей другой докторской диссертацией. Учебные сборы были невероятно высоки, но стоимость жизни практически равнялась нулю. Здесь же все наоборот: моя учеба не стоит практически ничего, это всего пара сотен франков за семестр, но стоимость жизни тут в разы выше.


Я очень люблю посидеть иногда на берегу Рейна, особенно летом. Здесь везде есть такие маленькие устройства для гриля и можно употреблять столько спиртного, сколько хочешь, пока не напьешься и в буквальном смысле слова не свалишься с ног. А можно просто сделать себе изысканный коктейль и потягивать его бесконечно. Я уже успела поплавать в Рейне. Некоторые считают, что это сумасшествие, но здесь у людей моего возраста это занятие очень популярно. Городские власти очень внимательно следят за чистотой воды в реке, так что она вполне подходит для купания.


В детстве я мечтала стать профессором-египтологом, заниматься археологическими раскопками. Поэтому в моей жизни на первом месте всегда стояла карьера. Если это будет возможно, то после защиты докторской диссертации я хотела бы остаться в Базеле. Если не получится со Швейцарией, есть еще один вариант — голландский Лейден. В любом случае, я хочу навсегда пустить корни в какой-нибудь западноевропейской стране. Кроме разницы в ценах мне бросились еще в глаза различия в трудовой морали. В этом смысле менталитет Швейцарии очень отличается от американского.


В США приходится работать до упаду без перерыва и, если повезет, то получишь, может быть, пару дней отпуска, но иногда из-за этого ситуация только ухудшается. Компании в Штатах порой очень негативно воспринимают даже простую просьбу об отпуске. Здесь всё совсем по-другому. В детстве мне всегда рассказывали, что вот, мол, какая жизнь у моих швейцарских родственников, они постоянно ездят куда-нибудь в отпуск и у них есть жизнь помимо работы. И когда я переехала сюда, то увидела на примере многих моих друзей, членов моей семьи и товарищей по учебе, что все это действительно так. Это очень позитивно влияет на качество жизни. И это одна из важнейших причин, почему я хочу здесь остаться.


Кэти Хартманн-Кэмпбелл (Kathy Hartmann-Campbell), 62 года, родилась в американском штате Коннектикут. Проводит тренинги в области коммуникации и навыков общения, волонтер, занимающийся интеграцией экспатов. Со своим мужем, швейцарцем, Кэти познакомилась во время путешествия по Европе и вот уже 35 лет она живет в Базеле.


Когда я в 1982 году приехала в Швейцарию, я испытала культурный шок, причем настолько сильный, что мне пришлось даже обратиться за помощью к психотерапевту. Однако в итоге жизнь моя изменилась в безусловно позитивную сторону. Накопив определенный опыт, я поняла, что могут передать его другим. Поэтому-то я и пошла потом сама учиться на психотерапевта. Моя профессия привела меня, в частности, к моей нынешней волонтерской работе в области интеграции экспатов, кроме того, я много занимаюсь вопросами межкультурной коммуникации, помогая, в том числе, находить выходы их кризисных ситуаций.


Базель я всегда называла космополитической деревней. Здесь можно окунуться в культурную среду мирового уровня. В то же время, это очень небольшой город, и здесь в любое место можно доехать просто на велосипеде. И потом многие, казалось бы, совершенно посторонние тебе люди постепенно превращаются в знакомых, просто потому, что ты с ними встречаешься постоянно. Не всем это нравится, но, по-моему, это одна из самых прекрасных сторон Базеля.


Самое большая сложность состоит в том, чтобы найти пути и методы контакта с местным населением. Именно по этой причине я устроилась работать в организацию «Basel ConnectВ» — учреждение, которое занимается интеграцией экспатов путем активизации процесса обменов и контактов с исконными жителями города. Мобилизовать их порой на что-то очень сложно, потому что у них у всех уже есть свои собственные сети контактов и связей, потому и заводить новые знакомства они просто не хотят. Чаще всего в наших мероприятиях участвуют люди, которые сами уже жили за границей или переехали в Базель из других швейцарских городов и деревень.


Вспоминаю, что когда я впервые приехала в Европу, то в одном из путеводителей мне довелось прочитать такое вот описание этого города: «Базель — серый промышленный город на Рейне, который находится на границе Швейцарии с Германией и Францией. Если вам когда-нибудь и придется посетить его, то только для того, чтобы на вокзале пересесть из одного поезда в другой». Да, конечно, транспортный поток растет из года в год, люди сюда приезжают уже не только на поездах, но даже на круизных судах и автобусах. Но все равно, очень хорошо, что Базель все еще остается, во многом, неизвестным городом. Хотя риск того, что он однажды потеряет свои качества, присущие скорее деревне, тоже растёт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.