Многие люди старшего поколения и тогда, почти тридцать лет назад, в период краха советской системы, и сегодня в имени Гейдара Алиева видят возможность модернизации угасающей мощи Советского Союза. Уход Алиева из синклита кремлевского руководства стал предвестником краха державы, спровоцированного подковерной политической борьбой и непродуманными реформами. Нужно констатировать факт: Алиева в России и в бывшем Союзе многие воспринимают через призму личной драмы, ведь распад страны коснулся многих семей.


В то же время Алиев мог быть гарантом реформирования СССР — по воспоминаниям высокопоставленных советских чиновников, он был субъектом ряда сценариев модернизации и сохранения Союза, которые могли осуществиться, будь период правления Юрия Андропова более продолжительным. Этой утраченной возможности в значительной степени посвящена данная статья.


Кроме того, до сих пор мало освещалась роль Алиева в советской внешней политике. Из других важных тем статьи — в каких чертах наследие Гейдара Алиева проявляется в современной России сегодня…


Как и любой человек, Алиев оставил свой след на двух уровнях: ментальном, то есть запечатлел свой образ в памяти работавших с ним людей, и материальном — в конкретных плодах своей работы. Первый уровень во многом субъективен и эмоционально нагружен, его необходимо очищать от конъюнктуры момента, в который попадает рассказчик. Однако оба уровня трудно сфальсифицировать, как это происходило в тех случаях, когда события прошлого были отодвинуты от нас на слишком большую дистанцию, когда сменялось несколько поколений живущих. В этом источник внимания к фигуре нашего героя: он поддается оценке не только специалистов, изучающих архивные документы, но и массы ныне живущих людей, которые видят его плоды в действующей системе образования, в системе здравоохранения, в большом количестве малых и крупных предприятий на территории стран СНГ, в крупнейшей советской железнодорожной магистрали БАМ — это и многое другое было создано при его непосредственном участии или благодаря лично одобренной им инициативе.


При этом мы должны признать, что сформировался круг убежденных противников Алиева, игнорирующих его достижения и по ряду конъюнктурных соображений намеренно ретуширующих его фигуру. Причем они встречаются на разных уровнях социальной иерархии, на разных орбитах власти. Его бывшие идейные и политические противники по Политбюро ЦК КПСС, прежде всего Михаил Горбачев и Александр Яковлев, их идейные наследники в России из стана либерально-демократической оппозиции первой волны, постаравшиеся сформировать об Алиеве негативный стереотип, заретушировать в общий безликий цвет советской бюрократии размах его яркой эрудиции и стиля общения.


Первые противники и критики алиевской политики возникли в результате антикоррупционных кампаний 1960-1970 годов в Азербайджане, организованных Алиевым в должности Первого секретаря ЦК Компартии республики. Вторая, более широкая группа уязвленных оппонентов, сформировалась из ряда фигур, отодвинутых от власти в 1990-е годы, в основном это наследники эпохи анархии национал-демократической революции в Азербайджане.


Наконец очевидно, что мало найдется у Алиева доброжелателей в современной Армении, но это следствие известного конфликта. Здесь же стоит заметить, что Алиева всегда ценили видные представители армянской элиты (взять хотя бы воспоминания Армена Джигарханяна о помощи со стороны Алиева в получении актером квартиры в Москве или воспоминания современников об уважительных и деловых отношения Алиева с Первым секретарем ЦК Армянской ССР Кареном Демирчяном, несмотря на известную аппаратную конкуренцию двух руководителей). В целом нужно признать, что недруги — это оборотная сторона его достижений. Сильная личность такого масштаба не должна нравиться всем подряд.


Алиев и судьба Советского Союза: две эпохи в одной личности


Нужно принять во внимание, что теперь, спустя годы после ухода Алиева из жизни, можно выделить как минимум несколько этапов его деятельности: в качестве руководителя советской республики; в качестве первого вице-премьера советского правительства (заместитель председателя Совмина СССР), члена Политбюро ЦК КПСС, то есть политика самого крупного калибра в СССР; и затем бурное транзитное десятилетие в качестве президента независимого постсоветского Азербайджана.


Эти периоды не совпадают по масштабам задач, уровню власти, которую он имел, и географическому размаху возложенных на него обязанностей. При этом они слитны и интегрированы в судьбе одного человека. Работа в качестве руководителя советского Азербайджана стала ступенью к кремлевской «пятилетке» с ноября 1982 по октябрь 1987 года. Хотя и в Москве он постоянно держал руку на пульсе развития республики, но это были две более-менее независимые линии деятельности. Можно назвать их эпохами «Алиев для Азербайджана» и «Алиев для России». Сегодня для массы обывателей в России и Азербайджане он стал символ self-made успеха азербайджанца в высших структурах власти Советского Союза, а по отношению к постсоветскому периоду его нередко называют азербайджанским Ататюрком. Однако по существу другое, более масштабное историческое наследие в качестве одного из лидеров сверхдержавы, он оставил именно в Москве.


Какие вехи выделяются в «московском периоде» Алиева


Под его контролем находились более 12 министерств: курировал машиностроение, торговлю, легкую промышленность (только в этой советской отрасли были заняты до 3 млн человек, насчитывалось порядка 3 тысяч 700 предприятий), все виды транспорта и связь, в его ведении находились также культурная и образовательная сферы. С 1984 года Алиев возглавлял комиссию по реформе советской школы, в 1986 году занял пост председателя бюро Совета министров СССР по социальному развитию. Он принимал участие в ряде непрофильных для своей сферы проектах в смежных областях. Его подпись можно встретить под десятками важнейших постановлений Совмина и Политбюро СССР того периода. Так, например, он возглавлял Комиссию по оперативным вопросам Совета министров, в нее входили заместители председателя правительства и ряд министров. С приходом Алиева, собираясь каждый понедельник, комиссия превратилась практически в руководящий орган Совмина, решала многие насущные вопросы экономического управления Советским Союзом, приглашала на доклады и раздавала поручения руководству отраслей. Иногда ее называли «вторым Политбюро». Кроме того, Алиев участвовал в системе внешнеэкомических связей и играл заметную роль в международных контактах СССР на азиатском и ближневосточном направлении.


Особняком стоят его реформы в социальной сфере и здравоохранении. По инициативе Алиева созданы первые комплексные диагностические центры. Благодаря его поддержке советским хирургам было разрешено проводить первые операции на открытом сердце. Алиев дал старт Центру микрохирургии глаза Святослава Федорова и пролоббировал для него создание мобильной лаборатории на речном теплоходе, курсировавшем по Волге. В августе 1987 года был опубликован проект ЦК КПСС «Основные направления развития охраны здоровья и перестройки здравоохранения СССР на период до 2000». По оценке специалистов, это был один из самых заметных документов «ранней» перестройки, который позитивно сказался на состоянии медицины, дал возможность обновить материально-техническую базу. Во многом нынешнее состояние медицинских технологий и материальной базы медицинской науки в России до сих пор использует тот алиевский задел.


Четвертого января 1984 года был опубликован проект ЦК КПСС «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы», разработанный комиссией под руководством Генсека Константина Черненко. Главным разработчиком и куратором школьной реформы был Алиев. Спустя несколько месяцев реформа среднего образования вступила в силу: организация подготовки педагогических кадров и прочие изменения в системе дошкольного воспитания были изложены в печати 12 апреля 1984 года, когда были опубликованы пять постановлений ЦК КПСС и Совмина СССР (№313-317), к которым прилагалось постановление №318 о повышении заработной платы учителям и улучшении социальных условий их жизни.


Старт начальной школы предлагалось делать на год раньше, с 6 лет; период обучения в средней общеобразовательной школе растягивался с 10 до 11 лет. В школах появился новый предмет — основы компьютерной техники и программирования, массово закупались персональные компьютеры советского производства. Реформа поднимала общественный престиж школы и авторитет профессии учителя (увеличивался оклад на 30% и вводились гарантии социально-бытовых условий), менялась структура управления образованием. Насколько сильная была реформа, мне довелось убедиться на собственном опыте. В 1989 году в 8-м классе общеобразовательной школы в Москве мы уже начинали писать элементарные компьютерные программы для игр, что было нормой для многих школ. Даже сегодня не каждая школа-лицей может похвастать подобным уровнем преподавания. К 1989 году алиевский проект предусматривал строительство общеобразовательных школ на 7 миллионов ученических мест и восемьсот профтехучилищ. На это выделялось порядка 11 миллиардов рублей (около 22 миллиардов долларов по курсу советского Госбанка), из них 3,5 миллиарда — на зарплаты учителям. Российский закон «Об образовании», подписанный Владимиром Путиным в декабре 2012 года, является эволюционным развитием той базы, что закладывалась с помощью Алиева в 1980-е годы.


Давайте посмотрим на конкретные цифры статистики, проявившиеся в результате реформ советского образования и здравоохранения, в которых непосредственное участие принимал Алиев. В 1988 году расходы государства из общественных фондов были таковы: на одного учащегося в среднеобразовательных школах — 290 рублей, в средних специальных учебных заведениях — 914 рублей, в вузах — свыше 1 тысячи 400 рублей. (78% студентов получали стипендию). На содержание одного ребенка в дошкольных заведениях расходовалось 571 рубль, из которых 71% оплачивало государство. Но одного больного в стационаре выделялось более 12 рублей в день. Какова была стоимость этих денег, можно судить по тому, что билет на метро стоил 5 копеек, а литр молока 32 копейки. В результате этих мер к 1989 году доля населения с высшим образованием, занятого в экономике страны, составила 20,2 миллиона человек (14,5% от всего населения).


Утилизация советского наследства до сих по не окончена: работают предприятия, структуры управления и связи, транспортные коммуникации, даже модели принятия управленческих решений в России остаются похожими на 1980-е годы. Например, генплан застройки Москвы до 2000 года принимался отчасти под влиянием инициатив Алиева, высказанных на выступлении в Доме архитекторов Москвы в октябре 1981 года. Можно вспомнить проект центра международной торговли центра на искусственном острове в Бакинской бухте, который был предложен Алиеву азербайджанскими архитекторами в конце 1970-х годов, однако его так и не успели осуществить — Алиева забрали в Москву. Сегодня в эту идею пытаются вдохнуть новую жизнь. Можно вспомнить его методы адресной господдержки в сфере культуры. Таким образом, многие элементы его управленческой практики используются до сих пор.


Трудно передать одной фразой, что же такое был СССР для граждан страны, ее элиты и внешнего мира. Конечно, это держава контрастов, где крайняя отсталость в аграрных районах сочеталась с передовыми достижениями в науке, военном деле и инженерно-техническом развитии. При этом огромное государство с громадными районами, вообще не заселенными людьми, имело высокую степень урбанизации и технологической мощи (к 1990 году 40,3% советских городов были созданы после 1945 года). Но многие районы России, Центральной Азии и Кавказа оснащены достаточным уровнем различной инфраструктуры именно благодаря рывку в 1970-1980-е годы.


Гейдар Алиев имел к этой работе самое непосредственное отношение. В эти годы были разведаны, обустроены и введены в строй основные мощности топливно-энергетического комплекса будущей независимой России (огромная роль в этом процессе принадлежит азербайджанским нефтяникам), также была построена единая энергетическая и транспортная система, ставшая впоследствии связующим механизмом для СНГ.


Все главные социальные, экономические, административные и военно-научные системы были обеспечены научным сопровождением высшего класса. Как один из лидеров «андроповской» модернизации Алиев принимал участие в разработке постановления «О мерах по ускорению научно-технического прогресса в народном хозяйстве» от 18 августа 1983 г. N 814. Документ констатировал, что результаты значительной части законченных исследовательских работ не находят широкого и быстрого применения в экономике страны. Неоправданно растягиваются сроки разработки и освоения новых видов техники и технологии. Нуждалась в дальнейшем совершенствовании система аттестации промышленной продукции. Однако данное постановление создавало возможность советской промышленности за короткий срок обеспечить выпуск машин, оборудования, приборов и материалов по своим технико-экономическим показателям отвечавшим мировому уровню.


Иными словами, Советский Союз во главе с такими руководителями как Гейдар Алиев мог пойти по китайскому пути постепенной коммунистической трансформации, но, к сожалению, этот шанс не был использован.


Продолжение следует.