У ножа старый и изношенный вид. Его деревянная ручка уже выцвела, а лезвие заржавело. Эско Малми (Esko Malmi) держит в руках почти полуметровый нож бережно, как ребенка. На лезвии можно найти с трудом различимую надпись: Gladiator Messer.


«Мы называем его ножом Гитлера, и это не какая-то игрушка. Я помню, как мать в свое время рубила им кости рождественского окорока», — рассказывает Малми.


Нож до сих пор ужасно острый. Проживающий в городе Вантаа Эско Малми каждый день использует нож для разделки рыбы. Он всегда с ним. Вот и сейчас он с ним на даче в городе Коувола.


«Нож многофункциональный, потому что его лезвие гибкое. Он мне очень дорог. Иногда, если я что-нибудь делаю не так, жена грозится выбросить нож».


Путь ножа Гитлера до кухни Малми был очень длинным. Он достался ему по наследству от отца, который во время обеих войн (Зимней войны и Войны-продолжения — прим.ред.) был капитаном парового ледокола «Тармо». История началась 80 лет назад.


На холоде пушки замерзли


Капитана Юрьё Малми (Yrjö Malmi) отбросило взрывной волной к шкафу. Ставший капитаном ледокола «Тармо» всего несколько недель назад, Малми сразу понял, что произошло.


Шел январь 1940 года, термометр показывал 40 градусов мороза. Малми пришел обедать, когда Советский Союз начал бомбить. Это была уже вторая атака на «Тармо» в течение дня.


«Тармо» шел для захвата острова Соммерс, находящегося на входе в залив Виролахти, когда на его пути встали и начали атаку советский ледокол «Ермак» и линейный корабль «Казахстан». Экипаж «Ермака» принял ледокол «Тармо» за самый мощный финский боевой корабль «Вяйнямёйнен» и даже вызвал бомбардировщики для подкрепления.


Пушки «Тармо» замерзли на холоде, поэтому ледокол отказался от плана захвата острова Соммерс и под натиском огня отступил. Советские бомбы не попали в маневрирующий корабль, и он вышел из атаки без повреждений. Ледокол отправился в направлении города Котка.


Плавание было опасным, потому что в воздухе было много советских бомбардировщиков. Капитан Юрьё Малми предложил военачальникам, находящимся на борту судна, бросить якорь у находящегося перед Коткой острова Кирконмаа, но они отказались это сделать.


По их приказу Малми направил корабль в порт Котки, где десантники, которые должны были захватить остров Соммерс, высадились на берег. Сразу после этого советский бомбардировщик, летевший на высоте трех километров, обнаружил «Тармо» в порту и обстрелял его.


Обошел в карьерном росте Симо Хяюхю


Две двухсоткилограммовые бомбы разбили всю переднюю часть корабля. От взрывов бомб погибли 39 матросов, которые в это время обедали на носу корабля.


На корабле была установлена четкая иерархия: офицеры не обедали вместе с рядовым составом. Капитан Малми спасся, потому что обедал в салоне на корме корабля.


«Корабль горел не меньше часа, прежде чем прибыла пожарная команда. Пожарные боялись взрывов снарядов, которые находились на борту, поэтому не приехали сразу. Отец же думал о том, что если бы бомбы угодили в центральную часть корабля, паровые котлы взорвались бы», — рассказывает Эско Малми.


Юрьё Малми сообщил начальству о событиях, приведших к трагедии. Вскоре он получил письмо от Сил обороны.


Малми был повышен в звании сразу от егеря до младшего лейтенанта.


«В свое время Маннергейм повысил в звании до младшего лейтенанта капрала снайпера Симо Хяюхю (Simo Häyhä). Похоже, что Юрьё Малми превзошел Хяюхю». (Симо Хяюхя, «Белая смерть» — легендарный финский снайпер времен Зимней войны, застрелил более 500 красноармейцев — прим. пер.)


Атака пришлась на день рождения Юрьё Малми.


«Отец называл свой день рождения несчастливым днем. Он шутил, что Сталин подарил ему тогда на день рождения две бомбы», — рассказывает Эско Малми.


Самоубийственный рейс


12 марта 1940 года советские войска попытались нанести удар в тыл финской обороны, продвигаясь по толстому льду на танках. Ледокол «Тармо» только что закончил ремонтироваться на верфи Хиеталахти в Хельсинки, когда ему пришел приказ отправиться в Финский залив, чтобы перерезать путь советским войскам.


В пути «Тармо» должен был соблюдать режим радиомолчания, поэтому экипаж был полностью отрезан от мира. На следующий день в районе острова Кауниссаари их встретил лыжник и сообщил, что война окончена.


Зимняя война закончилась подписанием Московского мирного договора 13 марта 1940 года. Экипаж «Тармо» позже узнал о том, что советские самолеты обнаружили корабль еще до объявления мира. Ледокол было легко заметить с воздуха по полынье, которую он оставлял.


«Отец всегда говорил, что это был бы его последний рейс. Ведь он был подобен самоубийству. Корабль был очень легкой целью для танков. Не помогло бы никакое вооружение, „Тармо" был бы изрешечен, как сито».


«Меня бы тоже не было, если бы мир не был подписан именно тогда», — говорит Эско Малми.


И вряд ли нож Гитлера попал бы на финскую кухню.


Нож Гитлера


Совместная служба «Тармо» и капитана Юрьё Малми продолжилась во время Войны-продолжения. В 1942 году ледокол был срочно направлен в северную часть Балтийского моря на помощь немецкому линейному кораблю «Гельголанд», который наскочил на риф.


Экипаж «Тармо» под командованием Юрьё Малми снял с немецкого корабля 650 немецких солдат. Задание было выполнено за пять дней. С корабля снимали также лошадей, артиллерийские орудия и другой груз.


Малми был последним человеком, покинувшим «Гельголанд». Он решил еще раз обойти корабль перед тем, как покинуть его. Проходя мимо салона, капитан заметил барельеф Гитлера, который висел на стене. Малми решил его снять, чтобы оставить себе на память.


В камбузе Малми заметил большой кухонный нож. Он и его прихватил с собой.


Именно этот нож и служит семье Малми уже почти 80 лет.


«Его даже никогда не точили», — рассказывает Малми.


В благодарность за спасение немецких солдат Гитлер вручил финскому капитану медаль. Такие медали вручали главным образом дипломатам.


Рабочий кабинет капитана сохранен


75 лет спустя Эско Малми ходит по лабиринтам «Тармо» как у себя дома. Впервые он попал на корабль своего отца-капитана в пятилетнем возрасте, и в детстве он провел здесь много времени.


«Отец брал меня в многодневные рейсы. „Тармо" много значит для меня, с ним связано много воспоминаний».


Капитанская каюта выглядит так же, как и во времена детства Эско Малми. На столе стоит целая коробка любимых сигар капитана. В каюте есть и место, где прятался маленький Эско.


«В этом шкафу я прятался, когда отец выполнял свои капитанские обязанности», — рассказывает теперь Эско.


Выросший на корабле мальчик пошел по стопам своего отца и дедов и сам стал моряком.


Барельеф Гитлера оказался на стене кормового трюма


Нож и барельеф Гитлера достались Эско после смерти отца в 1969 году. Вскоре Малми передал барельеф в Музейное ведомство Финляндии. В 1970 году барельеф был повешен на стену кормового трюма ушедшего на покой и позже ставшего музеем «Тармо».


Три года «Тармо» был закрыт для посещений из-за отсутствия средств. Прошлую зиму корабль провел на верфи в Свеаборге, где были отремонтированы балластные танки.


Корабль, прибывший в родной порт Котки в мае, 1 июля был вновь открыт для посетителей. На «Тармо» можно побывать до 3 сентября.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.