19 ноября 2016 года, в ходе одной из первых пресс-конференций альтернативных правых после президентских выборов Роджер Девлин (F. Roger Devlin) вышел на сцену конференц-зала Центра Рональда Рейгана в Вашингтоне, чтобы рассказать любопытную историю о норвежских женщинах. Их «крошечный мозг», заявил Девлин, заставляет их бросать норвежских мужчин ради иммигрантов из Пакистана, что вызывает кризис в гетеросексуальных отношениях у белых норвежцев.


Эта территория хорошо знакома Девлину. Он не обладает в США той известностью, какой обладают другие лидеры белых националистов, такие как Ричард Спенсер (Richard Spencer), и ему, очевидно, не хватает высокопарности других напыщенных прихлебателей ультраправых, таких как Майло Яннопулос (Milo Yiannopoulos). Однако этот самопровозглашенный «независимый эксперт» стал одним из ведущих голосов альтернативных правых и сыграл важную роль в формировании отношения этого движения к полу, браку и месту белых женщин в нем. Он уже давно публикует статьи в таких ультраправых изданиях, как Occidental Quarterly, VDARE и Counter-Currents. Как и у многих других представителей интеллектуального крыла альтернативных правых, у него в запасе есть традиционные заслуги, а именно — докторская степень по политической философии Тулейнского университета. Но когда его стало клонить вправо, он начал воображать себя диссидентом. В свете роста интереса ведущих СМИ к теме движения альтернативных правых и к роли женщин в нем, работа Девлина может существенно помочь с ответом на вопрос, что современные белые националисты думают о месте женщин в обществе.


Как объяснила Сейвард Дарби (Seyward Darby) в своей сентябрьской статье для Harper's, посвященной женщинам в движении ультраправых, некоторые представители этого движения сознательно агитируют за увеличение степени вовлеченности женщин — посредством каналов YouTube, блогов, социальных сетей и даже презентаций на конференциях этого движения. Это весьма существенные перемены, учитывая острую нехватку женщин в руководстве движения ультраправых. Некоторые белые националисты довольно быстро признали необходимость перемен.


«Слишком мало женщин, которые в настоящее время публично переходят на сторону альтернативных правых, чтобы недавно пробудившиеся смогли найти путь в это новое сообщество, — написала белая националистка и журналистка Вульфи Джеймс (Wolfie James) в Counter-Currents. — Мужчина может преуспеть, оставаясь одиноким волком, но женщина зачахнет в одиночестве». Другими словами, привлечение женщин является ключевым фактором пополнения рядов этого движения. Однако гендерную политику альтернативных правых определяют Девлин и иже с ним, и в их картине этнически чистого будущего нет места наделенным властью женщинам. В результате возникает конфликт между тем, что, по мнению альтернативных правых, им нужно делать — привлекать больше белых женщин — и их видением мира, который они хотят построить.


Хотя Девлин уже некоторое время вращается в кругах белых националистов, славу в «маносфере» (свободной сети блогов, чатов и форумов борцов за права мужчин) и в сообществе белых националистов ему принесло эссе под названием «Сексуальная утопия у власти» (Sexual Utopia in Power), опубликованное в 2006 году в The Occidental Quarterly. Именно Девлину приписывают появление термина «гипергамия», означающего стремление женщины «взобраться вверх» по социальной лестнице за счет более состоятельного мужчины — Девлин считает гипергамию основой феминистского видения сексуального освобождения. Шарлотт Аллен (Charlotte Allen), писательница и сотрудница консервативного Форума независимых женщин (Independent Women's Forum), в 2010 году написала статью для Weekly Standard, где говорится, что в своей работе Девлин «искусно пользуется теориями эволюционной психологии». Но, подчеркивает она, «в его статьях о феминистской и сексуальной революциях бодрящая политическая некорректность часто переходит в вызывающее тревогу стремление наказать».


Возможно, Девлин кажется Аллен «искусным» и «бодрящим», однако в основном его высказывания являются повтором тех заявлений, с которыми защитники прав мужчин выступают уже несколько десятилетий. Подобно тем, кто отвергает «гиноцентризм» — то есть такой мир, в котором все воспринимается с точки зрения женщин — Девлин утверждает, что сексуальная революция превратила женщин в господствующий пол. По его словам, смерть моногамии и современное право женщин иметь в течение жизни много половых партнеров оставили большинство мужчин далеко позади, создав ситуацию «одиночества большинства» мужчин и гарантировав «двойные стандарты в пользу женщин». Действительно, «согласно принципам феминизма, речь идет о свободе для женщин и обязанностях для мужчин». А таких обязанностей, как пишет Девлин, у мужчин много: именно мужчины, а не женщины, традиционно гибли на войне. Именно мужчины, а не женщины, как заявляет Девлин, отвечают за экономическую обеспеченность своих детей — даже в тех случаях, когда их лишают права общения с их детьми, что Девлин глубоко осуждает. И именно мужчины, а не женщины, являются «строителями, опорой и защитниками цивилизации».


С точки зрения Девлина, вопросы роли женщин в мире и их роль в сексуальных отношениях неотделимы от того, что он называет феминистской идеологией. Он считает феминизм «сошедшей с ума и неуправляемой сестрой» и «угрозой, мотивированной и продвигаемой… стремлением к власти», пишет Криста Ходапп (Christa Hodapp) в своей книге «Мужские права, пол и социальные сети» (Men's Rights, Gender, and Social Media). По словам Девлина, мужчины не должны идти на поводу у женщин. На самом деле «именно женщина обязана доказывать, что она достойна привилегии», заключающейся в подчинении мужчине и вынашивании его детей.


В связи с этим возникает вопрос о том, во что может вылиться конфликт между необходимостью вовлекать женщин в движение альтернативных правых, о чем пишет Джеймс, и теми идеями, которые продвигают такие агрессивные сексисты из числа альтернативных правых, как Девлин. Ответ на этот вопрос зависит во многом от того, что станет со связями между движением альтернативных правых и движением в защиту прав мужчин — двумя аморфными и симбиотическими секторами, которые наслаждаются ростом популярности и влияния в эпоху Трампа. Связь между защитниками прав мужчин и белыми националистами уже давно установлена: люди, которые начинают интересоваться одной из этих идеологий, зачастую становятся приверженцами второй. Однако разные направления движения альтернативных правых исповедуют разные идеи, и их амбиции могут вступить в конфликт друг с другом.


Как ранее в этом году отметила Анджела Нэгл (Angela Nagle) в журнале Jacobin, в рядах правых уже возникли трения между нравственным консерватизмом, который «настаивает на возвращении традиционного брака и отвергает порнографию и распущенность», и «безнравственной интернет-культурой, которая является источником всей реальной энергии». Девлин, как и другие защитники прав мужчин, заходит гораздо дальше традиционалистов в вопросе гендерного разделения на основе «биологических» различий, призывая, чтобы мужчины искали покорных женщин за границей (то есть в Восточной Европе), и настаивает на полном пересмотре традиционалистского понимания брака, влекущего за собой идею мужских обязательств.


Согласно точке зрения Девлина, в традиционалистских концепциях гетеросексуального брака женщин притесняют недостаточно. Он настаивает на идее абсолютной покорности женщин. Отчасти он объясняет это экономической реальностью: в своем эссе «Экономика домашнего хозяйства» («Home Economics») он пишет, что сегодня большинство браков строятся на той предпосылке, что «женщина выходит замуж за источник доходов, а мужчина женится на проблемах и расходах». Он призывает мужчин отказаться от «претензий на благородство», лежащих в основе брака, и стряхнуть с себя традиционные экономические обязательства.


Даже среди реакционеров эта проповедь кажется довольно спорной, особенно если учесть ту настойчивость, с которой альтернативные правые говорят о «вымирании белых». Возможность отказать в финансовой поддержке белым женщинам с их белыми детьми влечет за собой массу противоречий в рамках идеологии, призывающей к сохранению белых людей и господству белых людей.


Увеличение числа женщин в кругах белых националистов и альтернативных правых вынуждает многих отказаться от установок, продвигаемых такими, как Девлин. Но, как объяснила Дарби в Harper's, хотя те движения белых националистов, которые открыто отказывают женщинам в членстве, сталкиваются с осуждением — довольно вялым, надо признать — попытки продвинуть женщин на руководящие роли в рядах альтернативных правых встречают резкое сопротивление. «Это движение может рассмотреть возможность вовлечения женщин, но без феминизации и ассимиляции», — заявила Вульфи Джеймс в Counter-Currents. Во-первых, утверждает она, женщины играют ключевую роль в том, чтобы гарантировать выживание белых и будущее белых детей. Если не будет белых женщин, не будет и белых детей и, соответственно, белых мужчин. Даже Девлин с этим согласился, объяснив, что «без детей у белой расы нет будущего, а без женщин у мужчин не может быть детей». Поэтому альтернативные правые признают, что женщины должны быть частью их движения. Вопрос только в степени их вовлеченности в него.


Для таких идеологов, как Девлин, построивших свои карьеры на демонизации женщин, этот вопрос является проблемным. Как он написал в своей книге «Сексуальная утопия у власти», «западные женщины стали новым бременем для белых мужчин». На одной конференции в 2016 году, где он жаловался на участь гетеросексуальных белых мужчин в Норвегии, он предложил белым мужчинам вести «политику отказа от женщин, которые водят дружбу с смуглыми угнетателями». Другими словами, белые мужчины должны отказывать в сексе женщинам, которые когда-либо спали с темнокожими мужчинами. По его словам, такой шаг будет «евгеническим», потому что он устранит «неверность из нашего генофонда».


Однако Делвин в целом невысокого мнения о женщинах, будь то белые женщины или темнокожие, спят они с темнокожими мужчинами или нет. Тогда какими должны быть женщины, которые, с его точки зрения, подходят на руководящие роли в движении альтернативных правых? Если судить по недавней истории альтернативных правых, этот вопрос вряд ли исчезнет сам собой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.