Оккупационные власти Крыма в понедельник, 18 декабря, организовали суды над более чем 70 крымскими татарами, вышедшими на одиночные пикеты против российских репрессий на полуострове. Их соотечественники собрались возле зданий 12 оккупационных судов, чтобы поддержать своих родных, близких и друзей. О том, чего добивается Россия в Крыму такими действиями, и как нужно поступить Украине, «Апострофу» рассказал журналист Айдер Муждабаев.


Россия получает обратный эффект (репрессиями против крымских татар — «Апостроф»): русские оккупанты до сих пор не поняли, с каким народом имеют дело. А имеют дело они с народом, который два поколения боролся за возвращение на родину, находясь в Советском Союзе.


Крымские татары в свое время придумали практически все формы мирного сопротивления, которые потом использовали советские диссиденты. И первый самиздат был крымскотатарский, по образцу которого была создана знаменитая газета советских диссидентов «Хроника текущих событий», они мне сами об этом рассказывали. Также голодовки, первая демонстрация в Советском Союзе в 1987 году — как раз ровно тридцать лет прошло — была проведена у Спасских ворот на Красной площади крымскими татарами, когда приехали 300-400 человек из Узбекистана, за пять тысяч километров, и внезапно вышли на площадь…


Россия хочет подавить сопротивление крымских татар, а получается обратный эффект. Мы — нация самоорганизующаяся. Если люди видят, что к их соотечественникам вот так относятся, они будут помогать, и будут делать это демонстративно. Этот народ имеет огромный опыт мирного протеста против самого страшного тоталитарного режима. Россия хочет выглядеть сильной, а будет выглядеть слабой и позорной в глазах всего мира.


Но Россия по-другому не может. Из асфальтового катка никогда не получается велосипед — вся российская система так устроена, она настроена на репрессии, не имеет обратного хода и не может вилять никуда. Мы можем сколько угодно рассуждать, почему. А просто потому, что иначе асфальтовый каток не ездит.


Репрессии будут только усиливаться. Ничего иного они придумать не могут. Тем более, у них даже не получается заменить наш Меджлис (меджлис крымско-татарского народа, запрещенная в России организация — прим. ред.) фейковым парламентом, не получается переманить крымских татар ничем. Поэтому они и поняли, что единственный путь — это проверенный за двести с лишним лет, с момента первой аннексии Крыма Российской империей, путь репрессий, выдавливания, страха…


Против крымских татар работает огромный аппарат, сотни людей. Все, кто выходят к судам, пишут в Faccebook, постят стримы, репостят — на учете. Людей, которые вышли на пикеты, вызвали и задокументировали. Всех, кто хоть чуть-чуть неблагонадежен, переписывают. Россию устраивает только такой крымский татарин, которого как будто вообще нет. Она хочет таким образом окончательно решить крымскотатарский вопрос, не прибегая к мерам, которые использовал Сталин. Тотальная депортация невозможна в условиях современного мира. Но они делают все, чтобы как можно больше крымских татар выехали самостоятельно — от дискомфорта, от состояния постоянной напряженности и ожидания худшего. И они, конечно, стимулируют это репрессиями в отношении самых разных людей под разными предлогами, похищениями, убийствами, судами и таким массовым запугиванием, каким они сегодня занимаются.


В этой ситуации Киев должен, наконец, не на словах, а на деле помогать семьям политзаключенных. В том числе компенсировать людям те штрафы, которые российская власть выписывает за их борьбу против оккупанта. Несмотря на любые сборы денег самими крымскими татарами (а в них участвовали более 150 тыс. человек, то есть почти половина всего народа), Украина должна помогать семьям политзаключенных и самим политзаключенным материально, потому что это основной вопрос — большие штрафы для простых людей, это ведь не миллионеры и не бизнесмены…