За неделю я успел пообщаться с десятками жителей Крыма, из которых всего один за последние три с половиной года ездил в одну из стран Европейского союза. Санкции, введенные после объединения с Россией, очень эффективно отрезали жителей полуострова от Европы. Однако это никоим образом не огорчает большую часть населения Крыма.


«Введенные против нас ограничения не нанесли конкретного — экономического — ущерба, это скорее моральный ущерб, настраивающий людей против Европы», — сказал бизнесмен и политик Иван Комелов из Севастополя, города, являющегося одним из русских символов в Крыму. Важный военный порт в течение последних полутора веков осаждали англичане, французы, турки, итальянцы и немцы.


«Мы можем с ними (с санкциями — прим. авт.) жить, это не особая проблема для нас», — добавил Комелов, который входит в руководство севастопольского отделения Общероссийского народного фронта, имеющего огромную силу. Лидером Народного фронта является президент России Владимир Путин.


Многим крымчанам, с которыми мне удалось поговорить, безразличны санкции, которые были введены против них из-за незаконного объединения с Россией. Они до сих пор рассержены на Европейский Союз, официально считающий их частью Украины, за то, что всегда так серьезно относящая к правам человека Европа не сделала ничего для их защиты, когда Украина оставила крымчан без электричества, а поля — без поливочной воды, а не за санкции или не за то, что их объединение не признали.


«Вы, эстонцы, не замечали, как мы в течение нескольких месяцев жили без электричества. Никто ничего не сказал, когда у нас была гуманитарная катастрофа», — высказал весьма распространенное в Крыму мнение руководитель сотрудничающего с властями общества крымских татар Эйвас Умеров.


«Запад делает вид, что этого теракта (перерезания электролиний со стороны Украины — прим. авт.) против 2,5 миллионов человек не было. Ясно, что люди из-за этого относятся к Западу совсем не так, как три с половиной года назад», — сказал крымский политолог Вадим Никифоров об отношении местных жителей к Европейскому союзу.


После того, как в 2015 году Украина прервала электроснабжение Крыма, полуостров получал электричество от передвижных электростанций, генераторов и по быстро проложенным по дну моря электрокабелям. В начале 2018 года должны быть запущены две новые электростанции, после этого Крым сможет сам вырабатывать необходимое электричество. Электростанции должны были начать работать еще осенью, но из-за вспыхнувшего летом скандала — турбины немецкого завода Siemens доставили в Крым вопреки санкциям — открытие пришлось несколько отложить.


Поездки в Европейский Союз для крымчан под жестким запретом, поскольку консульства стран ЕС не ставят визы в паспорта, выданные в Крыму после 2014 года. Получить визу в такой паспорт можно лишь в том случае, если его обладатель поедет с ним в консульский отдел страны ЕС, находящийся на Украине. Но ехать на свою бывшую родину — на Украину — решаются лишь единицы жителей Крыма. Согласно исследованию, проведенному берлинским Центром восточно-европейских и международных исследований (ZOIS), после весны 2014 года на свою бывшую родину ездили лишь 12 процентов крымчан.


Согласно тому же исследованию, лишь три процента жителей полуострова ездили за границу после перехода Крыма в Россию. Заграница — это не обязательно Евросоюз, это могут быть и другие страны, в которые граждане России могут ездить без виз. Среди моих источников, единственный, кто в последние годы был в Европе — это председатель Севастопольского союза журналистов Сергей Горбачев, который в мае этого года получил приглашение на конференцию бюро спецпредставителя ОБСЕ по свободе прессы, находящегося в Вене. Три недели назад он снова должен был ехать в Вену на мероприятие ОБСЕ, которое было посвящено Крыму, но на этот раз визу ему уже не дали: не было спецприглашения.


«Как это согласуется с европейскими ценностями, если в Вене крымская проблема обсуждается так, что ни одного жителя полуострова туда не пускают?— удивляется Горбачев. — Как можно говорить и писать о Крыме с заткнутыми ушами и закрытыми глазами?»


Больше, чем запрет на выезд, санкции мешают жителям Крыма тем, что многие крупные российские фирмы, особенно банки, не рискуют официально работать на полуострове. Одно из немногих исключений — это авиакомпания «Аэрофлот». Но, например, крупный российский мобильный оператор МТС действует в Крыму через фирму-посредника, который предлагает на полуострове услуги под торговой маркой МТС.


Подобные схемы используют и другие крупные фирмы России, и западные торговые марки, такие как торговые сети «Ашан» и «Метро». Официально в Крыму свои машины продают и все крупнейшие европейские автопроизводители.


Крупнейший в России банк — Сбербанк — в Крыму не работает, и это самый сильный удар для крымчан, связанный с санкциями. В России Сбербанк — это крупнейший кредитор как для частных лиц, так и для предприятий. В свою очередь это означает, что при и без того крупных в России процентах по кредитам, у маленьких банков, работающих в Крыму, они еще выше.


«У нас нет банков, — сказал симферопольский предприниматель, работающий в сфере недвижимости, Ибраим Ширин. — Проценты по кредитам в Крыму составляют 16-17, но попробуй получить кредит и при таких процентах».


«В Крыму получить кредит очень сложно», — подтверждает Иван Комелов.


Что тут говорить о крупных фирмах: никто особо не рискует инвестировать в Крым, если не считать туризма. С 2015 года в Крыму действует особая экономическая зона, но в условиях санкций от нее нет никакой пользы.


«Если спросить, какие новые крупные предприятия открылись в Крыму за это время, то вряд ли кто-то сможет вам сразу что-то ответить», — сказал Сергей Горбачев, по словам которого, молодежь по-прежнему предпочитает уезжать из Севастополя, как это было и во времена Украины.


Предпринимателей ограничивает в числе прочего и то, что произведенный в Крыму товар нельзя экспортировать: помидоры из соседнего Краснодарского края можно продавать в Эстонии, а крымские нельзя.


Крупнейшие в мире интернет-магазины не отправляют свой товар в Крым. Без них, конечно, можно прожить, но нет никакой альтернативы товарам и ценам, имеющимся в местных магазинах.


По словам политолога Вадима Никифорова, можно говорить, что основная идея западных санкций заключается в том, чтобы воспрепятствовать интеграции Крыма с Россией: слишком много ограничений, которых в других уголках России нет: «Санкции, конечно, мешают».


Вызванные западными санкциями политические проблемы мешают и действующему в Крыму известному детскому лагерю «Артек», у которого есть амбиции стать международным лагерем. В сентябре этого года в Латвии и в Грузии вспыхнул скандал, когда выяснилось, что тамошние дети отправились за деньги родителей отдыхать в «Артеке».


Министерство иностранных дел Латвии потребовало от лагеря информацию о прибывших из Латвии детях, но «Артек» ее не предоставил. «Если взрослые ограничивают детям возможность поехать в «Артек», то они вводят санкции против самих себя», — выразил свою позицию в беседе с Postimees директор лагеря Алексей Каспржак. Он хотел бы, чтобы «Артек» был вне политики, но с точки зрения Запада, это сделать сложно, поскольку деньги на развитие лагеря дает Россия.


Иностранец сталкивается в Крыму с тем, что ни его банковские карты (деньги можно снять только по выданным в России картам Visa и Mastrcard), ни мобильная связь там не работают. Даже с российскими номерами в Крыму звонить нельзя. Нужно брать с собой наличность и на месте покупать новую SIM-карту, по которой можно звонить, как за границу, так и из-за границы. Но одна проблема у эстонцев в Крыму все же остается нерешенной: поскольку эстонский мобильный номер не работает, то нельзя пользоваться и приложением mobiil-ID для перевода денег.


Вадим Никифоров считает, что западные санкции против Крыма сохранятся надолго. Он думает, что ситуацию может изменить только какой-то крупный кризис в мире, все равно где — и не обязательно в Крыму или в Донбассе.


«Для этого нужна большая общая проблема и враг, которые заставили бы Запад и Россию сотрудничать, — сказал Никифоров. — Или произойдет что-то, о чем не хотелось бы даже говорить, что обострит нынешний конфликт до радикализма и тогда возникнет договоренность. Но плавного, эволюционного выхода из ситуации больше явно нет».


***


Весной этого года у берлинского Центра восточно-европейских и международных исследований была возможность вместе с российскими партнерами провести в Крыму опрос. Это была редкая возможность получить независимую информацию о мнении жителей полуострова, благодаря которой с разрешения центра Postimees публикует самые главные выводы.


Исследование проводили с марта по май, в процессе него методом «лицом к лицу» опросили более тысяч тысяч крымчан, десятая часть из которых является крымскими татарами.

 

  • Население Крыма отрезано от возможности посещать Украину и от украинских СМИ. Только 12 процентов опрошенных с 2014 года бывали на Украине. Контакты с проживающими на Украине родственниками заметно снизились.

 

  • Жители Крыма варятся в собственном соку: за три последних года лишь 22 процента опрошенных ездили в Россию, а три процента — в другие страны (за исключением Украины).

 

  • В то же время в Крыму происходит значительная миграция. У 21 процента опрошенных есть член семьи или друг, который после 2014 года уехал из Крыма — в основном, в Россию.

 

  • Крымчан не особо прельщает мысль о жизни в какой-то стране Европейского союза или о возможном присоединении Украины к ЕС.

 

  • Развитие с 2014 года значительно укрепило местный идентитет. Все больше местных называют себя крымчанами, а не русскими или представителями другой национальности.

 

  • Более половины опрошенных признали, что они были удивлены действиями России в 2014 году.

 

  • Жители Крыма, в том числе крымские татары, согласны с утверждением, что правительство Украины в течение многих лет равнодушно относилось к региону. Треть опрошенных считает, что это и было главной причиной событий 2014 года.

 

  • Большая часть жителей Крыма снова проголосовала бы за нынешний status quo, если бы был организован новый референдум. Скептичнее других к нынешнему Крыму относятся крымские татары.

 

  • Большая часть опрошенных назвала повышение цен главным последствием инкорпорации в состав России.

 

  • Жители Крыма выразили большое недоверие по отношению к местным политикам и институциям.