Как сахар в молоке.


Так воспринимает себя и других мигрантов в Финляндии Бижу Кришнан (Biju Krishnan), переехавший в страну из Индии.


«Сахар не только растворяется в молоке, но и улучшает вкус молока», — говорит Кришнан.


Это сравнение — отсылка к известной индийской легенде о том, как зороастрийцы прибыли в Индию.


Согласно легенде, зороастрийцы просили убежище в Индии, но правитель отказал им и показал стакан молока, наполненный до краев. Так он дал понять пришедшим, что места для людей этой религии в Индии нет.


Зороастрийцы не сдались и насыпали в молоко немного сахара. Так они показали правителю, что их присутствие в Индии только улучшит страну. В конце концов, они остались в Индии и ассимилировались там, но при этом сохранили свои традиции.


Хотя мнения финнов касательно миграции разделяются, в 2010-е годы все большее число граждан хочет, чтобы в Финляндию приехало больше мигрантов, и все меньше людей выступают против миграции. Об этом свидетельствуют результаты опроса финской газеты Helsingin Sanomat.


В октябре 2017 года практически половина финнов, 47%, хотели, чтобы в Финляндию приехали новые мигранты. Это на 11% больше, чем в 2010 году, когда такой позиции придерживались 36% финнов.


В позиции финнов против миграции произошли еще более серьезные изменения. В 2010 году большая часть финнов, 59%, не хотели, чтобы в Финляндию приехала новая группа мигрантов. В этом году этого мнения придерживались на 18% меньше респондентов, то есть 41%.


Лена Няре (Lena Näre), доцент социологии, специализирующаяся на вопросах миграции, считает, что причина этих перемен кроется в том, что в экономически сложные периоды отношение к миграции, естественно, становится более напряженным.


Например, в 2007 году 55% финнов хотели, чтобы в Финляндию приехало больше мигрантов. Тогда в экономике наблюдался рост.


На стыке десятилетий в мировой экономике происходили серьезные изменения. Финансовый сектор США начал испытывать трудности в конце 2000-х, и в начале 2010-х годов начались проблемы с евро. Люди теряли места работы, предприятия становились банкротами.


«Кризис отразился на взглядах финнов в 2010-х», — говорит Няре.


Экономический кризис оказал влияние и на политику. Разговоры о проблемах миграции стали одной из причин, почему летом 2010 года окрепла поддержка партии «Истинные финны».


Сейчас экономика Финляндии вновь начала расти, и, согласно прогнозам, рост продолжится.


Граждане Финляндии начали относиться к проблеме миграции иначе еще и потому, что они осознали: население страны стареет. Уменьшается число работающих налогоплательщиков работоспособного возраста, а стариков становится все больше.


«О старении населения говорят уже давно. В Швеции рост населения, который, со своей стороны, способствовал экономическому росту, благодаря миграции происходит довольно быстро», — говорит Няре.


Экономика Швеции в последние десятилетия развивается стремительно.


Бижу Кришнан задает вопрос журналистам газеты Helsingin Sanomat:


«А вы учли в своем опросе то обстоятельство, что богатых людей принимают охотнее, чем бедных?»


Кришнан, работающий программистом, считает, что его хороший социальный статус повлиял на то, что Финляндии приняла его с распростертыми объятиями. Кришнан жил в Сало, Турку и Хельсинки, и во всех трех городах у него появились финские друзья.


«У богатых нет религии», — говорит Кришнан.


В опросе Helsingin Sanomat не учитывался социальный статус беженца. В опросе, тем не менее, был задан вопрос о том, как финны относятся к людям, переезжающим в Финляндию за работой.


В октябре 2017 года 67% финнов частично или полностью были согласны с тем, что у всех, кто хочет приехать в Финляндию жить и работать, должна быть возможность сюда приехать.


В 2006 году так думало меньшее количество финнов, но и тогда половина опрошенных положительно относились к переезду в Финляндию с целью работы.


«Этот результат показывает, как в Финляндии относятся к работе. Работу считают показателем того, что интеграция прошла успешно», — говорит Лена Няре.


Что произошло с обеспокоенностью тем, что иностранцы займут рабочие места финнов?


«Наверное, люди поняли, что мигранты не забирают у них работу. Сейчас широко обсуждаются структурные изменения в устройстве трудовой жизни, которые будут вызваны автоматизацией и роботизацией», — считает Няре.


Трудно говорить о миграции и не поднимать тему расизма. Проявления расизма испытывают на себе как дети мигрантов, так и финские национальные меньшинства, например, саамы и цыгане.


Бижу Кришнан много путешествует и успел побывать в разных странах. Он рассказывает, что в Сингапуре многие дети не хотят играть с детьми индусов, потому что репутация индусов в стране плохая. У самого Кришнана есть не самые приятные воспоминания о венгерском Будапеште.


«В Будапеште полиция останавливала меня шесть или семь раз за день — такое случалось и до миграционного кризиса. В Финляндии за семь лет меня не остановили ни разу», — говорит Кришнан.


Этот опыт повлиял на решение Кришнана не ехать работать в Будапешт, когда он получил такую возможность.


Мнение финнов о том, насколько сильно в стране процветает расизм, за прошедшие десять лет практически не изменилось. По результатам опроса газеты Helsingin Sanomat, 67% финнов в 2017 году посчитали, что в стране существует расизм. В 2006 году этот результат был на 4% больше. Статистическая погрешность составила 3%.


По мнению Лены Няре, 67% — это много.


В 2015 году длительный политический кризис на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Южной Азии стал сказываться и на Европе, когда сотни тысяч людей поехали в Европу в поисках убежища.


Дискуссия о просителях убежища, тем не менее, особенно не повлияла на показатели ответов о распространении расизма в 2017 году.


Но вернемся к сахару в молоке.


В соответствии с опросом Helsingin Sanomat, 54% финнов считают, что иностранцы, переехавшие в Финляндию, должны максимально ассимилироваться с финнами — в своих же собственных интересах. Для сравнения, в 2006 году так думали только 35% финнов.


Этот вопрос по-прежнему включен в список, потому что он был и в предыдущем опросе. Таким образом, временная преемственность сохраняется. Вопрос, тем не менее, не свидетельствует о том, хочет ли респондент, чтобы иностранец становился похожим на финна. В вопросе делается акцент именно на том, что иностранцам стоит поступить таким образом в своих же собственных интересах. К тому же, «стать похожим на финна» — довольно спорное положение, потому что на этот вопрос можно ответить по-разному.


«В юбилейный год Финляндии нужно начать отказываться от наших мыслей о „финскости". Есть как коренные финны, так и финны, переехавшие в Финляндию», — говорит Лена Няре.


Считает ли себя финном Бижу Кришнан, проживший в Финляндии семь лет?


Нет, не считает. Но это не связано с тем, что здесь к нему относятся как к иностранцу. Это его собственная позиция.


Кришнан хочет остаться сахаром в молоке, а не превращаться в молоко.