Ларри Нассар (Larry Nassar) был замечательным врачом — так говорили все. Маленьким девочкам, которых к нему направляли, говорили, что для них это — честь. Их родителям говорили, что раз этот врач (который лечит олимпийцев!) будет лечить их детей — это знак того, что их дочерям суждено стать великими. На протяжении десятков лет он работал в Федерации США по гимнастике и в спортивном клубе Мичиганского университета, и, по словам его бывших пациентов, когда на него поступали жалобы, ни них не обращали внимания. Ведь Ларри Нассар был прекрасным врачом — и больше всех об этом говорил сам Нассар, который использовал свою репутацию, чтобы «обхаживать» сотни, а может, и тысячи своих жертв.


«Я был замечательным врачом», — написал он в письме, когда его привлекли к суду в связи с многочисленными обвинениями в сексуальном насилии, в большинстве случаев, совершенном в отношении несовершеннолетних.


«Вы [уже] не врач», — резким тоном отпарировала судья Розмари Акилина (Rosemarie Aquilina) перед тем как приговорить его к 175 годам тюремного заключения.


Скандал с Ларри Нассаром — самый громкий скандал в истории спорта, связанный с сексуальным насилием. Жертв Нассара, среди которых — некоторые из самых известных сегодня спортсменок, в том числе Симона Байлз (Simone Biles) и Маккайла Марони (McKayla Maroney), больше чем число предполагаемых жертв Харви Вайнштейна (Harvey Weinstein) и Билла Косби (Bill Cosby) вместе взятых. Свои сексуальные преступления он совершал во всех частях земного шара: он совершал развратные действия по отношению к девушкам и во время Олимпийских игр 2012 года в Лондоне, и в тренировочном центре Федерации гимнастики США Ранчо Каройи, в штате Техас, и на соревнованиях по гимнастике в Роттердаме.


В течение недели, пока продолжались слушания по вынесению приговора, более 150 женщин сделали заявления, в которых они рассказали о том, как все это время находились в подавленном состоянии, тяжело переживая психологическую травму и испытывая стыд. Застенчивые маленькие девочки, которые благодаря спорту ненадолго обрели уверенность в себе, впоследствии, став подростками, а потом — взрослыми девушками, начали ненавидеть себя, потому что человек, который должен был помогать им в занятии любимым видом спорта, постоянно подвергал их надругательствам.


Самый естественный вопрос, возникающий в связи с этим делом — «как?». Как вообще можно было такое допустить? Как могла Федерация гимнастики США требовать, чтобы сотни девушек, находящихся под ее опекой, проходили обязательное лечение у человека, который постоянно и бесконтрольно подвергал их по ночам «осмотру тазовой области и тазовых органов» — прямо в их постелях в гостиничных номерах или общежитиях? И как можно было на протяжении такого длительного времени не обращать внимания на жалобы, о чем подробно написала в своих незабываемых гневных свидетельских показаниях золотая медалистка Эли Райсман (Aly Raisman)? «Легко делать заявления, говоря о том, что наивысшим приоритетом является забота о спортсменах. Но [Федерация гимнастики США] говорила это на протяжении многих лет, и все это время продолжался этот кошмар», — сказала Райсман в суде.


Посторонним эти вопросы кажутся непонятными. Но тем, у кого больше опыта в спорте, объяснить их проще простого.


«В других видах спорта такого произойти не могло — только в гимнастике», — говорит Джоан Райан (Joan Ryan). Ее книга «Маленькие девочки в красивых коробках» (Little Girls in Pretty Boxes, 1995) о том, какой ценой дается гимнастика девочкам и молодым женщинам и какой негативный след она оставляет в физическом и психологическом плане, по-прежнему считается одной из основных книг о спорте. «Этих девушек обрабатывают с самого юного возраста, лишая их возможности формировать собственное мнение, действовать на основе собственного опыта. Болит колено? Это потому, что ты лентяйка. Хочется есть? Нет, нельзя, ты — толстая обжора. Их учат сомневаться в собственных чувствах. Отсюда и такое количество девушек-гимнасток — более 150 — с которыми все это случилось».


Дженнифер Сей (Jennifer Sey) 1986 году стала чемпионкой США и семь раз выступала в составе национальной сборной по гимнастике. По ее словам, в 1980-е годы, когда она тренировалась, ей было многое известно о сексуальном насилии в спорте. «В тренажерном зале, где я тренировалась, работали два тренера — оба были насильниками-растлителями. Один из них тренировал девушек, он был особенно грубым, издевался над ними и подвергал их сексуальному насилию. Одна девушка из нашей команды, уже взрослая, рассказывала, как он издевался над ней, совершал развратные действия на протяжении нескольких лет. В том же спортзале работал тренер моего брата, и все знали, что он — педофил. Мальчики открыто говорили об этом. Но никто никак не реагировал. Этот педофил был уважаемым тренером, и никому не хотелось портить ему репутацию. К тому же, всегда был страх — если будешь „раскачивать лодку″, тебя выгонят, не возьмут в сборную, не дадут дальше заниматься спортом, поставят на тебе крест. И, судя по тому, что рассказали спортсменки, дававшие показания по делу Нассара, так оно и было».


Помимо того, какое количество девочек и девушек подвергались сексуальному насилию, самым шокирующим разоблачением в этом деле стало то, что эти развратные действия и сексуальное насилие скрывались на протяжении столь длительного времени. Жалобы на неподобающее поведение Нассара поступали в адрес руководства Университета штата Мичиган еще в 1998 году, но никто на эти жалобы не реагировал. Согласно расследованию, которое во время суда над Нассаром проводили журналисты газеты The Indianapolis Star, Федерация гимнастики США на протяжении многих лет держала в тайне поступавшие жалобы на сексуальное насилие в спорте или не придавала им значения. Тренеров и чиновников неоднократно защищали, жертвуя интересами спортсменов.


«Федерация гимнастики и Олимпийский комитет США не хотели отпугивать спонсоров и ставить на карту многочисленные олимпийские медали. Поэтому они все скрывали. И в какой-то момент они в этом замалчивании зашли так далеко, что сами оказались замешаны. Поэтому они упорствовали, все скрывали, чтобы оградить себя от уголовной и гражданской ответственности», — говорит Дженнифер Сей.


Судебный процесс по делу Нассара продемонстрировал «психологию спортивного мира», согласно которой спортивные достижения важнее, чем обеспечение безопасности, медали важнее, чем мораль. И это уже давно является проблемой в мире гимнастики. Действительно, считается аксиомой, что в гимнастике именно так все и происходит, именно на этом она и держится. Наверное, этим и можно объяснить, почему до самой последней недели судебного разбирательства СМИ почти не проявляли интереса к делу Нассара — в отличие от предыдущих секс-скандалов, происходивших в других видах спорта.


«У этой администрации никогда не было желания победить любой ценой, и мы надеемся, что наивысшим приоритетом будет благополучие спортсменов», — говорит Клэр Джексон (Claire Jackson) из Федерации гимнастики Великобритании, отвечая на вопрос о деле Нассара.


Джоан Райан написала о печально известных жестоких правилах, действующих в тренировочном центре Ранчо Каройи, которым руководят Бела и Марта Каройи (Béla & Márta Károlyi) и в котором работал Нассар. Она подробно описала, как девушек лишали еды и воды, что они упрашивали своих подруг по команде тайно приносить им что-нибудь из еды. Но поскольку супруги Каройи помогали сборной завоевывать медали, СМИ их любили. Когда в 2000 году гимнастка Джейми Данцшер (Jamie Dantzscher) все рассказала о Ранчо Каройи, один американский обозреватель с насмешкой написал, что «эмоциональное заявление Данцшер, выступившей с обвинениями, было гораздо менее грациозным, чем финальное выступление нашей сборной, занявшей четвертое место».


Почти два десятилетия спустя Данцшер стала одной из тех женщин, которые дали свидетельские показания о сексуальном насилии, которому их подвергал Нассар. А супруги Каройи упоминаются в нескольких судебных делах, связанных с преступлениями Нассара. Руководство Федерации гимнастики США заявило, что отказывается от услуг тренировочного центра на Ранчо Каройи.


«Когда в 1995 году я написала о Ранчо, тренеры реагировали на это отрицательно и заявляли: "Ну да, эти девушки просто злятся из-за того что никогда не выигрывали. Это — всего лишь зависть и досада″. Очень жаль, что в конечном итоге Нассара отдали в руки правосудия эти девушки (а не кто-то другой) — они знали, что окружавшие их взрослые им не помогут», — говорит Джоан Райан.


После того как начался суд над Нассаром, президент Университета штата Мичиган под давлением подал в отставку, а из Федерации гимнастики США уволилось несколько чиновников. Но, учитывая, что никто из представителей Олимпийского комитета США даже не удосужился прийти на заседание, когда судили Нассара, многие сомневаются, что чиновники действительно заинтересованы в изменении существующих «порядков».


«Необходимо, чтобы изменения исходили не от организаций, а от законодателей. Должен быть государственный надзор, чтобы были жесткие законы, и чтобы эти меры принимались немедленно, потому что эти девочки — дети. И если они выиграют меньше медалей, ничего страшного, так тому и быть», — говорит Джоан Райан.


Champion Women, организация, защищающая права девочек и женщин в спорте, возглавляемая бывшей спортсменкой, золотой медалисткой Олимпийских игр Нэнси Хогсхед-Макар (Nancy Hogshead-Makar), направила в Конгресс письмо. Его подписали сотни лучших спортсменов, в том числе Мартина Навратилова (Martina Navratilova), которые требуют принять законы, защищающие молодых спортсменов от «хищников».


«Исследования показывают, что чем лучше, знаменитее спортсмен, тем больше вероятность того, что он подвергнется сексуальному насилию со стороны людей из своего окружении. Чтобы закрыть пробел в правовой защите спортсменов, участвующих в спортивных мероприятиях, проводимых, не школами, а другими организациями, необходим закон», — говорится в письме.


Правда, те, у кого есть богатый спортивный опыт, особо не обольщаются и особых перемен не ждут. Разрешит ли Дженнифер Сей своей дочери заниматься профессиональным спортом?


«Нет, — отвечает она. — Я считаю, что в детстве лучше всего оставаться ребенком».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.