Кедровое (Россия) — Россиянке Фархануре Гавриловой, жительнице деревни Кедровое, расположенной в Центральной России, дурная весть пришла неделю назад, когда ей позвонил знакомый, чтобы сообщить, что ее сын погиб в результате авиаудара США — первого в ходе сирийской войны прямого боестолкновения русских и американцев.


Сын Гавриловой, 37-летний Руслан, был среди семи жителей Кедрового, подписавших контракты с частной военной компании «Вагнер». 7 февраля «вагнеровцы» вели боевые действия против поддерживаемых американцами курдских боевиков и понесли существенные потери при ответном ударе США. Утром 8 февраля, по словам Гавриловой, позвонил коллега ее сына и сказал, что неизвестный абонент сообщил о смерти Руслана.


«Его разорвало, — говорит 67-летняя мать погибшего контрактника, живущая в скудно меблированной квартире. — Если бы он был жив, а он отважный парень, то попытался бы позвонить».


МИД России в четверг впервые признал, что пятеро россиян погибли под ударом США в Сирии, подчеркнув, что эти люди не находились на действительной военной службе. Ранее как российские, так и американские представители заявляли, что у них нет информации о жертвах среди россиян из-за этого авиаудара.


Российские войска поддерживают сирийское правительство в борьбе с оппозиционными группировками, некоторые из которых в свою очередь поддерживаются США. При этом обе стороны ведут борьбу с остатками группировки «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Москва и Вашингтон долго опасались столкновения между своими подразделениями в Сирии и, пытаясь не допустить такого развития событий, поддерживали непрерывную связь. По мнению наблюдателей, события 7 февраля произошли из-за отсутствия координации между российскими военными и ЧВК.


Согласно имеющейся информации, в Сирии помимо кадровых российских военных тысячи россиян участвовали в боевых действиях на контрактной основе. Это позволяет Кремлю поддерживать на низком уровне число жертв сирийской военной кампании и избежать негативной рекламы для Владимира Путина накануне президентских выборов (18 марта), в которых он принимает участие в качестве кандидата в президенты.


Фарханура рассказала, что пыталась отговорить сына от поездки в Сирию. До этого он занимался ремонтом квартир. Но, по ее словам, его заманили обещаниями высокой зарплаты. «Почему они туда поехали? Из-за бедности, зарабатывать деньги», — говорит Гаврилова. Между тем, российское законодательство запрещает военное наемничество.


Путин объявил о победе (над ИГИЛ) во время визита на российскую военную базу в Сирию в декабре и заявил о частичном выводе войск. Многие российские политики и комментаторы долгое время упрекали Кремль за то, что тот не признает присутствие российских наемников в Сирии. Погоня за нефтяными активами, по-видимому, была главной миссией российских контрактников в Сирии. «Ассошиэйтид Пресс» (Associated Press) в прошлом году получило копию контракта, заключенного российской компанией и сирийским правительством, согласно которому россияне получают 25 процентов доходов от нефтяных месторождений, которые они возьмут под свой контроль и охрану.


В отличие от многих других контрактников, имевших опыт боевых действий на Востоке Украины, сын Гавриловой даже не проходил срочную военную службу. «Я думала, что они там будут выполнять какую-то специфическую работу, — говорит Гаврилова. — Они даже медкомиссию не проходили. Он позвонил мне из Краснодара и спросил: «Мама, какая у меня группа крови?» Как утверждают некоторые СМИ и свидетельствуют родственники контрактников, подготовку подразделения группы «Вагнера» проходят на территории военной базы Минобороны Российской Федерации, расположенной в Краснодарском крае. Однако контактных данных компании, чтобы получить комментарий, нет.


Гаврилова и родственник другого бойца «Вагнера» заявили, что все контрактники из Кедрового перед отправкой в Сирию проходили подготовку в Краснодаре. На вопрос, знает ли она кого-нибудь еще в деревне, чьи родственники воевали в Сирии, Гаврилова указала на стоящий напротив двухэтажный дом. Евгений Бердышев процитировал слова своего сводного брата Александра Потапова, который объяснил свою поездку в Сирию патриотическими настроениями. «Путин ведет правильную войну. Он борется с боевиками ИГИЛ, и я понимаю, что у него не было выбора», — пересказал Бердышев слова брата.


Потапову 54 года. Он — отец двоих детей. Участвовал в двух чеченских кампаниях. Но работать было трудно особенно в силу его возраста и травмы руки. Кроме того, брат имел судимость, рассказывает Бердышев. Потапов работал на лесопилке до того, как отправился вместе с Гавриловым в октябре прошлого года в Сирию.


Кедровое расположено в 1 400 километрах к востоку от Москвы и насчитывает 2 300 человек. Жители деревни, не владеющие достоверной информацией о россиянах в Сирии, собираются вместе и составляют список тех, кто уехал в Сирию и обмениваются новостями. Брат Потапова показал лист бумаги с шестью именами других местных жителей, уехавших в Сирию.


Еще один контрактник, Игорь Косотуров, родом из соседнего города Асбест. Он тоже погиб в Сирии. Депутат думы Асбестовского городского округа Наталья Крылова подтвердила информацию о смерти в Сирии Игоря. Крылова, его давняя знакомая, заявила, что 45-летний Косотуров в 2015 году отправился воевать вместе с поддерживаемыми Россией повстанцами на восток Украины и получил там награду за выполнение «гуманитарной миссии».


Олег Сурнин, руководитель военизированной казачьей группы из Асбеста также подтвердил факт гибели в Сирии Косотурова и другого жителя Асбеста — Станислава Матвеева.


Скорбящие семьи ждут тех, кто избежал гибели, чтобы узнать от них, что случилось с другими. «Сначала все рыдали, но сколько можно плакать?— продолжает Гаврилова. —Меня мучает неопределенность». Она сказала, что не может понять, почему россияне оказались на поле боя в Сирии, если они не были кадровыми военными. «Почему их забрали? Почему эта организация существует?» — спрашивает она.


Бердышев возмущен отказом российского правительства признавать существование контрактников. «Они существуют, — сказал он. — Если правительство отправляет войска, то оно должно отвечать за свои действия. Они отправили в Сирию в войска, потом их оттуда вывели. Но на самом деле там еще остались россияне, и это скрывается».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.