Город Сочи, расположенный на юге России, — любимое место президента Владимира Путина. Он приезжает туда все чаще, и даже слишком часто, считают его критики, которые утверждают, что это признак снижения его интереса к президентской должности.


В Сочи его можно увидеть на большом плакате, посвященном выборам 18 марта, когда будет назначен новый президент.


Наш корреспондент поговорил и с жителями Сочи, которые за Владимира Путина, и с теми, кто резко против.


Наталья накрывает на стол в своей просторной кухне. Стол ломится от домашней еды: стоят тарелки с русскими «оладьями», котлетами, сырниками (чем-то вроде мягких пирожных, сделанных из свежего мягкого сыра под названием творог, жаренных на сливочном масле и подаваемых с вареньем), тушеной фасолью, свежими помидорами и другими овощами и фруктами.


На пятом этаже дома, построенного для того, чтобы там жили волонтеры, работавшие во время Олимпийских игр в Сочи, 63-летняя мать пяти детей живет всего полтора года.


«Мы жили в "общежитии", очень бедно, в одной комнате с пятью детьми, я и муж», — рассказывает она.


30 лет семья жила в общежитии, в одном из зданий с общей кухней, построенных для студентов, но в котором очень часто живут и бедные семьи, у которых нет средств, чтобы купить другое жилье. Семья 30 лет стояла в очереди, чтобы получить более сносное жилье, но лишь после Олимпийских игр они получили пятикомнатную квартиру на пятом этаже высоко в горах, в доме, где нет лифта.


Пять комнат, где Наталья живет с двумя из своих ныне уже взрослыми детей и несколькими из 14 внуков. Квартира просторная, с большой уютной прихожей и вместительными комнатами с видом на горы.


«Здесь мы уже и забыли, как жили внизу, в Сочи, с этими постоянным обрывами электричества, и отключениями воды и газа. У Красной поляны своя электростанция, и электричество есть всегда. Единственный минус, который мне приходит в голову насчет моего нового дома, — это то, что в доме нет лифта, и мне трудно подниматься по ступенькам, так что я по большей части сижу дома. Да, по мне ведь видно, как я располнела, я все больше сижу да ем», — говорит она и улыбается с легкой грустью.


Но это не совсем правда. Наталья занимается новостным сайтом вместе с одним из своих зятьев, и с самого начала у них была своя цель.


«Мы решили публиковать только хорошие новости, зачем все время беспокоиться о том, что все плохо, мы вместо этого пишем об улучшениях в области культуры и науки, о новых фабриках, школах и открывающихся детских садах. Это новости не о тенденциях, а о позитивных изменениях, которые тоже есть в стране», — говорит она.


И, возможно, именно этот настрой концентрироваться в первую очередь на позитивных изменениях влияет на ее решение в преддверии 18 марта.


«Я никогда в жизни не голосовала за Путина, и это при том, что я все-таки интересовалась политикой, хотя семья и работа были важнее. Но 18 марта я буду голосовать за него», — говорит она. Почему?


«Нам нужна стабильность, не потому, что есть риск потрясений, но потому что мы помним, каково было в 90-е годы, когда мы едва могли прокормить своих детей», — говорит она. Те, кто сейчас себя называет оппозицией, отчасти несут на себе ответственность за то, как было тогда.


Она помнит, как она увидела Путина первый раз по телевидению.


«Когда он появился по телевизору впервые, мне он очень сильно не понравился, он был таким молодым, а мы ведь привыкли к лидерам из коммунистической партии постарше», — продолжает она. В то время она вообще не голосовала на президентских выборах, но вот в 90-е годы она голосовала за Григория Явлинского, потому что у него тогда была очень хорошая программа.


Тот же самый Явлинский баллотируется на выборах и в этом году, но для Натальи он больше не вариант.


«Я видела, каков был режим в стране в последние годы, и я хочу, чтобы он оставался, среди других я не вижу ни одного возможного кандидата», — продолжает она. Оппозиция, конечно, должна быть, но никто среди оппозиции не выдерживает критики.


«Они борются против Путина, но какая у них политическая программа? Навальный, тот говорит, что я не буду платить налоги, и никто не будет, ну и как все будет тогда происходить», — задается она вопросом. Большая часть ее большой семьи тоже хочет оставить Путина в президентском кресле.


«Семья со мной согласна, во всяком случае, те, кто живет тут, в Сочи, и те, кто живет в Москве. О двух старших я точно не знаю, мы не особенно много говорим о политике между собой, мы не такие уж активные», — говорит Наталья.


Другая важная причина, по которой она предпочитает сохранить нынешнюю власть, — это то, что теперь она гордится тем, что русская, хотя корни у нее на самом деле армянские.


«До Ельцина я стеснялась говорить, что я русская, хотя я и армянка на самом деле. Когда мы принимали гостей из-за границы, например, я стеснялась. Но сейчас я больше не стыжусь, когда наши норвежские друзья сюда приезжают», — говорит она.


Она также не понимает тех, кто жалуется на недостаток свободы в сегодняшней России. С ее точки зрения, сейчас все возможно, по сравнению с тем, как было в советские времена.


«Они хотят свободы, но знаете, я никогда в жизни не видела такой свободы, как сейчас. Мы можем говорить, что хотим, писать в социальных сетях, нападать на Путина, такого никогда не было до Ельцина, даже во время Гласности», — говорит она.


Сочи — это горный район в Красной Поляне из числа любимых мест Путина. Когда он в своей большой резиденции у Черного моря, на дежурстве стоит военный корабль. Здесь принимается множество государственных визитов, а также велись переговоры о Сирии.


Но есть также и недовольство тем, что президент так много времени проводит на субтропическом курорте, ведь это знак того, что интерес президента к своей работе все уменьшается, утверждают критики. Говорят, что Путин на самом деле хочет уйти, но стоящие у власти люди вокруг него не позволяют ему. Послание, которое стараются донести до всех, состоит в том, что без Путина у штурвала корабль пойдет ко дну.


В одном их самых известных природных парков Сочи «Юность» 60-летняя Раиса собирает граблями листья. Она одета в черно-красную клетчатую фланелевую рубашку и напоминает американского лесоруба, но боже упаси, об этой стране лучше при ней не упоминать!


«Боже мой, откуда мне знать, по телевизору мы тут все время слышим, как эта Америка пытается нас напугать, но, слава Богу, у нас хватает здоровья, мы, русские, справимся все равно, но по телевизору одна Сирия, и война, и Турция, главное, чтобы у нас не было войны, мы, русские душевные люди, мы войны не хотим», — говорит она.


«Само собой, я пойду голосовать 18 марта, и ясное дело, за Путина, ни за кого, кроме него, потому что благодаря ему у нас нет войны», — говорит она.


Будучи пенсионеркой, она по-прежнему работает точно так же, как работала всю свою жизнь в совхозе, которому принадлежала земля, где находится парк. Но большая часть земли совхозу пришлось отдать под разное строительство, новая стройка начата прямо рядом с самим парком. Парк был основан еще в царские времена, и там есть редкие деревья и другие растения.


Раиса твердо говорит, что будет голосовать за Путина, но в то же время жалуется на предвыборные обещания, которые власть имущие дают именно перед выборами, а потом просто забывают.


«Я смотрю телевизор, и вижу, как Путин вместе с Медведевым обещают поднять минимальную зарплату, и что нам, русским, остается делать, кроме как надеяться и верить, мы ведь такие», — говорит она.


В то же время она недовольна тем, что принесли с собой Олимпийские игры, не всем досталась новая работа, а то, что было построено, оказалось слишком дорогим.


«Я живу возле олимпийской деревни, там ужасно грязно, и, конечно, они там понастроили тротуаров, но хотя они и сказали, что все, что построено, построено и для нас тоже, ведь это так дорого! Никто из нашей семьи не может себе позволить кататься на коньках, хотя рядом с нами и появился каток».


В нескольких десятках километров от парка Раисы, к западу от Сочи, расположена горная деревня Лоо. У грязного поля между несколькими недостроенными домами стоит табличка, на которой кто-то написал красной краской «Стадион», а еще номер телефона. Появляются три мужчины и женщина. Они старые друзья, еще со школы: 63-летние Саша, Армен, Володя и Таня. Их боевитость резко контрастирует с залитой солнцем, полусонной проселочной дорогой.


«Таня живет здесь, Саша вот там, на другой стороне от дороги, а я живут вон там на горе», — говорит Армен и собирается пойти домой и принести мандарины, которые ему прислали из Абхазии. Но потом они достают все протокол и письма, которые они написали в ходе борьбы за восстановление деревенского футбольного стадиона. Они писали и «президенту» ФИФА Джанни Инфантино (Gianni Infantino), и президенту Владимиру Путину.


«Посмотрите вот на нашу резолюцию после последней встречи 17 декабря», — Саша показывает протокол и подписи жителей Лоо, а также еще нескольких сел в районе Лазаревское. Речь идет о перекопанном футбольном поле, но не меньше внимания уделяется также спекуляциям в сфере недвижимости и туризма, ничтожном коммунальном планировании и пренебрежении к сельчанам и окружающей среде.


«Мы любим нашу страну, нашу многокультурную Россию, но власть имущие сейчас как никогда идут против народа», — говорит Саша. Армен вставляет, что все превратилось в настоящую диктатуру, никому из стоящих у власти больше дела нет до простого народа. Футбольное поле — это симптом этого, равно как и то, что они строят дороги без тротуаров и новые дома без гарантии того, что там будет вода или газ.


Ведь здесь, совсем недалеко от Сочи, люди живут в домах, куда не проведена ни вода, ни газ, и обещания о том, что инфраструктура будет построена с началом Олимпийских игр, так и не были исполнены. Вместо этого владельцу каждого дома предложили самому заплатить за проведение газа, но это стоит так дорого, что ни у кого нет таких денег.


«У нас есть эти документы, мы все входим в комитет, который представляет 2000 жителей, и мы добровольно работаем ради нашего дела», — говорит Армен, — «Этой страной управляют идиоты у власти, так что я думаю, что среди нас Путин не получит никаких голосов».


Они все очень хорошо осведомлены об огороженном президентском дворце, который особняком стоит неподалеку от них и где нет нужды ни в чем из того, за что сельчане так борются. Все-таки они написали ему письмо с просьбой о помощи, но никакого ответа не получили.


«Они забрали все, мы бедные, они богатые, раньше ты считался богатым, если у тебя была корова или лошадь, а сейчас счет идет совсем другой, и пропасти огромные», — говорит Татьяна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.