На Красной площади сильный ветер. Яркие луковичные купола Храма Василия Блаженного исчезают за сгущающимся снегопадом.
Я поправляю воротник и смотрю в камеру. В этот раз снег не попадает в глаза, потому что я надела меховую шапку. Я говорю прямо на камеру.

Меховая шапка оказалась на моей голове по двум причинам. Во-первых, в Москве зима, и в городе с континентальным климатом это подразумевает сильные морозы и пронизывающий холодный ветер.


Во-вторых, так я хотела бы выразить почтение корреспондентам, которые стояли на этом месте до меня. В те времена вместо России был СССР, а финскими корреспондентами были журналисты с фамилиями Хосиа, Никкиля, Лянсипуро.

Эффектную верхнюю одежду из меха можно отнести к славянской эстетике, и она обязательно должна быть у граждан России.
Здесь не громят пушные фермы, и защитников животных не так уж много. Для того, чтобы позволить себе шубу, необходимо достичь определенного уровня жизни.

В России шубы носят все, вне зависимости от возраста и пола.


Похоже, сейчас в моде недлинные шубы из норки. Полосы меха сшиваются в горизонтальном направлении, и поэтому шуба немного напоминает стеганую куртку. На шубах молодых женщин часто есть капюшон и глубокие карманы.

Пока я шла из спортивного зала, ради шутки решила посчитать, сколько москвичей в шубах идет мне навстречу. Спустя 200 метров и 15 шуб я прекратила считать. А ведь на улице в это время было мало людей!

Чаще всего русские носят норку, но также встречается лиса и тюлень. Мех тюленя отличается коротким и блестящим ворсом с цветовыми переходами. Норку и лису обычно разводят на звероферме.

В Финляндии шубы не пользуются такой популярностью. У моей подруги, живущей в Хельсинки, есть красивая шуба из норки, которая досталась ей по наследству. Она надевает эту шубу, только когда выходит зимой покурить во двор.

В России иностранцы тоже приобретают местные черты — сказывается окружающая культура и погодные условия.


Мой шведский друг говорит, что иногда надевает лису, когда идет в оперу. Лиса отлично смотрится на широких плечах шведского мужчины в блеске хрустальных люстр. Моему другу часто говорят комплименты и он считает, что лиса позволяет ему чувствовать себя роскошно.

Моя финская подружка специально купила после переезда в Москву длинную норковую шубу. По ее мнению, это правильная верхняя одежда для обжигающих морозов февраля и ледяных ветров на берегах Москвы-реки.

В Финляндии ей эта шуба особо не нужна.

История моей шапки вовсе не уходит в советский период. Я купила ее в северо-западной части России у местного охотника.


Он произвел на меня большое впечатление. В рассказах охотника, осанистого 50-летнего мужчины, чувствовалось уважение к природе. В России есть обширные незаселенные территории, на которых обитают десятки тысяч волков и четверть миллиона медведей, не говоря о других млекопитающих.

Я особенно хорошо запомнила рассказ охотника о том, как он с товарищами завалил кабана. Туша весом в несколько сотен килограммов лежала посреди леса, и мужчинам пришлось вернуться с квадроциклом, чтобы ее увезти. По возвращении они нашли жалкие остатки от кабана. Стая волков внимательно следила за действиями охотников и с радостью принялась за «блюдо», когда охотники ушли.

Этот рассказ охотника по-прежнему вызывает у меня смех. Похоже, он оценил мудрость волков.

Я назвала свою меховую шапку Сергеем в честь продавца. Шапка сделана из счастливой лисы, жившей в дикой природе.