Курдские пиццерии в Швеции, гей-парады и разговоры об убийстве шведов. Вот некоторые из тем, которые затрагивались на допросе Рахмата Акилова во время судебного процесса, посвященного расследованию теракта в Стокгольме. «Свенска Дагбладет» (Svenska Dagbladet) перечисляет и комментирует важные вопросы и ответы во время беседы в суде.


Акилов — о цели своего теракта: «Те, кто был на улице»


Ханс Ирман (Hans Ihrman, прокурор — прим. перев.): Чего вы хотели добиться?


Рахмат Акилов: Я хотел, чтобы Швеция перестала участвовать в борьбе против Халифата. Я хотел, чтобы Швеция перестала отправлять своих солдат в зону боевых действий, где противодействуют «Исламскому государству» (запрещено в России), и чтобы она перестала посылать туда гигантские суммы денег, чтобы победить наш Халифат.

 

— Если это было вашей целью, как вы собирались ее достичь?


— В начале апреля наш эмир призвал совершать теракты в Европе, США и России. Я слышал этот призыв.


(…)


— И какова была ваша цель, когда вы въехали на грузовике на Дроттнинггатан?

 

— Убить шведских граждан.


— Кого именно вы хотели убить?


— Тех, кто был на улице.


— Сколько человек вы хотели убить?


— Насчет этого у меня не было конкретных планов.


(…)


— Ранее вы сообщали, что у вас были планы совершить все это в пятницу. Или я что-то не так понял?


— Не имело особого значения, в какой день, но я подумывал о том, чтобы сделать это в пятницу или в выходной.


— Почему?


— В выходные на этих улицах гуляет много народа из альянса НАТО. Это вовлекло бы и другие страны, которым следует подумать над своим поведением. По вечерам там нет детей, рабочих или мирных людей. На самом деле я планировал все это против туристов.


— Так там должно было быть больше туристов?


— Да.


— Почему вы выбрали именно большой грузовик?


— На большом грузовике я мог нанести больше повреждений.

Полицейский автомобиль в цветах на месте терракта в Стокгольме

Журналист SvD Пэр Кудо комментирует: прокурор Ханс Ирман сразу начал свой допрос с вопроса о цели действий Рахмата Акилова, которые тот признал. Осужденный ответил в том же тоне, как и на многих полицейских допросах до этого: без раскаяния и со ссылкой на призывы террористической группировки «Исламское государство».


Его ответы часто короткие и недостаточно ясные. Голос Рахмата Акилова спокойный, монотонный, он немногословен.


На допросе он ранее сказал, что надеялся убить «40-50 человек». По словам прокурора, у него с собой в грузовике было взрывное устройство из баллона с бутаном, которое могло убить множество людей, если бы сработало так, как Рахмат Акилов задумывал.


Акилов — о Швеции-враге


Журналист SvD Пэр Кудо: затем Рахмату Акилову задали несколько вопросов о том, каких людей он считает своими врагами и врагами ИГИЛ. Прокурор Ханс Ирман задавал очень подробные вопросы, чтобы доказать свой тезис: инцидент был именно терактом, явно направленным на то, чтобы изменить шведское общество и шведские политические решения.


Рахмат Акилов, помимо прочего, сказал, что он хотел «внести свой небольшой вклад в борьбу, чтобы поддержать ИГИЛ».


В зале суда 40-летний обвиняемый нарисовал картину мира, в котором ИГИЛ — это силы добра, и поэтому с коалициями в Ираке и Сирии нужно бороться.


Швеция отправила в Ирак 70 военных консультантов, которые поддерживают связь с иракским правительством и силами курдов, участвующими в боях против ИГИЛ.


— Кого вы считаете врагами?


— Тех, кто послал более 35 миллиардов крон, чтобы победить «Исламское государство», и тех, кто послал более 350 солдат, чтобы те воевали против «Исламского государства».


— Почему они — враги?


— Потому что их солдаты бомбят нашу территорию.


— Каковы цели в Европе?


(…)


— Никаких конкретных целей нет, но нужно устраивать крупные инциденты, чтобы граждане в этих странах задумались над действиями своих парламентов, над действиями своих военных министров, над действиями тех, кто воюет против Халифата.


— Каким образом можно повлиять на них, нападая на гражданские цели?


— Теракты будут продолжаться, пока они воюют против Халифата.


— Вы знаете какой-нибудь теракт в Европе, который повлиял бы на правительство какой-нибудь страны?


— Да.


— Вы можете рассказать об этом?


— Например, после терактов в Испании испанское правительство отозвало свои войска с территорий Халифата. После того, как в плен попали множество японских журналистов, Япония отозвала свои войска с территорий Халифата. А из-за моего теракта, надеюсь, Швеция перестанет спонсировать войну, в которой умирают миллионы невинных мусульман, и ее солдаты перестанут обучать коррумпированных чиновников в Сирии, Ираке, Афганистане, Сомали, Мали и Судане.


— Что вы знаете об участии Швеции в борьбе против ИГИЛ?


— Более 70 шведских солдат присутствуют в Афганистане, где они учат афганское государство вести войну против «Исламского государства». И там уже погибли более 50 тысяч мирных мусульман. Потом есть шведские солдаты в Ираке, которые ведут обучение саперов и рассказывают, как вести войну против «Исламского государства».


Акилов — о деньгах из пиццерий, идущих на борьбу против «Халифата»


— Вы в ходе предварительного расследования говорили, что в Швеции есть пиццерии, чьи владельцы финансируют борьбу с ИГИЛ. Это правда?


— Да.


— Вы можете более подробно рассказать о том, как происходит это финансирование?


— Разные группы собирают деньги, которые они потом посылают своим национальным войскам, которые хотят победить Халифат.


— Что за группы вы имеете в виду?


— Например, Пешмерга, РКК.


— Вы имеете в виду курдов, которые живут в Швеции?


— Да, курдов-атеистов.


Журналист SvD Пэр Кудо: Ханс Ирман задал Рахмату Акилову несколько вопросов об его представлению о том, кто именно участвует в борьбе против ИГИЛ. На допросе 40-летний мужчина сказал, что знает: курды в Швеции собирают деньги, которые затем отправляют тем в Ираке и Сирии, кто воюет против террористической группировки.


ИГИЛ видит в курдах главного врага, и эти две группы с 2013 года ведут войну на севере Сирии. Курды получили поддержку от коалиции, возглавляемой США.


И во время полицейского допроса, и на суде очевидно, что знания Рахмата Акилова о борьбе против ИГИЛ скудные. На допросе в полиции он говорит о том, почему Швеция стала целью террористической группировки, и упоминает, что слышал по радио, что ИКЕА «послала восемь миллиардов долларов» группам, которые воюют против ИГИЛ.


Акилов — о контакте с ИГИЛ: «Не встречался с ними»


— Встречались ли вы с Абу Фотимой (Abu Fotima)?


— Нет.


— Контактировали ли вы с Абу Фотимой изначально?


— На сайте Исламского Халифата.


(…)


— Что вас убедило в том, что вы контактировали именно с Халифатом и его представителями?


— Ведь они были родом из Таджикистана, а я сам — этнический таджик. И когда я вступил с ними в контакт, они дали мне понять, что если они не остановят агрессию НАТО, то в ближайшем будущем начнутся бомбардировки Узбекистана, Киргизстана, Таджикистана и Афганистана.

Эскиз рисунка Рахмата Акилова в зале суда во время судебного процесса в стокгольмском суде

— Что именно заставило вас поверить, что они находятся в Афганистане?


— Потому что они рассказали мне о жизни Халифата в Афганистане, как местное население оказывает им поддержку, как они пытаются создать исламское государство, которое растет с каждым днем, несмотря на бомбежки.


Журналист SvD Пэр Кудо: Ханс Ирман задал также еще несколько вопросов о разговорах Акилова с предполагаемыми членами ИГИЛ во время и после теракта в Стокгольме. Никого из этих лиц в ходе следствия не допрашивали, и прокуроры не запрашивали правовой помощи за границей, чтобы определить их местоположение. Однако SvD удалось установить вероятные личности многих из них. Акилов сказал в суде, что он не встречался с этими лицами, а общался с ними через интернет.


Хотя SvD и другие изучали эти контакты, Ханс Ирман не задавал подробных вопросов о личности этих людей. Так как эти лица не были осуждены, они интересны для прокуроров только как одно из звеньев в цепочке доказательств того, что инцидент действительно был терактом.


Акилов — о гей-параде и ошибке 1 мая

 

— Вы набирали в поисковике «gay club». Можете объяснить, зачем вам понадобилось это искать?


— Хотел найти клуб, где происходит блуд, Содом и Гоморра. Чтобы въехать туда на грузовике или ранить их как-нибудь еще.


— Вот еще один поисковый запрос. Вы хотели перевести «gay club in Stockholm». Зачем вам понадобилось это переводить?


— Это было давно. Я уже не помню.


(…)


— Вот разговор, который у вас состоялся 1 марта 2017 года с неким Mansur1438. Вы тогда написали: «Наставник, я в Швеции, у меня нет документов, гей-парад состоится здесь 1 мая, если бы кто-то мог давать мне указания, я мог бы принести себя в жертву, чтобы покарать их, если этого захочет Бог». Тут тоже речь о враге?


— Мне трудно ответить на это, но очевидно да, они тоже враги.


— Почему они враги?


— Потому что в Библии сказано, что они происходят из Содома и Гоморры, а один из библейских законов гласит, что нельзя заниматься блудом, блудом с мужчинами.


— Так, значит, по вашему мнению, даже если люди с другой сексуальной ориентацией не воюют против ИГИЛ, они — все равно враги?


— Как это они не воюют, когда шведские геи ездят со своими флагами по Ираку на танках и ищут солдат «Исламского государства», чтобы их убить?

© AP Photo, Vilhelm Stokstad/TT via AP
Ежегодный гей-парад в Стокгольме

— Я хочу только спросить… Правильно ли я понял, что говоря вот это о гей-параде, вы хотели атаковать именно их, потому что они — враги «Исламского государства»?


— Это было раньше. Потом я понял, что 1 мая было ошибкой, но в принципе ответ на ваш вопрос — «да».


Журналист SvD Пэр Кудо: Общеизвестно, что ИГИЛ ненавидит гомосексуалов. В Сирии террористическая группировка создавала так называемые суды, и гомосексуальность рассматривалась ими как преступление, которое должно наказываться смертью. Были случаи, когда ИГИЛ казнило мужчин, обвиненных в гомосексуализме. Например, есть видео, на котором мужчину с повязкой на глазах сбрасывают с крыши дома в сирийском Манбидже. 12 июня 2016 года были убиты 49 человек в гей-клубе Pulse в Орландо в США. Преступник, Омар Матин (Omar Mateen), утверждал, что совершил теракт во имя ИГИЛ.


На допросе Акилов говорил, что целью теракта в Стокгольме было в первую очередь убийство неверных. В суде он сказал также, что хотел убить как можно больше туристов. Другими словами, похоже, гомосексуалы не были главной целью террористического акта в Стокгольме.

 

Акилов — об исламе: «Я сделал все, что мог»


Адвокат Мари Шауб (Mari Schaub): Вашей целью было попасть в царствие небесное. И вы решили добиться этого, устроив этот теракт. Вы не думали, что может быть другой способ быть принятым в царствие небесное?


— Да, я думал об этом. Но джихад — это один из пяти столпов нашей религии.


— Я этого не знала. Я думала, что пять столпов — это милостыня, паломничество в Мекку, молитва, пост и свидетельство веры.


— Один из самых важных и лучших — это джихад.


— Откуда вы это взяли? Что джихад — один из столпов?


— Более 78 глав в Коране посвящены джихаду. И существует множество хадисов (предания о словах и действиях пророка Мухаммада — прим. перев.), в которых говорится, что мусульманин должен совершать джихад в том, что касается тела, чувств, питания и самого себя.


— Что значит слово «джихад»?


— Это очень широкое понятие.


— Меня учили, что оно значит «бороться» или «стараться как можно больше».


— Да.


— Вы старались как можно больше молиться и свидетельствовать веру?


— Я делал все, что мог.


— Как я понимаю, вам, значит, важно жить согласно принципам ислама?


— Да, но я не мог не реагировать на то зло, которое сейчас совершается против мусульман.


— И поэтому вы решили напасть на мирных жителей. По-вашему, учителя, которые, в том числе ссылаясь на слова пророка, говорят, что нельзя нападать на мирных жителей, ошибаются?


— Таких не существует. Во время войны можно атаковать всех, кто воюет против мусульман.


— Может быть так, что у вас сложилось неправильное мнение?


— Это возможно, но ошибки допускают все.

Паломники, прибывающие на хадж в Мекку, совершают намаз в Медине

— Когда вы общались по телефону и через интернет, вы как-то проверяли, правда ли то, что они вам говорят? Вы читали ваш Коран?


— Да.


— Может быть так, что вы что-то упустили?


— Нет.


— Может быть так, что вы ошибаетесь?


— Нет.


Журналист SvD Пэр Кудо: едва ли необходимо уточнять, что большинство мусульман мира и мусульманских лидеров резко осуждают мировоззрение ИГИЛ. Рахмат Акилов в своих переписках и на допросах продемонстрировал, что его знания об исламе скудны. Он обращается к своим знакомым из ИГИЛ и принимает на веру их объяснения, как нужно толковать те или иные места в Коране.


Профессор теологии Мохаммад Фазлхашеми (Mohammad Fazlhashemi) в статье «Свенска Дагбладет» написал о том, чем ИГИЛ привлекает в свои ряды:


«Одно из объяснений, почему идеология ИГИЛ стала такой мощной движущей силой для некоторых людей, состоит в том, что его члены готовы пойти против всех этических норм. Людей привлекают фаталистическим толкованием ислама, которое предполагает, что все в жизни предопределено. Утверждается, что все, что они делают, происходит в согласии с волей Божьей. Такое представление снимает с них личную ответственность, и они превращаются в безвольных исполнителей божественной воли».


Акилов — о раскаянии: «Мне сложно»


Избранные моменты из обмена репликами представителей потерпевших и подсудимого.


Адвокат Йоран Яльмарссон (Göran Hjalmarsson): Есть в вас хоть доля раскаяния в том, что вы сделали?


— Мне трудно ответить на этот вопрос.


— Почему?


— Мне обязательно отвечать на этот вопрос?


Больше Акилов на вопрос Яльмарссона ничего не ответил.


(…)


Адвокат Йессика Сандберг (Jessica Sandberg): Почему вы не сказали, что не испытаете раскаяния в содеянном?


— Я не хочу задевать чувства раненых своими словами о том, раскаиваюсь я или нет в том, что сделал.


(…)


Адвокат Густаф Линдерхольм (Gustaf Linderholm): Насколько мне известно, ИГИЛ не взяло на себя ответственность за то, что вы сделали. Что вы в связи с этим чувствуете?


— Разве они не признали?


— Насколько я знаю, нет.


— Тогда на все воля Аллаха.


Журналист SvD Пэр Кудо: Трудно понять, почему ИГИЛ не взяло на себя ответственность за теракт на Дроттнинггатан. Террористическая группировка только раз заявила, что стоит за терактом в Швеции, — после пожара в шиитской молельне в Мальмё в октябре 2016 года.


В других случаях ИГИЛ брало на себя ответственность за инциденты, даже если власти опровергали эти утверждения. Так случилось, например, после стрельбы в Лас-Вегасе в 2017 году. Эксперты заявляют, что активность каналов пропаганды ИГИЛ снижается в последнее время, по мере того как группировка теряет свои территории в Ираке и Сирии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.