Кундуз, Афганистан — Когда несколько десятилетий назад советские войска ушли из Афганистана, они оставили после себя ржавые танки, обломки вертолетов и одного украинца, который теперь называет себя Нек Мохаммед (Nek Mohammad).


15 февраля 1989 года последний командующий генерал советских войск в Афганистане Борис Громов прошелся позади последней колонны танков, которая перебиралась через мост, чтобы покинуть страну, и заявил о том, что Россия закончила там все свои дела. «Все, — сказал генерал Громов репортерам. — За моей спиной не осталось ни одного советского солдата».


Но, по данным Российского культурного центра в Кабуле, там осталось 226 солдат — мужчин, которые находились в плену или дезертировали. Одним из них оказался г-н Мохаммед, который прожил в этой стране достаточно долго, чтобы увидеть, как Россия снова постепенно вмешивается в афганские интриги.


После ухода советских войск из Афганистана, россияне говорили о так называемом афганском синдроме, очень похожем на вьетнамский синдром в США: они не хотели иметь ничего общего с этой страной.


«Россия переживала тяжелые времена», — сказал г-н Мохаммед, который жил последние 35 лет на севере Афганистана.


Когда советские войска ушли, у г-на Мохаммеда, которого в далеком прошлом звали Геннадием Цевма, не было иного выбора, кроме как остаться жить в Афганистане. В 1983 году, когда ему было 18 лет, он попал в плен к моджахедам после того, как он покинул территорию своей военной базы.


Со временем он принял ислам, женился и обзавелся семьей, став живым напоминанием о наивысшей точке предыдущего периода экспансионистской внешней политики России.


Однако после того как он принял решение остаться, он пожалел об этом. Все это он рассказал в своем интервью на русском языке за чашкой чая у себя дома в Кундузе, расположенном на севере Афганистана.


Северная часть Афганистана представляет собой гористую местность, граничащую с государствами Средней Азии, где закон не действует и где скрываются командиры вооруженных формирований, торговцы наркотиками и боевики.


Г-н Мохаммед часто мечтал о полях подсолнечника на востоке Украины, где он провел свое детство и юность. Тоскуя по родине, он научил свою жену готовить борщ, который она иногда называет «красным супом». Он много лет пытался положить конец своей долгой одиссее, вернувшись домой.


«Мне было грустно, — сказал он. — Я волновался. Я думал, что я никогда не вернусь домой».


Однако он снова оказался в месте, где постепенно растет влияние России. По словам афганских чиновников, его новый дом, Кундуз — пыльный региональный центр у подножья Гиндукуша — оказался в центре попыток России снова расширить свое влияние в Афганистане, в том числе наладить контакты с кем-то из Талибана (запрещенная в России организация — прим. ред.).


«Такая позиция никак не связана с желанием причинить вред Америке», — отметил российский эксперт по Афганистану Юрий Крупнов, комментируя возобновившийся интерес России к этой стране. Г-н Крупнов считает это логичной реакцией на тревогу по поводу того, что даже приток американских военных при президенте Трампе не поможет в ближайшем будущем обеспечить мир в этой стране.


«Все понимают, что, если просто поддерживать американскую политику здесь, это не приведет к стабильности, — объяснил он. — И это не должно никого удивлять».


Одним из признаков возвращения России в Афганистан стало то, что она начала распространять дезинформацию в этой стране, пользуясь тактикой, примененной в ходе войны на Украине и в предвыборный период в США. «Итальянские силы бегут после столкновения с Талибаном», — говорится в заголовке одной из статей, недавно опубликованной афганской службой Спутник — российского государственного новостного портала.


По словам афганских и американских чиновников, Москва тайно переправляет оружие боевикам Талибана, действующим в окрестностях Кундуза. В своем интервью «Би-би-си» (BBC), опубликованном в пятницу, 23 марта, генерал Джон Николсон (John W. Nicholson), командующий силами США и НАТО, сказал: «Мы знаем, что русские вовлечены».


Российское оружие прибывает на север Афганистана, о чем в своем интервью рассказал генерал Николсон, комментируя ту поддержку, которую Россия оказывает Талибану. Он предположил, что российская помощь свидетельствует о возвращении опосредованной войны между сверхдержавами на территории Афганистана, и добавил, что свидетельства российской поддержки теперь не оставляют никаких сомнений. «Афганские лидеры приносили в эту штаб-квартиру оружие и отдавали его нам со словами: „Это оружие русские передали Талибану"».


Помощь России также включала в себя организацию медицинского ухода для бывшего «теневого губернатора» Кундуза Муллы Абдула Салама (Mullah Abdul Salam), который в прошлом году погиб в результате удара, нанесенного американским беспилотником. Об этом сообщил Насруддин Саади (Nassruddin Saadi), глава района Дашт-а-Арчи в провинции Кундуз. Именно при Мулле Саламе талибы дважды ненадолго захватывали Кундуз в 2015 и 2016 годах в ходе атак, которые повергали в ужас афганское правительство и его американских союзников.


Россия продолжает отрицать информацию о том, что она предоставляет оружие Талибану, и утверждает, что ее контакты с этой группировкой направлены на то, чтобы убедить ее усилить сопротивление «Исламскому государству» (запрещенная в России организация — прим. ред.) и начать мирные переговоры с правительством.


Сегодня г-н Мохаммед живет примерно в трех километрах от поселений, контролируемых Талибаном, если верить описанию местных линий фронта, предоставленному мэром Кундуза Наджибуллой Омеркхелем (Najibullah Omerkhel).


В городе о том, что Россия поддерживает контакт с Талибаном, знают все. «Люди говорят, что русские поддерживают Талибан, — сказал г-н Мохаммед. — Я никогда не думал, что они вернутся».


Г-н Мохаммед рассказал свою историю, которая очень напоминает историю американского солдата Боуи Бергдала (Bowe Bergdahl), который покинул свою базу и попал в руки талибов. Г-н Мохаммед тоже покинул свой лагерь. Он рассказал, что он очень разозлился после того, как пьяный офицер избил его.


Администрация Обамы обменяла сержанта Бергдала на пятерых талибов, которых освободили из тюрьмы Гуантанамо, и он вернулся домой. А г-на Мохаммеда, которому сейчас 53 года, никто не захотел возвращать на родину.


Один из захвативших г-на Мохаммеда моджахедов, с которым удалось связаться по телефону, сказал, что бывший советский солдат по своей воле присоединился к борьбе против своих прежних товарищей. «Когда он принял ислам, он нам понравился, и мы вернули ему автомат, — сказал этот боевик, назвавшийся Аминуллой. — Он участвовал в священном джихаде против России».


Между тем г-н Мохаммед рассказал, что он всего лишь водил грузовик с боеприпасами. В любом случае у него не было практически ни единого шанса вернуться на родину.


«Я написал письмо своей матери, — вспоминал г-н Мохаммед свои первые годы плена. — Я написал о себе. Я писал о том, что со мной случилось. И она ответила мне. Она написала, что она долго плакала».


Командир моджахедов устроил ему свадьбу с 14-летней девушкой по имени Биби Хава. У пары родилось шестеро детей, но двое из них умерли в раннем детстве. Они живут вместе до сих пор.


Спустя восемь месяцев после вывода советских войск Советский Союз объявил об амнистии для дезертиров. По словам г-на Мохаммеда, у него просто не было денег для того, чтобы перевезти свою растущую семью на Украину — кроме того, он не верил в амнистию.


Директор Российского культурного центра в Кабуле Вячеслав Некрасов рассказал, что работники российского консульства встречались с г-ном Мохаммедом. Он получил две тысячи долларов материальной помощи, но не стал возвращаться на родину, несмотря на заверения в том, что его не будут преследовать.


В 2012 году г-н Мохаммед съездил в свой родной город Амвросиевка на востоке Украины. По его словам, он прошелся по полям подсолнечника и почувствовал сожаление о том, что «все так произошло». «Я скучал по дому», — добавил он.


Он все еще надеялся перевезти свою семью на Украину, хотя его жена сопротивлялась этому, потому что не хотела жить в чужой стране. Последним ударом, разрушившим его мечту, стал захват его родного города поддерживаемыми Россией сепаратистами в 2014 году.


После этого возвращение на родину приведет к тому, что он фактически окажется в руках русских. Кроме того, его последние родственники на Украине — брат и племянник — погибли в войне на востоке этой страны. «Теперь меня больше никто не ждет», — сказал он.


Талибы до сих пор окружают Кундуз. Единственный способ добраться туда — на самолете, которому приходится резко сбрасывать высоту, чтобы приземлиться на хорошо охраняемом аэродроме. В городе мужчины в тюрбанах с опаской разглядывают чужаков. А с крыш домов видны поселки, которые находятся в руках талибов.


На вопрос о продолжающихся боях вокруг города, который стал его вторым домом, г-н Мохаммед сказал: «Для Афганистана это нормально».