«Ты шутишь?!» — так 25-летний Ираклий отреагировал на мое признание, что я никогда в жизни не пробовала марихуану. Он внимательно оглядел меня с ног до головы и заявил, что не может понять, как такое возможно. Затем он открыл последнюю публикацию у себя в инстаграме: мужской туалет и самодельный бонг. «Вот! Буквально за 15 минут до нашей встречи! Если бы мы познакомились на полчаса раньше, я бы обязательно дал тебе закурить», — с сожалением сказал он.


Беседу на эту тему я завела с Ираклием в бывшей советской швейной фабрике — излюбленном местными хипстерами и туристами месте. Судя по всему, охрана модного пространства, которое объединило несколько баров, кафе, коворкингов и хостел, закрывает глаза на то, что происходит в туалетах. И молодежь отвечает ей взаимной симпатией, каждый вечер до отказа заполняя двор «Фабрики».


На пути к декриминализации


5 марта грузинский парламент в очередной раз отложил рассмотрение пакета поправок, направленных на совершенствование «законодательства в вопросах наркополитики». По ожиданиям, депутаты должны разработать более либеральный подход в этой сфере. Необходимость изменений была продиктована решением Конституционного суда, согласно которому с 30 ноября 2017 года употребление марихуаны не предусматривает уголовную ответственность.


Этот шаг верховная судебная инстанция Грузии приняла в результате упорной борьбы политической силы «Гирчи» и активистского движения «Белый шум». Объединившись, они смогли консолидировать общественное мнение вокруг идеи о том, что действующая в стране наркополитика носит репрессивный характер. То, что проблема касается тысяч молодых людей, доказали и регулярные акции протеста с требованием пересмотреть нормы законодательства. Последняя масштабная манифестация прошла в декабре 2017 года. Помимо Тбилиси люди собрались и в других крупных городах Грузии — в Батуми, Кутаиси и Зугдиди.


О том, что проблема наркотиков в Грузии стоит остро, свидетельствуют и официальные данные Управления ООН по наркотикам и преступности. Так, в 2017 году Грузия заняла третью строку среди 101 страны, где два процента населения от 16 до 64 лет употребляют тяжелые наркотики. Официальной же статистики по употреблению легких наркотиков не существует.


Негласная декриминализация — одна из причин, благодаря которой фабрика заслужила любовь посетителей. Лидер политического движения «Гирчи» Зураб Джапаридзе уверен, что подобная бизнес-модель станет залогом будущего экономического успеха бывшей советской республики.


Зураб Джапаридзе.Партия «Новый политический центр — Гирчи» была создана в 2015 году группой политиков, покинувших ряды бывшей правящей партии «Единое национальное движение» экс-президента Михаила Саакашвили. Ее сторонники придерживаются ультралиберальных взглядов. Помимо легализации наркотиков, «Гирчи» выступает за отмену обязательной воинской повинности, отказ от государственных пособий и субсидий, минимальное вмешательство государства в экономику.


По подсчетам экономиста Джапаридзе, если правительству хватит смелости на легализацию легких наркотиков, это решение позволит удвоить экономику Грузии. Подобного в стране не случалось с 2007 года. Он рассчитывает, что право безнаказанного потребления привлечет в Грузию большой поток туристов, создаст 70 тыс. новых рабочих мест, простимулирует создание новой инфраструктуры, в том числе отелей и хостелов.


В своей борьбе за гуманную наркополитику Джапаридзе и его «Гирчи» не одни. Движение «Белый шум» уже четыре года ведет активную кампанию в поддержку декриминализации наркотиков, но после решения Конституционного суда ее сторонники хотят большего, а именно полной легализации. Само движение — это так называемая продвинутая часть грузинского общества: музыканты, писатели, художники, студенты с активной гражданской позицией.


Наркотики как мотив для преследования


Все началось с того, что в 2016 году 33 неправительственные организации объединились в Национальную платформу по наркополитике. Ведущую роль в ее создании сыграл «Белый шум». В апреле 2017 представители движения обратились с законодательной инициативой к парламенту. Документ задумываля как план по реформированию грузинской наркополитики.


Среди основных положений инициативы помимо декриминализации потребления любого типа наркотиков есть также и регулирование процесса проверки гражданина на состояние наркотического опьянения.


Правозащитники считают, что этот механизм — орудие давления в руках полиции, которая часто злоупотребляет этим правом и использует проверку для запугивания граждан. С этим согласны все участники процесса реформирования, в том числе и руководство МВД Грузии. Сторонники платформы также требует, чтобы закон четко разграничивал потребителя и распространителя.


На плакатах: «Не будет декриминализации — не будет мира». Фото: Миндия Габадзе. Все права защищены.Однако лидер «Белого шума» Давид Субелиани опасается, что вместо предложенного ими пакета реформ будет утвержден полуфабрикат: «„Грузинская Мечта" ведет нечестную игру. С нами никто не разговаривает, о процессе работы над законопроектом мы все узнаем из собственных источников на уровне слухов. Известно, что сейчас ведутся активные переговоры между премьер-министром и спикером парламента, и уже после все решится. По моим предположениям, Грузия не сможет сделать тот смелый шаг, на который мы надеялись. Этот закон не задаст тон региону по уровню либеральности. Только робкие попытки. Власти просто не хотят лишаться основного рычага давления на население,» — говорит Субелиани.


У «Белого шума» претензии по трем направлениям. Сейчас стороны ведут спор о допустимых дозах. Движение настаивает на дневной дозе, власти же намерены допустить лишь разовую. Второй вопрос — мера пресечения. Активисты добиваются отмены пожизненного заключения за распространение. Сейчас, по данным «Белого шума», в грузинских тюрьмах четыре человека отбывают пожизненный срок за употребление наркотиков. Согласно действующему законодательству, в зависимости от дозы хранение наркотических средств предполагает от восьми лет до пожизненного срока за решеткой. «К слову, если из Европы вы прихватили с собой пару таблеток, за малую дозу вам грозит шесть лет, мы же настаивали на 2,5» — объясняет Субелиани.


Но самой важной проблемой активист считает принудительное лечение. Этот вопрос, по информации Субелиани, обсуждается на вполне серьезном уровне.


«А что, если я считаю, что я не болен?» — говорит он.


В поисках золотой середины


Вопрос о наркополитике разделил грузинскую общественность. Одни требуют полной легализации, другие же, напротив, выступают за бескомпромиссный запрет и принудительное лечение наркозависимых. Между ними — глава парламентского комитета по вопросам здравоохранения Акакий Зоидзе. На нем лежит ответственность разработать закон, который бы устроил всех.


«Извините, но легализация невозможна», — в беседе с oDR он предельно откровенен. «К полной легализации Грузия сейчас не готова. Нет никакой превенции, в школах детям никто не рассказывает о вреде наркотиков. Напротив, ведется активная пропаганда того, насколько, оказывается, полезна марихуана. Сюжеты подобного содержания мы видим по разным телеканалам. Я не устану повторять, что любой наркотик вредит здоровью человека. И не надо впадать в крайности!»


Тем не менее, глава парламентского комитета по здравоохранению поддерживает членов национальной платформы в том, что в первую очередь важно отделять наркодилеров от их жертв. Именно в этом, по мнению, Зоидзе, кроется решение проблемы. Депутат считает, что уже существующие механизмы по пресечению наркоторговли малоэффективны. Ведь по сути, в грузинских тюрьмах сидят потребители, а не распространители. С новым законодательством государство обещает не наказывать зависимых, а заботиться о них. Способствовать реинтеграции в общество будут по португальской модели. Планируется создать комиссии, которые окажут помощь наркозависимому. Правда, вместо юристов, как в той же Португалии, в комиссию войдут духовные лица.


Те, кому скорее всего доверят реинтеграцию «блудных детей», не скрывают своего подхода к проблеме. Грузинская православная церковь заняла жесткую позицию: ни о какой легализации здесь слышать не хотят.


Католикос-Патриарх всея Грузии Илия Второй на рождественской литургии 7 января сказал, что в условиях демографического кризиса, перед которым стоит страна, необходимо быть особенно осторожными и выбрать комплексный подход. Патриарх призвал к строительству реабилитационных центров и формированию негативного общественного мнения, особенно молодежи, к этой «тяжелейшей болезни».


В «Гирчи» же уверены, что под давлением патриархии депутаты приостановили работу над законопроектом.


По одной из версий, именно вопрос принудительного лечения стал главной причиной, по которой законопроект вновь и вновь возвращается в различные парламентские комитеты на доработку. В беседе с oDR подобную версию Зоидзе отвергает. Сам депутат открыто высказался против подобного подхода на комитетских слушаниях.


«Мы не можем открыть чуть ли не „лагеря" для наркозависимых, бросить их туда насильно и заставить лечиться. Это неприемлемо. Это другая крайность, наша цель — золотая середина», — говорит Зоидзе.


В «Гирчи» же уверены, что под давлением Патриархии депутаты приостановили работу над законопроектом. Лидер партии Джапаридзе не исключает, что некоторые лидеры правящей партии «Грузинская мечта» могут просто не устоять перед желанием духовенства внести свои корректировки в законопроект. Тем более что заявление церкви поддержали и президент, и председатель парламента.


«Дело Бахалы»


Курить марихуану и потреблять так называемые клубные наркотики — хороший тон не только среди столичной молодежи. «Косяк» — чуть ли не единственная забава для тех, кто живет без работы, развлечений и какой-либо перспективы в селах и маленьких городах. Несмотря на запрет, многие культивируют канабис дома. А регионы соревнуются за звание лучшего сорта.


Многие годы полиция использовала этот факт для шантажа и давления. Так, до сих пор остается нерасследованным дело Демура Стуруа. В августе 2016 года 22-летний житель Самтредийского района написал прощальное письмо матери, после чего покончил жизнь самоубийством. В письме говорилось, что полицейский склонял его к сотрудничеству, а в противном случае грозил засадить его за решетку за выращивание марихуаны.


В прошлом году многотысячная стихийная акция протеста последовала за задержанием двух рэпперов из группы «Биржа Мафия». Их арестовали за хранение наркотиков. Правда, как выяснилось позже, причиной гнева правоохранителей стал видеоклип, в одном из эпизодов которого появляется полицейский в ошейнике, а наркотики музыкантам просто подложили.


«Бирже Мафия» сильно повезло, за них вступился сын экс-премьера и лидера правящей силы «Грузинская мечта», рэппер Бера. В результате суд принял решение отпустить их под залог.


Показательным стало дело актера Георгия Гиорганашвили, известного также как Бахала. Тбилисский городской суд, который принимал решение согласно действующему законодательству, 23 января приговорил его к минимальному сроку — к восьми годам лишения свободы.


Актер был признан виновным в приобретении и хранении наркотических средств в особо крупных размерах. Речь идет о 0,3726 граммах бупренорфина («субутекса»).


Подсудимый — один из самых популярных современных грузинских актеров — своей вины не признает. Гиорганашвили настаивает на том, что наркотики ему подкинули полицейские. С открытым письмом к власти с требованием отменить меру наказания для Бахалы обратились общественные деятели и неправительственные организации.


Наркота-ка-та


Грузия традиционно — страна крайностей. Взвешенную позицию сложно расслышать сквозь разгоряченные споры. Певец Эрекле Деисадзе, активист «Белого шума», своим творчеством заставил многих не только говорить, но и танцевать за свою правду.


Мотивы произведения выдающегося грузинского композитора Гии Канчели он представил в электронной обработке. Певец двигается в традиционной грузинской манере, в кадре национальное блюдо — хинкали, к которому он так и не притронется. Деисадзе воспевает «наркоту и психоделию». Видеоклип, опубликованный месяц назад, набрал более полумиллиона просмотров, что для грузинского сегмента интернета немало. Правда, крутить этот трек местные радиостанции до сих пор не решаются.


В том, что государственной машине, которая не в силах осуществлять эффективную превенцию, проще наказывать потребителей наркотиков, согласны почти все опрошенные эксперты. Но в представлениях большинства Грузия — это родина виноделия, а грузины — люди, способные сутками проводить у стола во главе с тамадой, произнося высокопарные тосты.


Выпивать залпом не один кубок с красным вином — многие десятилетия это считалось главным достоинством мужчины в этих краях. С годами традиции застолья и культ тамады, хоть и медленно, но начинают себя изживать. Для грузинского общества тема декриминализации наркотиков стала своего рода лакмусовой бумагой. Но пока, судя по всему, традиционно настроенная часть этого общества не готова переходить с вина на марихуану.