Джентрификация (облагораживание района города) — процесс возрождения центральных частей целого ряда городов Запада. Джентрификация предполагает реконструкцию отдельных кварталов городов, интересных с исторической точки зрения, или обладающих преимуществами с точки зрения экологии, с последующим поселением здесь состоятельных людей.

Когда лучи весеннего солнца освещают здания медового цвета во французском городе Бордо, мало кто из туристов, вышедших на балконы, чтобы встретить утро, обращают внимание на стикер, приклеенный на фонарном столбе. «Parisien rentre chez toi», — говорится в нем. «Парижане, езжайте домой». Под этими словами можно разглядеть рисунок, где изображен скоростной поезд, на котором теперь можно добраться из французской столицы в Бордо менее чем за два часа.


Открытие этой высокоскоростной железнодорожной ветки, состоявшееся летом прошлого года, не просто позволило сократить время на дорогу между Парижем и Бордо. В Бордо уже давно идет процесс джентрификации, которая стала побочным результатом продвигаемой мэром города Аленом Жюппе (Alain Juppé) программы возрождения города, включающей в себя, помимо всего прочего, очистку знаменитых памятников архитектуры, запуск новой трамвайной системы и открытие музея вина La Cité du Vin. Однако с открытием высокоскоростной железнодорожной ветки состоятельные парижане, которых в Бордо привлекают солнечный климат, более размеренный темп жизни и более низкие цены на недвижимость, стали массово переезжать туда.


Более 70% новых жителей Бордо переехали туда из Парижа и его окрестностей, и теперь Бордо стал одним из тех французских городов, где цены на более старую недвижимость держатся на очень высоком уровне: средняя цена за квадратный метр такой недвижимости составляет 3730 евро — это на 12% выше, чем в прошлом году. По мере роста цен на недвижимость стали расти и цены на аренду жилья.


39-летняя Жюли Тайак и ее 41-летний партнер Седрик Турменир были вынуждены переехать в коммуну Салон, расположенную в 26 километрах от Бордо, потому что аренда жилья в Бордо стала обходиться им очень дорого. Тайак пришлось уйти с работы, а Турменир теперь тратит около часа на то, чтобы добраться до Бордо, где он продолжает работать.


«С тех пор я постоянно рассылаю резюме, но никто не хочет брать на работу человека, живущего так далеко, — говорит Тайак. — Здесь всего около получаса езды, если на дорогах нет пробок, но за последние пару лет ситуация на дорогах стала ужасной. Поэтому теперь из-за стоимости аренды и пробок на дорогах я осталась без работы и живу в глухой провинции».


«Я вижу, что Бордо меняется и меняется не к лучшему. Численность населения продолжает расти, а инфраструктура остается прежней. Ситуация на дорогах — это кошмар, цены на жилье стали просто дикими. Это очень печально, потому что прежде этот город был очень комфортным для жизни».


Тайак не стала обвинять во всем происходящем парижан, но другие решили высказаться более откровенно.


«Сегодня только очень богатые люди могут позволить себе жить в Бордо, и многие из вновь прибывших — парижане», — сказал Винсан Бар (Vincent Bart), сооснователь антипарижской страницы в «Фейсбуке» под названием «Фронт освобождения Бордо от парижан» (Front de Libération Bordeluche face au Parisianisme).


«По правде говоря, утверждения, что мы «боремся» с «парижанством, — это юмористический способ заявить о том, что наш город был попросту распродан. На самом деле мы не сердимся на парижан, которые имеют право свободно передвигаться, как и все граждане европейских стран. Мы сердимся на муниципалитет Бордо, который вытесняет наименее состоятельных жителей во все более удаленные пригороды».


У странички Бара — более 8 тысяч фоловеров, но «двойная джентрификация» характерна не только для Бордо. По мере того, как глобальная урбанизация делает центры городов все более дорогостоящими, крупные города по всему миру начинают постепенно «джентрифицировать» своих соседей. Когда-то Лондон спровоцировал рост цен на недвижимость в Шордиче, а теперь Шордич делает то же самое с Маргейтом. То же самое происходит с Берлином и Лейпцигом, Торонто и Гамильтоном и многими другими городами.


«Те же процессы мы наблюдаем и в Нью-Йорке, где джентрификация спровоцировала такой значительный рост цен, что представители искусства больше не могли позволить себе жить там, — объяснила Лоретта Лиз (Loretta Lees) из университета Лестера, которая написала несколько книг о джентрификации. — Поэтому некоторые из них переехали в Детройт, и их деятельность там подстегнула процесс джентрификации в этом городе».


«Подобным же образом проводники джентрификации в Силвер-Лейк, Лос-Анджелес, переехали туда, потому что это место напоминало им места, которые были им хорошо знакомы, такие как Уильямсберг в Нью-Йорке или Кройцберг в Берлине».


В Великобритании, по некоторым данным, в последние десять лет люди переезжают из Лондона в Лидс и Бирмингем. По словам Лиз, феномен джентрификации стал затрагивать такие маленькие прибрежные города и деревни, как Брайтон и Маргейт.


Гастингс уже получил прозвище «Шордич Суссекса». Его потускневший викторианский блеск, отреставрированный пирс и относительно дешевая недвижимость оказались очень соблазнительным сочетанием для лондонцев, которым местные жители дали довольно обидное прозвище FILTH (Failed in London, Try Hastings — «потерпел неудачу в Лондоне, попробуй себя в Гастингсе»). Здесь цены на недвижимость тоже быстро выросли. По данным компании CACI, средняя стоимость жилья в Гастингсе выросла на 18% с 2015 по 2017 год.


Теперь, как и в Лондоне, властям Гастингса приходится принимать меры для того, чтобы каким-то образом нейтрализовать последствия спекуляций на рынке недвижимости и неравноправия, которые являются наихудшими проявлениями джентрификации. Rock House, который был открыт в 2016 году, представляет собой многофункциональное здание, объединяющее в себе доступное жилье, сдаваемые в аренду офисные площади и пространство для совместного творчества, предназначенное для людей, которые отвечают критериям «потребности, энтузиазма, сотрудничества и связей», особенно с более широким сообществом.


«Мы все понимали, что джентрификация движется по направлению к Гастингсу, и нас это очень беспокоило, — сказала Джесс Стил (Jess Steele), директор White Rock Neighbourhood Ventures — совместного проекта трех социальных предприятий, которым принадлежит Rock House. — Дело не в том, что мы ненавидим лондонцев или пытаемся закрыть ворота — в конце концов, нельзя винить людей за то, что они хотят жить в красивом и дешевом Гастингсе, где царит творческая атмосфера. Но мы выступаем против джентрификации. Поэтому мы решили, что лучший способ справиться с ее наиболее негативными последствиями — это создать как минимум несколько доступных мест для жилья и работы и постоянно их защищать».


Однако у процесса джентрификации есть и положительные стороны, как утверждает Рэндэлл Хансен (Randall Hansen), директор Школы международных исследований Мунка при университете Торонто, специализирующийся на миграции.


«Как и многое другое в жизни, джентрификация — во всех ее формах — может иметь положительные и отрицательные стороны, — объяснил он. — Да, люди лишаются возможности жить там, где они жили прежде, однако джентрификация может вдохнуть новую жизнь во многие города: уровень преступности падает,  здания в аварийном состоянии ремонтируются, появляются новые рабочие места, и в целом атмосфера и внешний вид этих городов заметно улучшаются».


Он указал на то, что кризис на рынке недвижимости Торонто заставил его жителей обратить внимание на соседний Гамильтон, который находится всего в часе езды и который долгое время находился в тяжелой ситуации. «Прямым следствием джентрификации Торонто стала джентрификация Гамильтона, и, я думаю, вам придется приложить немало усилий для того, чтобы найти людей, считающих это чем-то плохим».


«Та же история произошла и с Берлином, где мне тоже довелось прожить некоторое время. 20 лет назад Лейпциг был умирающим городом, стремительно терявшим население. Но по мере джентрификации Берлина люди все чаще стали обращать внимание на Лейпциг, и в 2015 году впервые из Берлина в Лейпциг переехало больше людей, чем из Лейпцига в Берлин».


Между тем многие жители Бордо не видят никаких положительных сторон в его стремительной джентрификации. «У этой проблемы нет чудесного решения, — говори Бар. — Мы просто просим своих избранных чиновников перестать продавать недвижимость в нашем городе чужакам, потому что этот процесс оказался чрезвычайно разрушительным».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.